7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

СВТ-38 — самозарядная винтовка Токарева образца 1938 года

Самозарядная винтовка Токарева

7,62-мм самозарядные винтовки системы Токарева образцов 1938 и 1940 годов (СВТ-38, СВТ-40), а также 7,62-мм автоматический карабин системы Токарева — модификации советской самозарядной винтовки, разработанной Ф. В. Токаревым.

СВТ-38 была разработана Фёдором Токаревым в качестве замены автоматической винтовки Симонова и 26 февраля 1939 принята на вооружение Красной армии. Первая СВТ обр. 1938 года была выпущена 16 июля 1939 года. С 1 октября 1939 года начался валовый выпуск на Тульском, а с 1940 года — на Ижевском оружейном заводе.

Содержание

Конструкция

Винтовка работает по принципу отвода газов из канала ствола с коротким ходом газового поршня. Запирание осуществляется перекосом затвора в вертикальной плоскости. Ложа составная. Ударно-спусковой механизм — курковый. Предохранитель блокирует спусковой крючок. Магазин коробчатый, двухрядный, отъёмный, на 10 патронов. Предусмотрена возможность снаряжать магазин, не отделяя его от винтовки, из штатных обойм к винтовке Мосина. Прицельные приспособления открытые, состоят из мушки с намушником и целика, регулируемого по дальности. Имеется дульный тормоз. Винтовка комплектовалась штык-ножом, носимым в ножнах на поясе и примыкаемым к винтовке только в случае необходимости.

История использования

В начале 1940-х годов самозарядная винтовка должна была стать основным личным оружием советской пехоты. Так, в стрелковой дивизии РККА согласно штату № 04/400-416 от 5 апреля 1941 г. [1] полагалось иметь 3307 самозарядных винтовок и 6992 неавтоматические винтовки и карабина, при этом в стрелковой роте — 96 и 27 соответственно, а в стрелковом отделении — только самозарядные винтовки (8 штук).

По довоенным планам в 1941 году предполагалось выпустить 1,8 млн СВТ, в 1942 — 2 млн. [2] К началу войны было изготовлено свыше 1 млн СВТ, и многие части и соединения первой линии, в основном в западных военных округах, получили штатное количество самозарядных винтовок. В 1942 году их производство, однако, составило лишь 264 тысячи (и 14,2 тысячи снайперских винтовок). Производство было прекращено по приказу ГКО в 1945 году.

Советские самозарядные винтовки, не уступавшие американской M1 Garand и явно превосходившие более поздние немецкие G.41(M) и G.41(W), заслужили достаточно высокую оценку иностранных специалистов. Значительное количество автоматических винтовок у советских стрелков стало неожиданностью для немцев в начале войны («Русские поголовно вооружены ручными пулемётами» [2] ). Командующий 2-й танковой армией Г. Гудериан в докладе об опыте боевых действий на Восточном фронте от 7 ноября 1941 года отметил: «Её [советской пехоты] вооружение ниже немецкого, за исключением автоматической винтовки.» [3]

Наряду с другими трофейными образцами СВТ были приняты на вооружение Вермахта. Попавшая в руки финнам СВТ-40 стала основой для винтовки ТаРаКо (в серию, впрочем, не пошедшей) [4] . В Красной Армии, однако, перевооружение ими во время войны было свёрнуто по вполне объективным причинам. Главной из них была нетехнологичность производства: как отмечал нарком вооружения Д. Ф. Устинов, СВТ-38 состояла из 143 деталей (из них 22 пружины), для производства которых требовались 12 марок стали (в том числе две специальные) [5] . Этим объясняется высокая себестоимость СВТ (выше, чем ручного пулемёта ДП и на порядок больше, чем винтовки обр. 1891/30 г.) [6] . В условиях военных поражений 1941—1942 годов, эвакуации промышленности, недостатка квалифицированных кадров и растущих потребностей фронта в оружии это было совершенно неприемлемо, и от её производства пришлось отказаться в пользу гораздо более простых и дешёвых образцов — магазинной винтовки и пистолетов-пулемётов. Кроме того, как всякое автоматическое оружие, СВТ требовала более тщательного ухода и аккуратного обращения, чем обычная винтовка (поэтому СВТ дольше оставалась на вооружении флотских частей, куда призывались более технически грамотные бойцы). Быстро обучить этим навыкам огромное число призывников военного времени, зачастую никогда не имевших дела со сложной техникой, было затруднительно. Большинство из имевшихся в войсках СВТ было потеряно в 1941—1942 годах. Таким образом, эта винтовка не сыграла существенной роли в ходе военных действий.

Аналогичная ситуация сложилась и в большинстве других стран-участниц войны, за исключением США, где ещё в 1939 году в качестве основного оружия пехоты была принята самозарядная винтовка Гаранда, которой участвовавшие в боевых действия части были вооружены практически поголовно, и, отчасти, Германии, где внимание было сосредоточено на разработке «штурмгеверов» — нового класса оружия под промежуточный патрон.

К концу Второй мировой войны в СССР возобладало мнение, что автоматическая винтовка под штатный винтовочный патрон как основное оружие пехотинца изжила себя, и началось внедрение оружия под промежуточный патрон. При этом в США и на Западе вообще ещё долгое время после окончания Второй мировой войны (до середины 1960-х годов и принятия НАТО 5,56-мм малоимпульсного промежуточного патрона) господствовала концепция точного самозарядного и автоматического оружия под мощный винтовочный патрон, аналогичного советским довоенным АВС и СВТ, в качестве примеров которого можно назвать M14, BM 59, G3, FN FAL, L1A1 и иные образцы. Значительная часть из них состоит на вооружении до сих пор, хотя и на вторых ролях. Более того, создаются и новые образцы этого класса — например автоматическая винтовка FN SCAR H, предназначенная для отрядов специального назначения USSOCOM.

Самозарядная винтовка Токарева: модификации СВТ-38 и СВТ-40

«Немного истории»

Идея превратить обычное оружие в автоматическое витала в воздухе еще со времени создания унитарного патрона, но особенно активизировались работы в этом направлении в конце XIX века. Однако дальше экспериментальных образцов дело не шло. Подобные исследования велись и в Российской империи. Федор Васильевич Токарев, выходец из Донской губернии, был одним из самых активных энтузиастов, работавших в России в этом направлении.

Еще будучи слушателем в Офицерской стрелковой школе, он предложил проект самозарядной магазинной винтовки — но она так и не пошла в производство. В России еще несколько конструкторов занимались подобными разработками, но делали они это исключительно в порядке собственной инициативы.

Автоматическую винтовку в России хотели принять на вооружении в 1910 году, потом сроки перенесли на 1915 год, но началась война, и об этом проекте пришлось забыть на многие годы. В 1916 году на вооружение российской армии была принята автоматическая винтовка Федорова, которая принимала участие в боевых действиях. Потом была революция, Гражданская война, тяжелые времена разрухи. Активные разработки продолжились только в 30-е годы.

Читать еще:  Файлы Проект 