6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ВКО – это задача, а не система

Можем ли мы защититься от нападения из Космоса?

Как отбить атаку из космоса?

Автор – Дмитрий Рогозин

Военное строительство в нашей стране после достаточно длительного и болезненного периода спада всё увереннее набирает свои обороты. Сегодня мы можем говорить уже не только о преодолении негативных процессов в отдельных вопросах военного строительства, но и о первых успешных шагах в реализации новых направлений обеспечения военной безопасности. Одним из таких направлений является создание системы Воздушно-Космической Обороны (ВКО) Российской Федерации.

Её необходимость обусловлена, прежде всего, совершенствованием средств воздушно-космического нападения (СВКН), массовым развитием и принятием на вооружение высокоточного оружия (в том числе крылатых ракет), разработкой гиперзвуковых технологий и, как результат, превращением воздушного и космического пространства в единую сферу вооружённой борьбы. Беспрецедентное усиление рисков и потенциальных угроз, исходящих из воздушно-космического пространства, сегодня является неоспоримым фактом.

Концепция ВКО

Для создания полноценной системы ВКО в России разработана и одобрена Президентом страны Концепция воздушно-космической обороны Российской Федерации. Её положения, получившие своё дальнейшее развитие в Указе Президента Российской Федерации 2012 года, определили роль, место, задачи, принципы, основные направления и этапы развития воздушно-космической обороны, общие организационные принципы её построения. Что касается задач ВКО, то они сформулированы следующим образом:

  • задачи, решаемые в интересах реализации стратегического ядерного сдерживания;
  • задачи, решаемые в интересах охраны государственной границы в воздушном пространстве Российской Федерации, контроля порядка использования воздушного пространства Российской Федерации и пресечения нарушений его использования, а также контроля космического пространства;
  • задачи, решаемые в интересах борьбы с воздушно-космическим противником в ходе военных конфликтов различного масштаба.

Решение всех трёх групп задач имеет стратегическую важность для современной России. Неслучайно вопросы создания системы воздушно-космической обороны привлекают широкое внимание многих специалистов и просто думающих людей.

Будучи председателем Военно-Промышленной Комиссии при правительстве Российской Федерации, непосредственно занимаясь решением проблем технического оснащения Вооружённых сил, подтверждаю, что именно создание технической основы является главным условием создания перспективной системы воздушно-космической обороны и наиболее ресурсоёмкой составляющей её строительства. Это становится понятным из простого анализа технического состояния вооружения и боевых возможностей существующих группировок войск (сил) Российской Федерации, решающих задачи ВКО в настоящее время.

Наращивание возможностей

К сожалению, наши возможности по решению задач ВКО до последнего времени были ограничены. Особое беспокойство вызывало состояние информационных систем, обеспечивающих предупреждение о ракетном нападении и осуществляющих радиолокационную разведку воздушного пространства.

Не могло нас устраивать и состояние «огневых» систем ВКО, призванных решать задачи борьбы с воздушно-космическим противником. Здесь, как и в средствах разведки, имело место неудовлетворительное техническое состояние определённой части вооружения, вследствие выработки им установленного ресурса, а также низкая доля современных образцов, обеспечивающих эффективное противоборство со всеми типами средств воздушно-космического нападения вероятного противника.

Анализ действий государств НАТО, которые буквально расстреляли высокоточным оружием сначала Югославию, а затем Ирак и Ливию, не дав при этом ни одного шанса на непосредственный контакт своих вооружённых сил с воинскими формированиями стран-жертв, оказавшихся неспособными противостоять нападению традиционными средствами противовоздушной обороны (ПВО), послужил причиной принятия политическим и военным руководством России решения форсировано развивать потенциал сдерживания новых воздушно-космических угроз.

Разумеется, разрыв между возможностями СВКН и ПВО/ВКО надо было срочно ликвидировать, поскольку брешь в технической основе обороны является серьёзным источником угрозы военной и в целом национальной безопасности.

Повторю: речь идёт не столько о совершенствовании организационных структур, сколько об опережающем развитии техники, способной вести борьбу со всеми типами современных и перспективных СВКН. Ведь главная проблема не в «рассадке» должностных лиц, а в разработке перспективной технической основы.

Любое отставание технической основы воздушно-космической обороны от развития СВКН может привести к ситуации конца 40-х – начала 50-х годов прошлого века, когда самолёты-разведчики США и других стран НАТО многократно и безнаказанно вторгались в воздушное пространство СССР, а специалисты Пентагона вели детальную проработку планов по ядерной бомбардировке крупнейших городов Советского Союза. В то время у СССР не было эффективных средств уничтожения высотных и скоростных самолётов противника.

Осознавая масштабы надвигающейся опасности, руководство СССР в своё время приняло энергичные и достаточно эффективные меры по укреплению своей противовоздушной обороны. До сих пор не могут не впечатлять предельно сжатые сроки создания принципиально нового вооружения – зенитных ракетных систем, сверхзвуковых истребителей-перехватчиков, а также радиолокационных станций. Уже в 1955 году была принята на вооружение система С-25 «Беркут», решившая проблему противовоздушной обороны Москвы. Впоследствии за непродолжительное время был создан целый ряд эффективных систем ПВО, которыми были оснащены подразделения, части и соединения войск ПВО страны, войск ПВО Сухопутных войск, ВВС и ВМФ.

Огромные усилия руководство СССР принимало и в области создания и совершенствования средств и систем стратегического сдерживания – прежде всего ядерного оружия и его носителей. Испытания атомной бомбы в нашей стране были проведены в 1949-м, а водородной – в 1953 году. В 1957 году, запустив искусственный спутник Земли и опередив при этом США, Советский Союз получил принципиально новое средство доставки – межконтинентальную баллистическую ракету. Уже в декабре 1959 года были созданы Ракетные войска стратегического назначения, последовательное наращивание возможностей которых положило конец эпохе ядерной монополии США и неуязвимости их территории.

В условиях развернувшейся гонки ракетных вооружений руководством СССР были также приняты энергичные меры по созданию системы противоракетной обороны. Её первые успешные испытания путём уничтожения головной части МБР были (впервые в мире!) проведены нами 4 марта 1961 года.

Будущее – за перспективными системами

Анализ уже полученных и ожидаемых результатов проводимых работ в области создания системы ВКО показывает, что добиться существенного повышения возможностей в борьбе со средствами воздушно-космического нападения можно только при создании перспективных систем вооружения, их производстве в необходимом количестве и оснащении ими войск (сил), решающих задачи ВКО. Однако это требует решения многих научных, технологических и производственных проблем, а также затрат немалых финансовых ресурсов и времени. Именно поэтому данная работа находится в ведении и под непосредственным контролем Военно-Промышленной Комиссии при правительстве Российской Федерации. Мы исходим из того, что создание системы ВКО может быть осуществлено только поэтапно, по мере приобретения новых знаний, освоения технологий и формирования соответствующих экономических условий.

Создание перспективных систем вооружения, их производство в необходимом количестве и оснащение ими войск (сил) невозможно без определения основных ориентиров военно-технической политики, а также чёткого и непрерывного управления всеми этапами этого процесса. Как показывает отечественный опыт военного строительства последних десятилетий, крайне негативное влияние на качество управления процессом создания вооружения оказывала реформистская лихорадка, неуёмное желание «двигать мебель» в кабинете начальника, что, как правило, подменяло работу по достижению действительно нужного и важного результата.

Важнейшим шагом военно-политического руководства страны в деле создания воздушно-космической обороны стало решение Дмитрия Медведева в 2011 году сформировать новый род войск Вооружённых сил Российской Федерации – Войска ВКО. Это позволило решить одну из основных задач, способствующих строительству ВКО, – сформировать стратегический орган военного управления – Командование Войск ВКО, ответственное за создание системы ВКО на основе интеграции систем ПВО и РКО.

При непосредственном активном участии командования Войск ВКО в интересах строительства системы воздушно-космической обороны РФ в Государственной программе вооружения на период 2010-2020 годов (ГПВ-2020) был задан значительный объём НИОКР, включающий как общесистемные работы, так и работы по созданию образцов вооружения ВКО.

Вся «архитектура» общесистемных работ направлена, прежде всего, на решение вопросов создания системы воздушно-космической обороны Российской Федерации и её важнейших подсистем, а также формирования системы исходных данных, необходимых для обоснования требований к вооружению и военной технике ВКО, определения замысла на воздушно-космическую оборону, создания группировок войск (сил) ВКО и их дальнейшего совершенствования.

Читать еще:  Коммандо Ями - отряд коммандос ВМС Израиля

Планируемые и проводимые работы по созданию образцов вооружения ВКО включают большой перечень НИОКР, направленных на создание информационных, силовых (огневых, помеховых и др.), управляющих и обеспечивающих компонентов, входящих в состав подсистем разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, поражения и подавления, управления и обеспечения.

При создании перспективного вооружения приоритетное развитие должны получить средства и системы воздушного и космического базирования (в том числе беспилотные и аэростатные), загоризонтные радиолокационные станции, универсальные межвидовые зенитно-ракетные системы различной дальности действия, лазерные комплексы различных видов базирования и назначения, перспективные авиационные комплексы фронтовой авиации, комплексы помех различного назначения, перспективные системы АСУ и связи.

Помимо модернизации существующих и создания новых средств и систем ВКО, идут масштабные работы по подготовке промышленности к выпуску современной техники, а также по развитию инфраструктуры территории страны в интересах обеспечения эффективной и надёжной ВКО.

Проработка вопросов создания системы ВКО и её элементов неизбежно выйдет за рамки ГПВ-2020. Это обусловлено исключительной сложностью проблем, которые предстоит решить. При этом разработка вооружения ВКО должна быть согласована с мероприятиями по организационному строительству ВКО. Наилучшие условия будут созданы при возложении на одно должностное лицо персональной ответственности за организацию Воздушно-Космической Обороны. Это обусловлено скоротечностью событий в случае внезапного воздушно-космического нападения и необходимостью принятия мгновенных мер по его парированию и доведению до высшего политического и военного руководства страны всей объективной информации о начавшейся агрессии.

В настоящее время завершается работа по формированию концерна ВКО, в который должны войти основные предприятия – разработчики системы ВКО и её элементов. Это необходимо для максимального сосредоточения усилий и повышения управляемости процессом разработки.

Огромный объём работ по совершенствованию и дальнейшему развитию авиационной техники и вооружения предстоит выполнить и по линии Военно-Воздушных Сил. Для ударной авиации, например, нужны новые средства информационного обеспечения о наземной обстановке, а также системы управления. Причём, данные средства и системы должны разрабатываться в увязке с информационным обеспечением ракетных войск и артиллерии, ракетных систем и артиллерии ВМФ в общей системе поражения критически важных объектов агрессора. Не менее сложным вопросом является создание технической основы Дальней и Военно-транспортной авиации.

Таким образом, на нынешнем этапе военного строительства необходимо действовать системно и последовательно, сосредоточивая усилия на создании материально-технической основы Воздушно-Космической Обороны и Военно-Воздушных Сил будущего. Только тогда мы будем уверены в способности отразить воздушно-космическое нападение более мощного в экономическом плане врага и нанести ему непоправимый ущерб в ответно-встречном противоборстве.

Можем ли мы защититься от нападения из Космоса?

Как отбить атаку из космоса?

Автор – Дмитрий Рогозин

Военное строительство в нашей стране после достаточно длительного и болезненного периода спада всё увереннее набирает свои обороты. Сегодня мы можем говорить уже не только о преодолении негативных процессов в отдельных вопросах военного строительства, но и о первых успешных шагах в реализации новых направлений обеспечения военной безопасности. Одним из таких направлений является создание системы Воздушно-Космической Обороны (ВКО) Российской Федерации.

Её необходимость обусловлена, прежде всего, совершенствованием средств воздушно-космического нападения (СВКН), массовым развитием и принятием на вооружение высокоточного оружия (в том числе крылатых ракет), разработкой гиперзвуковых технологий и, как результат, превращением воздушного и космического пространства в единую сферу вооружённой борьбы. Беспрецедентное усиление рисков и потенциальных угроз, исходящих из воздушно-космического пространства, сегодня является неоспоримым фактом.

Концепция ВКО

Для создания полноценной системы ВКО в России разработана и одобрена Президентом страны Концепция воздушно-космической обороны Российской Федерации. Её положения, получившие своё дальнейшее развитие в Указе Президента Российской Федерации 2012 года, определили роль, место, задачи, принципы, основные направления и этапы развития воздушно-космической обороны, общие организационные принципы её построения. Что касается задач ВКО, то они сформулированы следующим образом:

  • задачи, решаемые в интересах реализации стратегического ядерного сдерживания;
  • задачи, решаемые в интересах охраны государственной границы в воздушном пространстве Российской Федерации, контроля порядка использования воздушного пространства Российской Федерации и пресечения нарушений его использования, а также контроля космического пространства;
  • задачи, решаемые в интересах борьбы с воздушно-космическим противником в ходе военных конфликтов различного масштаба.

Решение всех трёх групп задач имеет стратегическую важность для современной России. Неслучайно вопросы создания системы воздушно-космической обороны привлекают широкое внимание многих специалистов и просто думающих людей.

Будучи председателем Военно-Промышленной Комиссии при правительстве Российской Федерации, непосредственно занимаясь решением проблем технического оснащения Вооружённых сил, подтверждаю, что именно создание технической основы является главным условием создания перспективной системы воздушно-космической обороны и наиболее ресурсоёмкой составляющей её строительства. Это становится понятным из простого анализа технического состояния вооружения и боевых возможностей существующих группировок войск (сил) Российской Федерации, решающих задачи ВКО в настоящее время.

Наращивание возможностей

К сожалению, наши возможности по решению задач ВКО до последнего времени были ограничены. Особое беспокойство вызывало состояние информационных систем, обеспечивающих предупреждение о ракетном нападении и осуществляющих радиолокационную разведку воздушного пространства.

Не могло нас устраивать и состояние «огневых» систем ВКО, призванных решать задачи борьбы с воздушно-космическим противником. Здесь, как и в средствах разведки, имело место неудовлетворительное техническое состояние определённой части вооружения, вследствие выработки им установленного ресурса, а также низкая доля современных образцов, обеспечивающих эффективное противоборство со всеми типами средств воздушно-космического нападения вероятного противника.

Анализ действий государств НАТО, которые буквально расстреляли высокоточным оружием сначала Югославию, а затем Ирак и Ливию, не дав при этом ни одного шанса на непосредственный контакт своих вооружённых сил с воинскими формированиями стран-жертв, оказавшихся неспособными противостоять нападению традиционными средствами противовоздушной обороны (ПВО), послужил причиной принятия политическим и военным руководством России решения форсировано развивать потенциал сдерживания новых воздушно-космических угроз.

Разумеется, разрыв между возможностями СВКН и ПВО/ВКО надо было срочно ликвидировать, поскольку брешь в технической основе обороны является серьёзным источником угрозы военной и в целом национальной безопасности.

Повторю: речь идёт не столько о совершенствовании организационных структур, сколько об опережающем развитии техники, способной вести борьбу со всеми типами современных и перспективных СВКН. Ведь главная проблема не в «рассадке» должностных лиц, а в разработке перспективной технической основы.

Любое отставание технической основы воздушно-космической обороны от развития СВКН может привести к ситуации конца 40-х – начала 50-х годов прошлого века, когда самолёты-разведчики США и других стран НАТО многократно и безнаказанно вторгались в воздушное пространство СССР, а специалисты Пентагона вели детальную проработку планов по ядерной бомбардировке крупнейших городов Советского Союза. В то время у СССР не было эффективных средств уничтожения высотных и скоростных самолётов противника.

Осознавая масштабы надвигающейся опасности, руководство СССР в своё время приняло энергичные и достаточно эффективные меры по укреплению своей противовоздушной обороны. До сих пор не могут не впечатлять предельно сжатые сроки создания принципиально нового вооружения – зенитных ракетных систем, сверхзвуковых истребителей-перехватчиков, а также радиолокационных станций. Уже в 1955 году была принята на вооружение система С-25 «Беркут», решившая проблему противовоздушной обороны Москвы. Впоследствии за непродолжительное время был создан целый ряд эффективных систем ПВО, которыми были оснащены подразделения, части и соединения войск ПВО страны, войск ПВО Сухопутных войск, ВВС и ВМФ.

Огромные усилия руководство СССР принимало и в области создания и совершенствования средств и систем стратегического сдерживания – прежде всего ядерного оружия и его носителей. Испытания атомной бомбы в нашей стране были проведены в 1949-м, а водородной – в 1953 году. В 1957 году, запустив искусственный спутник Земли и опередив при этом США, Советский Союз получил принципиально новое средство доставки – межконтинентальную баллистическую ракету. Уже в декабре 1959 года были созданы Ракетные войска стратегического назначения, последовательное наращивание возможностей которых положило конец эпохе ядерной монополии США и неуязвимости их территории.

Читать еще:  Первая сенсация блицкрига

В условиях развернувшейся гонки ракетных вооружений руководством СССР были также приняты энергичные меры по созданию системы противоракетной обороны. Её первые успешные испытания путём уничтожения головной части МБР были (впервые в мире!) проведены нами 4 марта 1961 года.

Будущее – за перспективными системами

Анализ уже полученных и ожидаемых результатов проводимых работ в области создания системы ВКО показывает, что добиться существенного повышения возможностей в борьбе со средствами воздушно-космического нападения можно только при создании перспективных систем вооружения, их производстве в необходимом количестве и оснащении ими войск (сил), решающих задачи ВКО. Однако это требует решения многих научных, технологических и производственных проблем, а также затрат немалых финансовых ресурсов и времени. Именно поэтому данная работа находится в ведении и под непосредственным контролем Военно-Промышленной Комиссии при правительстве Российской Федерации. Мы исходим из того, что создание системы ВКО может быть осуществлено только поэтапно, по мере приобретения новых знаний, освоения технологий и формирования соответствующих экономических условий.

Создание перспективных систем вооружения, их производство в необходимом количестве и оснащение ими войск (сил) невозможно без определения основных ориентиров военно-технической политики, а также чёткого и непрерывного управления всеми этапами этого процесса. Как показывает отечественный опыт военного строительства последних десятилетий, крайне негативное влияние на качество управления процессом создания вооружения оказывала реформистская лихорадка, неуёмное желание «двигать мебель» в кабинете начальника, что, как правило, подменяло работу по достижению действительно нужного и важного результата.

Важнейшим шагом военно-политического руководства страны в деле создания воздушно-космической обороны стало решение Дмитрия Медведева в 2011 году сформировать новый род войск Вооружённых сил Российской Федерации – Войска ВКО. Это позволило решить одну из основных задач, способствующих строительству ВКО, – сформировать стратегический орган военного управления – Командование Войск ВКО, ответственное за создание системы ВКО на основе интеграции систем ПВО и РКО.

При непосредственном активном участии командования Войск ВКО в интересах строительства системы воздушно-космической обороны РФ в Государственной программе вооружения на период 2010-2020 годов (ГПВ-2020) был задан значительный объём НИОКР, включающий как общесистемные работы, так и работы по созданию образцов вооружения ВКО.

Вся «архитектура» общесистемных работ направлена, прежде всего, на решение вопросов создания системы воздушно-космической обороны Российской Федерации и её важнейших подсистем, а также формирования системы исходных данных, необходимых для обоснования требований к вооружению и военной технике ВКО, определения замысла на воздушно-космическую оборону, создания группировок войск (сил) ВКО и их дальнейшего совершенствования.

Планируемые и проводимые работы по созданию образцов вооружения ВКО включают большой перечень НИОКР, направленных на создание информационных, силовых (огневых, помеховых и др.), управляющих и обеспечивающих компонентов, входящих в состав подсистем разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, поражения и подавления, управления и обеспечения.

При создании перспективного вооружения приоритетное развитие должны получить средства и системы воздушного и космического базирования (в том числе беспилотные и аэростатные), загоризонтные радиолокационные станции, универсальные межвидовые зенитно-ракетные системы различной дальности действия, лазерные комплексы различных видов базирования и назначения, перспективные авиационные комплексы фронтовой авиации, комплексы помех различного назначения, перспективные системы АСУ и связи.

Помимо модернизации существующих и создания новых средств и систем ВКО, идут масштабные работы по подготовке промышленности к выпуску современной техники, а также по развитию инфраструктуры территории страны в интересах обеспечения эффективной и надёжной ВКО.

Проработка вопросов создания системы ВКО и её элементов неизбежно выйдет за рамки ГПВ-2020. Это обусловлено исключительной сложностью проблем, которые предстоит решить. При этом разработка вооружения ВКО должна быть согласована с мероприятиями по организационному строительству ВКО. Наилучшие условия будут созданы при возложении на одно должностное лицо персональной ответственности за организацию Воздушно-Космической Обороны. Это обусловлено скоротечностью событий в случае внезапного воздушно-космического нападения и необходимостью принятия мгновенных мер по его парированию и доведению до высшего политического и военного руководства страны всей объективной информации о начавшейся агрессии.

В настоящее время завершается работа по формированию концерна ВКО, в который должны войти основные предприятия – разработчики системы ВКО и её элементов. Это необходимо для максимального сосредоточения усилий и повышения управляемости процессом разработки.

Огромный объём работ по совершенствованию и дальнейшему развитию авиационной техники и вооружения предстоит выполнить и по линии Военно-Воздушных Сил. Для ударной авиации, например, нужны новые средства информационного обеспечения о наземной обстановке, а также системы управления. Причём, данные средства и системы должны разрабатываться в увязке с информационным обеспечением ракетных войск и артиллерии, ракетных систем и артиллерии ВМФ в общей системе поражения критически важных объектов агрессора. Не менее сложным вопросом является создание технической основы Дальней и Военно-транспортной авиации.

Таким образом, на нынешнем этапе военного строительства необходимо действовать системно и последовательно, сосредоточивая усилия на создании материально-технической основы Воздушно-Космической Обороны и Военно-Воздушных Сил будущего. Только тогда мы будем уверены в способности отразить воздушно-космическое нападение более мощного в экономическом плане врага и нанести ему непоправимый ущерб в ответно-встречном противоборстве.

Приоритеты современных войн

Воздушно-космическая оборона приобретает первостепенное значение

В современных условиях и в обозримой перспективе в крупномасштабной обычной войне, особенно в ее начальный период, первостепенное значение приобретает воздушно-космическая оборона (ВКО) страны, силы и средства которой должны быть настолько достаточными и высокоэффективными, чтобы в полном объеме и с установленной достоверностью решить свои задачи в стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения (ВКН) противника (СО ОВКН).

Разработка вопросов теории и практики строительства ВКО и ее оперативно-стратегического применения — важнейшая научная проблема в интересах обеспечения надежной национальной безопасности нашей Родины в военной сфере.

В «Независимом военном обозрении» N 7 за 2003 г. опубликована статья Бориса Чельцова и Сергея Волкова «Россия строит воздушно-космическую оборону». Ее тема весьма актуальна, а публикация своевременна. Статья, образно говоря, как бы открывает занавес для всестороннего научного обсуждения доступных для широкого круга читателей вопросов ВКО в открытых средствах массовой информации и прежде всего на страницах «НВО». Авторы статьи считают, что разработка мероприятий по развитию теоретической базы воздушно-космической обороны приходится на начало 90-х. Это не в полной мере соответствует истории ее развития в нашей стране.

Предназначение и состявляющие ВКО

Одним из основных положений теоретической базы ВКО следует считать предназначение воздушно-космической обороны. В статье оно преднамеренно или случайно представлено в двух вариантах.

Все изложенное в публикации — убедительное свидетельство того, что, по взглядам ее авторов, ВКО — это и не вид, и не род войск, а межвидовая государственная система, включающая в себя силы и средства борьбы с воздушно-космическим противником, имеющиеся в видах ВС России.

Такой оргструктуры ВКО — межвидовой государственной системы еще не было в отечественных Вооруженных силах. В ВС США ВКО организационно уже функционирует в виде командования ВКО.

Известно, что война — инструмент политики. Вооруженная борьба — основная форма ведения войны — осуществляется во всех физических сферах (суша, море, воздушно-космическое пространство) ведением военных действий. История войн знает два вида военных действий — наступление (контрнаступление) и оборона; основные формы оперативного применения объединений видов ВС: операции и боевые действия. Это фундаментальные понятия теории и практики оперативного искусства.

Федеральным законом «Об обороне» определены основы и организация обороны РФ, непосредственно распространяющиеся и на ВКО как вид военных действий, а не на так называемую межвидовую государственную систему.

В равной степени положения федерального закона распространяются и на противодесантную, и на противолодочную оборону, и на другие виды обороны.

Статья 2 закона содержит общие положения по организации обороны как вида военных действий, относящиеся к ВКО. В ст. 14 и 15 закона изложены основные функции Министерства обороны и Генерального штаба ВС РФ в области обороны государства.

Читать еще:  Стволы стрелкового оружия

Воздушно-космическое пространство (ВКП) включает все пространство, простирающееся над земной поверхностью. Его нижняя граница — поверхность Земли (суша или вода), а верхняя уходит в бесконечность. Оно может быть использовано наиболее эффективно, если рассматривать его как единое целое, несмотря на физические различия между атмосферой и космосом, учитывая, что между ними нет четко очерченных границ. ВКП не имеет естественных границ, естественных препятствий.

Из выше изложенного следует вывод, что воздушно-космическому пространству, как и другим физическим сферам военных действий (суша, море), свойственны два вида военных действий:

— воздушно-космическая оборона (ВКО);

— воздушно-космическое наступление (ВКН).

В интересах всесторонней разработки теоретических основ ВКО целесообразно методологически ее представить как единое целое, состоящее из двух составляющих — воздушной и космической, взаимосвязанных и обусловливающих друг друга.

Основополагающей в разработке теории и практики ВКО следует рассматривать теорию и практику воздушной составляющей ВКО. Это принципиальное положение. Общепризнанно, что интенсивное развитие средств воздушного нападения в годы Первой мировой войны вызвало необходимость создания специальных средств борьбы с ними и разработки мер воздушной обороны для прикрытия войск и объектов тыла.

Следует обратить внимание на то, что термины «воздушная оборона» и «воздушно-космическая оборона» объективно отражают в себе физическую сферу, в которой ведутся оборонительные военные действия, а именно — воздушное пространство, а не противовоздушное пространство.

Развитие и становление

Требования к ПВО особенно возросли после Великой Отечественной войны, что было обусловлено наличием у США ядерного оружия; качественным ростом стратегической авиации; принятием на вооружение МБР, атомных подводных лодок — ракетоносцев; созданием Североатлантического союза с его мощной авиационной группировкой, группировкой оперативно-тактических ракет, сильной объединенной системой ПВО НАТО.

Постановлением Совета Народных Комиссаров (СНК) СССР от 25 февраля 1946 г. в Советской армии вводится должность командующего Войсками ПВО (ВПВО) страны, которая через восемь лет (в 1954 г.) преобразуется в должность главнокомандующего ВПВО страны в ранге заместителя МО СССР. ВПВО становятся видом ВС СССР.

Совершенствуется их оргструктура: создаются округа ПВО, АПВО, ИАК ПВО. Войска ПВО страны изменяются качественно за счет принятия на вооружение высокоэффективных по тому времени ЗРК (С-75, С-125), бурного роста ИА ПВО (в 1958 г. в ВПВО было 4907 реактивных самолетов-истребителей); создания сплошного радиолокационного поля наблюдения за воздушно-космическим пространством (ВКП).

ВКП становится реальной сферой противостояния сил и средств воздушно-космического нападения (ВКН) и воздушно-космической обороны (ВКО).

В 1967 г. в составе ВПВО страны создаются Войска ракетно-космической обороны (РКО).

Исследования, выполненные в нашей стране в 60-70-е гг. XX в., явились основанием для важного вывода: существует реальная возможность совместного применения против СССР как сил (средств) воздушного, так и ракетного (космического) нападения.

Этот важнейший вывод результатов теоретических исследований явился основополагающим для строительства системы предупреждения о ракетном нападении (ПРН) как составной части Войск ПВО страны.

В августе 1978 г. система ПРН заданного состава была принята на вооружение, и Войска ПВО в этом же году были готовы решать задачу предупреждения о ракетном нападении на страну со всех ракетоопасных направлений, обеспечивая этим самым организацию ответно-встречных ударов требуемой мощности при любом варианте действий стратегических наступательных сил потенциального противника. Система ПРН постоянно совершенствовалась и начиная с 1985 г. стала способной обеспечивать максимально возможное время предупреждения (например, близкое к времени полета ракет с других континентов, в то числе с континентальных баз США).

Война в Персидском заливе 1991 г. (операция «Буря в пустыне») убедительно подтвердила возможность совместного применения БР с ОБЧ и самолетов по противнику (Ирак в январе 1991 г. нанес удар по объектам Израиля БР «Скад» с ОБЧ).

16 июля 1997 г. президент РФ издал Указ «О первоочередных мерах по реформированию Вооруженных сил Российской Федерации и совершенствовании их структуры». В соответствии с указом два вида ВС — ВПВО и ВВС — к 1 января 1999 г. были преобразованы в один вид ВС — Военно-воздушные силы. Таким образом, начало разработки теоретических основ отечественной ВКО и реализации их в практике ее создания относится к 60-м, а не к 90-м годам XX в.

Все изложенное позволяет утверждать, что ВКО должна функционировать как составная часть нового вида ВС РФ — преобразованных Военно-воздушных сил.

Создание ВКО как «межвидовой государственной системы» неприемлемо и связано, как очевидно, с неизбежным разрушением структуры преобразованных ВВС, так как без этого невозможно вновь создать материально-техническую базу для ВКО как межвидовой государственной системы, что предлагают авторы вышеназванной статьи. А это, в свою очередь, потребует необоснованного расходования больших финансовых средств, что недопустимо.

Война в Ираке, начатая США и Великобританией в 5 часов 40 минут 20 марта 2003 г., еще раз продемонстрировала постоянно растущую роль военной авиации и высокоточных крылатых ракет морского базирования (КРМБ) в военных действиях, а следовательно, и необходимость повышения эффективности средств воздушно-космической обороны.

В операции «Буря в пустыне» за 40 суток воздушной кампании были применены 282 высокоточные КР; в операции «Лиса в пустыне» всего лишь за четверо суток было применено 425 КР. Налицо рост применения высокоточных КР за сутки военных действий в 15 раз. Во второй войне в Персидском заливе, в марте с.г. интенсивность применения высокоточных КР, особенно КРМБ, резко возросла. По располагаемым данным, за первые трое суток войны против Ирака применено около 1000 высокоточных КРМБ, в основном по объектам столицы Ирака — Багдада. Это привело не только к разрушению заданных целей в городе, но и к сотням жертв среди мирного населения.

Опыт обычных войн последнего десятилетия XX и начала XXI в. свидетельствует о том, что одной из основных задач ВКО, ее воздушной составляющей, становится эффективное поражение высокоточных КРМБ и КРВБ. Это задача трудная, учитывая, что эффективная поверхность рассеивания (ЭПР) КРМБ и КРВБ в настоящее время составляет около 0,05 кв. м, что в 4000 и 50 раз меньше ЭПР самолета В-52 и самолета В-1 соответственно. Это резко снижает дальность обнаружения КРМБ и КРВБ РЛС, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на эффективности применения ИА, ЗРК и ЗА по их поражению.

Важной задачей ВКО в обычных войнах будущего является надежное обнаружение, а затем эффективное поражение самолетов-«невидимок» (например, типа F-117А).

В современных условиях и в ближайшей перспективе основным содержанием начального периода крупномасштабной обычной войны будет стратегическая операция по отражению воздушно-космического нападения (СО ОВКН).

В таблице приведен вариант расчетов первого приближения по определению удельного веса составных элементов в первой операции ВКН ближайшей перспективы.

Как видно из таблицы, основная роль в достижении целей ВКН принадлежит военной авиации — до 60% объема решаемых задач: вслед за ней идут высокоточные КРМБ и КРВБ.

Следует подчеркнуть, что роль высокоточных КРМБ и КРВБ в ВКН со временем будет возрастать. Не исключается увеличение удельного веса и БР с ОБЧ.

До объединения ВПВО и ВВС в один вид Вооруженных сил — ВВС — решающая роль в СО ОВКН согласно отечественным уставным документам отводилась ВПВО. После преобразования ВПВО и ВВС в один вид вооруженных сил роль ВПВО не снизилась, но организационно они стали частью ВВС, которым и принадлежит решающая роль в решении задач в стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника.

С объединением ВПВО и ВВС в один вид ВС усилилась централизация управления силами и средствами ВВС, в том числе и силами (средствами) ВКО, что неизбежно, как показывает исторический опыт применения видов ВС в вооруженной борьбе, повышает эффективность военных действий сил и средств преобразованных Военно-воздушных сил в воздушно-космическом пространстве.

Из них по элементам общей структуры 1-й операции ВКН (%)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector