2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Видео Проект 1145 «Сокол» — малые противолодочные корабли

Малые противолодочные корабли проекта 11415

МПК пр.11451 «Владимирец»

  • 1 × 76-мм установка АК-176М;
  • 1 × 30-мм установки АК-630М.
  • 8 (4 × 2) 400-мм торпедный аппарат ТР-224;
  • 8 самонаводящихся торпед СЭТ-72;
  • опускаемая ГАС «Звезда –М1-01».
  • рлс обнаружения надводных целей МР-200;
  • рлс управления артогнем «Вымпел»;
  • система опознавания «Нихром».

Содержание

Назначение малых противолодочных кораблей (МПК)

Малые противолодочные корабли в основном предназначались для выполнения следующих боевых задач:

1. Охрана и патрулирование отдельных районов, конвоев, кораблей.

2. Охрана военно-морских баз.

3. Поиск и уничтожение вражеских подводных лодок в прибрежной зоне морей в одиночку или группами.

Назначение и решаемые кораблем задачи

МПК пр.11451 предназначался для проведения поиска и уничтожения подводных лодок неприятеля, а так же для патрулирования отдельных районов. Особенностью данного корабля стали высокая скорость, мощное вооружение, ГАС с большой дальностью действия. Эти особенности позволяли применять тактику поисковых групп, состоящих из 3-4 кораблей, которые скачкообразно с высокой скоростью обследовали район поиска подводной лодки. Первый корабль, установивший контакт с целью, принимал функцию наводящего и непрерывно снабжал группу атакующих кораблей координатами цели. Корабль мог выполнять основные боевые задачи на удалении до 200 миль от берега.

Корабль выполнял следующие боевые задачи:

1. Сопровождение судов и кораблей в прибрежных районах в режиме противолодочной охраны.

2. Прикрытие входа (выхода) кораблей и подводных лодок в базы.

3. Перехват и уничтожение подводной лодки, осуществляющей прорыв в охраняемый участок через систему раннего оповещения. Одна группа кораблей могла обеспечить охрану участка протяженностью до 150 миль.

4. Контрольный поиск в указанном районе. Площадь обследуемого участка составляет 1800- 5500 миль /ч в режиме шумопеленгации.

История создания

Идея снижения гидродинамического сопротивления за счет подъема корпуса судна из воды давно привлекала конструкторов боевых кораблей. Еще в конце 40х – начале 50х годов проводились испытания различных крыльевых устройств на катерах пр. 123бис, М123бис, 123К, 184 и 183ТК. Тогда положительных результатов достичь не удалось. Но идея не умерла, и в конце 50х-годов к ней вернулись вновь, но уже на новом теоретическом и конструктивном уровне.

Результатом проведенных работ явились постройка и испытание малого торпедного катера с носовым малопогруженным крылом и боковыми стабилизаторами и управляемой транцевой плитой. Данной крыльевой системой оснащались большие торпедные катера пр. 206М, строящиеся довольно большой серией. Однако малопогруженные крылья оказались немореходными.

Решение проблемы находилось в оснащение морских судов глубокопогруженными подводными крыльями с автоматическим управлением подводной силой.

Еще одним важным событием для внедрения подводных крыльев на флот явилось создание легких газотурбинных установок с высокими показателями мощности.

С целью проверки правильности принятых конструктивных решений было построено два опытных корабля: малый ракетный (пр. 1240) и малый противолодочный (пр. 1141) Опытный корабль пр. 1240, разработанный конструкторским бюро ЦМКБ «Алмаз» был построен в Ленинграде в1978 году. Максимальная скорость корабля составляла 60 узлов, а дальность плавания на крейсерской скорости (45 узлов) – 640 миль. Главная энергетическая установка состояла из двух газотурбинных двигателей мощностью по 18 000 л. С.

Через редукторы, расположенные в угловых колонках, она вращала гребные винты типа «тандем». Корабль имел мощное ударное вооружение, а также скорострельную автоматическую установку АК- 630. Однако из-за сложной крыльевой системы и проблем с эксплуатацией корабль не пошел в серию.

Опытный МПК пр. 1141 разрабатывался Зеленодольским конструкторским бюро. Он был построен в 1977 году и передан в эксплуатацию под именем своего главного конструктора – «Александр Кунахович».Корабль имел крылья фиксированного типа с автоматически управляемыми закрылками. Даже при довольно большой волне амплитуда бортовой качки не превышает 3˚. Ходовые испытания показали возможность применения торпедного вооружения на скорости в 50 узлов и при волнении до 4 баллов. Прошедшие испытания, показали правельность конструктивных решений, и при разработке серийного МПК за основу был взят пр. 1141.

Новый корабль пр. 11451 спроектированный также Зеленодольским ПКБ в 1981 году. Он унаследовал многое из того, что прошло апробирование на опытном судне.

Теоретически поисково-ударная группа из четырех МПК пр. 11451 способна перекрыть акваторию Черного моря, обнаружить и уничтожить любую одиночную подводную цель

Предшественники

Опытные корабли: малый ракетный корабль пр. 1240 «Ураган», малый противолодочный корабль пр. 1141 «Александр Кунахович»

Конструктивные особенности

Крыльевое устройство

На МПК проекта 11451 применялось крыльевое устройство(КУ) с пересекающими водную поверхность элементами и автоматической стабилизацией (за стабилизацию отвечает система «Коралл») закрылками. КУ состояло из V-образных крыльев. Благодаря глубокопогруженности крыльевого устройство обеспечивалось высокая мореходность и и устойчивость на всем диапазоне скоростей. С использованием систем автоматики морехожность сохранялась при волнении до 5 баллов.

КУ выполнялось из титана марки48-ОТЗВ (с пределом текучести 60 кг/мм 2 ). Конструкция была сварная, пустотелая с толщиной наружной обшивки до 40 мм. Использование титана и пустотелой конструкции было необходимо для снижения веса крыльевого устройства. КУ выполненное данным методом получалось на 24 т легче чем выполненное по такой же схеме из нержавеющей стали марки ОХ17Н7Ю, что позволяло существенно сэкономить запасы топлива и увеличить дальность плавания до 550 миль. В сложных участках крыла, где имелось пересечение крыла со стойкой и изломы, применялись литые титановые участки крыла необходимые для усиления конструкции. Крылья крепились к корпусу с помощью болтовых соединений. Кормовое крыло крепилось особым образом через шарнирное соединение, что позволяло производить ремонт каждой стойки независимо друг от друга. Имелась так же электрическая изоляция между крыльями и корпусом. Крыльевое устройство для МПК пр. 11451 рассчитывалось Казанским авиационным институтом им.А.Н.Туполева.

Движительный комплекс

Весь этот комплекс приводился в движение 2-я газотурбинными установками мощностью по 20 000 л.с., что обеспечивало движение корабля со скоростью 60 узлов. Для движения МПК на малых скоростях, в водоизмещающем положении использовались два водометных движителя ГД-1141. Для обеспечение приемлемой маневренности в водоизмещающем положении было предусмотрено носовое подруливающее устройство и две кормовые рулевые колонки, убирающиеся в специальные колодцы расположенные у транца.

Читать еще:  Фотографии Ил-46 - фронтовой бомбардировщик

Рулевые устройства

МПК пр. 11451 был снабжен уникальной системой автоматического управления «Коралл». Данная система осуществляет перекладку закрылок находящихся на носовом и кормовом крыле, а так же автоматическое управление рулями корабля. Корабль комплектовался двумя рулями направления установленными на крайних угловых колонках. Привод рулей осуществлялся гидроцилиндрами. Перекладка рулей осуществлялось на угол ±16. Управление закрылками так же осуществлялось гидравлическими цилиндрами, установленными внутри крыла непосредственно возле закрылок, что уменьшало длину управляющих штоков. Углы перекладки закрылок составляли ±9 градусов. Система «Коралл» так же успешно применялась для автоматического снижения качки. При включенной автоматике амплитуда качки уменьшалась втрое, а перегрузки в носовой части – в полтора раза.

Танк и «Ураган» на подводных крыльях: цепные псы отечественного флота

Корабль, передвигающийся по волнам со скоростью приличного спортивного автомобиля, — изобретение уникальное. Применение подводных крыльев в конструкции корабля позволяло морякам получить то, чего любому, даже самому современному кораблю, может не хватить в критической ситуации — скорости. Появление малых ракетных кораблей в составе советского ВМФ, по сути, было небольшой революцией на больших океанских просторах, ведь быстроходное судно не только оснащалось мощным двигателем и обладало характеристиками, недостижимыми для большинства кораблей, но и несло на себе ракетное вооружение, с помощью которого можно было пустить ко дну любой корабль.

Сама идея «приподнять» корабль над водой, тем самым снизив ее сопротивление, в советских военных кораблях, по мнению специалистов, была реализована с таким успехом, что «гоночные» боевые корабли с ракетным вооружением практически сразу отсекли мнения любых скептиков. Боевые корабли проекта 1145.1 с точки зрения примененных в них решений — уникальные инженерные проекты. Две газотурбинные установки мощностью по 20000 лошадиных сил и вспомогательной мощностью 10000 «лошадей» обеспечивали не просто высокую скорость, но и отменную маневренность практически на любых скоростях.

Также создатели кораблей проекта «Сокол» потрудились и над тем, чтобы изменить геометрию кормового и носового крыльевого устройства, после чего удалось добиться дополнительного снижения уровня сопротивления воды при движении корабля. Применение конструктивных решений было подчинено лишь одному требованию — обеспечить кораблю максимально возможную скорость хода. Успехом работ в этом направлении была скорость в 108 км/ч (60 узлов), которую корабль развивал играючи.

О том, что корабль должен иметь не только «быстрые ноги», но и «когти и зубы», создатели также не забыли. Ракетоносец на подводных крыльях имел арсенал, пригодный для серьезной «разборки» с большинством судов и подводных лодок противника конца 70-х. 76-мм артиллерийская установка АК-176М, 30-мм скорострельная артустановка АК-630, восемь ракет ПЗРК «Игла» — для встречи непрошеных гостей с воздуха и минно-торпедное вооружение, состоящее из восьми самонаводящихся торпед СЭТ-72.

Вооружение, однако, не главная особенность «Сокола». Помимо прочего, МРК был оснащен и уникальной погружаемой гидроакустической станцией с большой дальностью действия, с помощью которых экипаж мог обнаруживать подводные лодки противника. Все противолодочные и противокорабельные «упражнения» советская «Mukha», как ее окрестили на западе, выполняла заметно быстрее, чем обычные противолодочные корабли с подкилевыми антеннами ГАС.

«Ураган» на подводных крыльях

Вышедший на испытания в 1976 году, а чуть позже включенный в состав Черноморского флота, малый ракетный корабль проекта 1240 (шифр «Ураган»), стал не просто сигналом потенциальному противнику о том, что в район территориальных вод СССР лучше не вторгаться, а самым настоящим предупреждающим плакатом с надписью «Не влезай, убьет!». Изучив особенности эксплуатации, разработчики корабля применили целый ряд конструктивных решений, благодаря которым корабль из малого ракетного превратился в самого настоящего «цепного пса».

«Подводные крылья кораблям этого проекта изготавливали из титана и оснащали специальной автоматической системой, которая сама управляла всеми элементами и могла осуществлять стабилизацию по крену, дифференту и высоте. Уникальная технология для тех лет, но весьма трудоемкая и дорогая», — рассказывает в интервью «Звезде» капитан 3 ранга ВМФ СССР в отставке, военный историк Сергей Зенцов.

Помимо скоростных характеристик, за которые отвечали две газотурбинные установки мощностью 18000 лошадиных сил каждая, на борту «Урагана» размещались четыре противокорабельных ракеты П-120 «Малахит», целеуказание которым выдавала РЛС «Дубрава». Для уничтожения целей поменьше «Ураган» был оснащен артиллерийской установкой АК-630. По словам специалистов, уникальность конструкции с множеством автоматических систем в то же время была и «ахиллесовой пятой» корабля.

«Понимаете, обслуживание таких систем — очень трудоемкий процесс, который не доверить простым матросам. Тут нужен обученный персонал, навыки, знания, опыт в таких или подобных системах. К тому же скоростные характеристики корабля давались не просто так, а ценой высокого расхода топлива, поэтому максимальная дальность корабля, идущего на скорости в 45 узлов, составляла всего 700 миль. Это не большой показатель, но считалось, что и этого достаточно для встречи неприятеля и его уничтожения», — поясняет «Звезде» Сергей Зенцов.

Сложность использования, проблемы с техническим обслуживанием и потеря интереса к кораблям подобного класса со временем привели к тому, что корабли на подводных крыльях, несмотря на уникальные характеристики, не получили дальнейшего развития.

Танк на подводных крыльях

Проект создания танка, имеющего серьезное вооружение и способного передвигаться по морю, больше походит на сюжет фантастического фильма, чем на реально выданное техническое задание. «Проект-80» как комплекс НИОКР стартовал в начале 50-х и был призван решить проблему доставки тяжело бронированной техники до позиций противника. Говоря простым языком, перед создателями поставили задачу осуществить доставку танка до места сосредоточения войск, не используя при этом десантный корабль.

Самым успешным конструктивным решением было признано применение по бортам танка двух скоростных катеров на подводных крыльях, которые оснащались мощными дизельными двигателями. Корпус катеров изготавливался из алюминиевого сплава и крепился к корпусу танка с помощью специальных устройств. Опытный образец, испытанный в 1967 году в акватории Черного моря, не просто вышел на заданные показатели, но и превысил их.

Расчетная скорость испытанного у Севастополя танка на подводных крыльях оказалось выше ожидаемой — 58 км/ч вместо 50-ти, однако скоростной успех оказался единственным положительным результатом тех испытаний. Крепеж, которым катера монтировались к бортам танка, был недостаточно надежен, он попросту не выдержал нагрузок и лопнул. Танк затонул, а работы над проектом были временно приостановлены.

Читать еще:  Боевое применение 9K33 "Оса" ("Оса-АК", "Оса-АКМ") - зенитный ракетный комплекс

Чуть позже, после выяснения причин неудачи на испытаниях и внесения соответствующих поправок в конструкцию, уникальные комплекты для превращения обычного танка в высокоскоростное плавсредство все же были построены. Монтаж специального комплекта на танк осуществлялся в течение часа, а сброс «бортовых» катеров с подводными крыльями осуществлялся всего за три минуты.

Благодаря уникальной конструкции, катерами управлял всего один член экипажа, а движение уникальный комплект из танка и двух катеров мог осуществлять при волнении моря до трех баллов. Несмотря на внедрение десятка уникальных технологий и систем, в 1971 году проект танка на подводных крыльях был признан нецелесообразным и бесполезным с практической точки зрения, после чего было принято решении о завершении всех работ. Несмотря на существенные минусы, технология использования подводных крыльев в судостроении до сих пор пристально изучается, а все технические материалы в этой области до сих пор находятся «под рукой» у ведущих КБ страны.

Высший класс четвёртого ранга

Поводом к написанию статьи, а по сути изложению размышлений неравнодушного наблюдателя строительства современного российского флота (а для кого-то и возрождения российского флота), стали многочисленные дискуссии на страницах «Военного обозрения» про российский авианосец («Быть или не быть?»), эсминцы, фрегаты и корветы. Передача «Что? Где? Когда?» берёт тайм-аут! Давайте попытаемся трезво оценить вызовы, проблемы и пути решения задач современного флота для России. Предлагается дискуссия в английском стиле, без крика, с паузами, уважением точки зрения оппонента, ведь её могут услышать и те, у кого в руках рычаги машины строительства флота РФ.

Морские ТВД РФ в Европе можно охарактеризовать как закрытые. Это Каспий (от Астрахани до Ирана 1100 км); Чёрное море с Крымом по середине (от Севастополя до проливов 600 км, а всё море с востока на запад 1200 км); Балтика с анклавом Калининграда и восточной частью Финского залива ( от Санкт-Петербурга до Калининграда 1000 км кое-где по территориальным водам отдельных суверенных государств) и только на Севере наши Белое и Баренцево моря условно позволяют выйти флоту на океанский простор Атлантики. Но в предстоящей войне лендлизовских конвоев Генштаб принимать в Мурманске не планирует. Значит, и на севере, от Нордкапа до Шпицбергена, «партнёры» сделают всё возможное, чтобы запереть Северный флот, как в Черноморских и Балтийских проливах. Какой смысл строить корабли с дальностью хода в несколько тысяч миль и автономностью минимум в месяц, если они заведомо не пройдут естественные природные и военные противолодочные и противокорабельные рубежи обороны вероятного противника на рассматриваемых театрах военных действий?

В свете оборонной доктрины нашего государства, ограниченности морских европейских ТВД, экономических возможностей страны предлагается рассмотреть возможность построения концепции «москитного флота» на основе единого корпуса корабля с выдающимися ходовыми качествами для использования его как платформы для замены в будущем малых противолодочных кораблей проекта 1124М, малых ракетных кораблей проекта 12341 и ракетных катеров проекта 12411. Естественно, новый корабль во всех ипостасях не должен быть хуже выше указанных боевых единиц при выполнении характерных для них задач боевого применения. В то же время мы должны понимать, что без разумного компромисса не удастся объединить «коня и трепетную лань». Чем и на сколько может быть выгодно подобное предложение?

Чтобы ещё сильнее заинтриговать и шокировать читателя, скажу, что прототипом для предложенного мыслительного эксперимента послужит снятый с вооружения и разобранный с большим удовольствием на металл реально существовавший проект 11451 малого противолодочного корабля. Снимаю шляпу с поклоном в знак уважения и признания успеха перед коллективом соавторов книги мизерного тиража «Соколиная охота малые противолодочные корабли проектов 1141 и 11451» — товарищами Дмитриевым Г.С., Костриченко В.В., Леоновым В.В., Машенским С.Н., и с большой осторожностью позволю себе предлагаемый в статье корабль условно тоже называть проектом «Сокол».

Новому «Соколу», чтобы стать поколением со знаком «плюс», нужна плодотворная идея и реально существующие достижения военно-промышленного комплекса страны. Это станет залогом повторения успеха на примере Су-27 и Су-35. Титановый корпус корабля на подводных крыльях в габаритах 55 метров длины, 10 метров ширины и полном водоизмещении в 500 тонн должен стать универсальной платформой для размещения противокорабельных ракет, противолодочного оружия или системы ПВО. Именно титан должен стать визитной карточкой корабля. Титановые изделия для американских «Боингов» кому-то кажутся предметом национальной гордости, но ещё большую гордость предыдущего поколения страны вызывали титановые подводные лодки. Да, наверное, придётся вспоминать, а может быть, и с нуля разработать технологии строительства таких корпусов, но при их успешном освоении и внедрении в массовое производство выход на внешний рынок военного и гражданского судостроения будет практически гарантирован. И это будет свой конечный продукт, а не запчасти к чужому изделию. Занимая промежуточное значение по плотности между алюминием (2,7 г/см3) и железом (7,8 г/см3), титан (4,5 г/см3) обладает ещё тремя качествами, которые делают его выбор для строительства корабля почти идеальным. Температура плавления в 1660 градусов С0 практически исключит распространение возможного пожара за пределы поражённого отсека корабля. Устойчивость к коррозии и, в частности, к воздействию солёной воды, сводит на нет проблемы электрохимической защиты, которые возникали у предшественника из-за корпуса из алюминиево-магниевого сплава АМГ-61 и титановых подводных крыльев. И напоследок: практически немагнитный титан (почему и строили из него подводные лодки) обладает и в шесть раз меньшим даже по сравнению с железом удельным электрическим сопротивлением, что положительно скажется на радиолокационной заметности корабля небольших размеров в дополнение к стелс-технологиям корпуса, о которых не задумывались сорок лет назад в проекте 11451. Сочетание высокой скорости и немагнитного корпуса сделает корабль практически неуязвимым для минно-торпедного вооружения вероятного противника, которое будет особенно актуально на ограниченных морских ТВД в условиях заметного отставания и малочисленности собственных минно-тральных сил.

Пожалуй, самым трудным и интересным вопросом в разработке проекта корабля на подводных крыльях «Сокол» станет силовая установка.

С древних времён и по сей день большая максимальная скорость боевого корабля считалась необходимым преимуществом над противником, будь то парусный фрегат или подводная лодка. Разная специфика задач для существующих кораблей объединяет их одним общим требованием: обладать большой максимальной скоростью при выполнении боевой задачи. Что и было реализовано. 32 узла полного хода у малого противолодочного корабля проекта 1124М, 34 узла — у малого ракетного корабля проекта 12341 и 38 узлов ракетного катера проекта 12411. И что самое интересное, флотоводцы в своё время не отказались бы и от увеличения этих значений на 2-4 узла, если бы это не влекло за собой и без того выходящее за разумные пределы увеличение массо-габаритных характеристик силовых установок указанных кораблей. А ведь если верить статистике, 80-90 % времени в походах корабли идут крейсерским ходом в пределах 12 -18 узлов.

Читать еще:  Файлы Проект 1234 «Овод» - малые ракетные корабли типа «Буря»

Новый «Сокол» вполне реально может предложить военным морякам крейсерскую скорость в пределах 28-35 узлов, длительную скорость полного хода в 45-50 узлов с возможностью разогнаться, при необходимости, и до 55-60 узлов! И это будет не экспериментальный и не «рекордный» корабль, а обычная рабочая лошадка флота. Такие преимущества в скорости уже давали титановые подводные крылья в сочетании с украинскими газотурбинными двигателями кораблям проекта 11451. Всё в мире прогрессирует, в отличие от всем известной соседней недоторканной страны. И вот на серийных английских эсминцах типа «Деринг» применена объединённая электрическая энергосистема корабля, «предусматривающую глубокую интеграцию составных частей корабельной энергетической установки (ГЭУ и ЭЭС) в единую систему с централизованным управлением и контролем» (цитата из ЗВО №10 2015 г.). Такой заход из далека призван, чтобы мы задумались, почему на английском эсминце всего четыре источника общей для всего корабля электроэнергии, а на русском ракетном катере семь (два дизеля и две турбины для обеспечения хода корабля и три дизельных электрогенератора)? Только немного «хуже» на МРК и МПК (по шесть источников энергии опять же не полностью взаимозаменяемых). Не подумайте, что это критика отечественного ВПК. Но автономность английского эсминца по любому выше наших кораблей, рассматриваемых в статье. Объединённая электрическая энергосистема корабля (ОЭЭС) на универсальной платформе корпуса для нового «Сокола» в составе двух газовых турбин и двух дизелей должна стать изюминкой проекта при этом очень желательно, чтобы выше указанная крейсерская скорость была обеспечена работой всего одной турбины. И это не фантазии на досуге. Так, МРК пр.12341 при водоизмещении в 730 т идёт полным ходом в 34 узла при работе одновременно трёх дизелей М507А мощностью по 10000 л.с. (и это водоизмещаюший режим). Другими словами, указанная скорость достигается при удельной мощности в 41 лошадиную силу на тонну водоизмещения. РК пр.12411,обладая удельной мощностью в 65 л.с./т, достигает скорости всего 38 узлов. А между прочим, МПК пр.11451(практически с тем же водоизмещением что и у РК) был способен развить скорость в 65 узлов при удельной мощности в 106 л.с./т. и обеспечивал скорость хода в 47 узлов при общей мощности ГГТА 25000 л.с.

Учитывая вышесказанное, можно утверждать, что корабль на подводных крыльях весом в 500 тонн с двумя ГТД по 25000 л. с. каждый легко сможет себе обеспечить крейсерскую скорость 28-35 узлов при работе одного двигателя. А наличие в ОЭЭС корабля ещё и двух дизель-генераторов, скажем, мощностью так по 500 кВт, придаст в целом системе больше гибкости и устойчивости.

Система электродвижения на новом корабле позволит устранить ряд недостатков предыдущего проекта. Оставив без изменений движительный комплекс корабля с тремя вертикальными колонками на каждой из которых размещалось по два разновращаюшихся гребных винта. Электродвигатели, установленные с вертикально вращающимися роторами, позволят отказаться от трёх верхних редукторов РД 50 весом в 2,5 тонны в габаритах 1,3/1,1/1,6 метра каждый. А возможность включения боковых колонок в противоход обеспечит маневрирование на малых ходах совместно с носовым подруливающим устройством, в результате чего отпадает необходимость в двух выдвижных движительно-рулевых колонках. Хотелось бы подчеркнуть один немаловажный факт: одной из трёх ГТУ на проекте 11451 была маршевая ГТУ М16 с реверсивным ГТД ДН71, используемый ранее в качестве маршевого в установках М21 и М21А для ракетных крейсеров пр.1164. Подобная унификация газотурбинных двигателей становится особенно актуальной после разрыва связей с украинскими поставщиками. Для строящегося флота стране не миновать развития собственного производства двигателей для кораблей, и только унификация двигателей разных проектов позволит в кратчайшие сроки и с максимальным экономическим эффектом решить эту проблему.

Положительным примером глобальной унификации у нас на флоте может служить АК-630М. У малых противолодочных кораблей проекта 1124М и малых ракетных кораблей проекта 12341 в наличии по одной такой установке, а у ракетных катеров проекта 12411 — даже две! Также, не взирая на водоизмещение и предназначение, все три проекта оснащены и 76-мм одноствольными артиллерийскими установками. Малые противолодочные и ракетные корабли роднит и ещё наличие ЗРК «Оса» с двухбалочной ПУ и боекомплектом в 20 однотипных ракет. Всё это, если можно так выразиться, стандартное вооружение боевого корабля, не касаясь специализированного, зависящего от предназначения или узкой направленности. Но за 40 лет с момента разработки этих проектов значительно изменились и угрозы для кораблей «москитного флота». В настоящее время, а тем более в будущем, основной угрозой для малого скоростного корабля на подводных крыльях может быть только управляемая противокорабельная ракета. Я с трудом могу себе представить лётчика истребителя-бомбардировщика в попытке «аля аргентинцы» поразить указанные корабли свободно падающими бомбами или «отштурмить» из авиационной пушки, хоть и такой как на А-10! И от артиллерийской дуэли новый «Сокол» уйдёт без проблем.

В качестве простейшего и облегчённого варианта стандартного вооружения корабля на подводных крыльях можно рассмотреть два модуля нового зенитного ракетно-артиллерийского комплекса «Панцирь-М». Это и 16 готовых к пуску ЗУР, и 24 ствола калибром в 30-мм с известным боекомплектом и скорострельностью. Отсутствие калибра 76-мм перекроют ракеты с возможностью поражения надводных целей, которые были и у «Осы». А время реакции и количество одновременно обстреливаемых целей возрастает несравнимо. Или более солидный вариант для корабля управления в сетецентричной системе дивизиона «Соколов» с облегчённым вариантом «М-Тор» и двумя 57-мм АУ-220М. В общем, выбор за заказчиком, только не наступать на грабли с «Полимент-Редутом», использовать существующие в металле образцы, которые можно довести до ума, пока строятся корпуса.

Варианты оснащения МПК противолодочным вооружением и МРК противокорабельным достаточно подробно рассмотрены в вышеуказанном издании, а подробный их разбор и обсуждение, тактика применения и базирование могут стать темой следующей статьи.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector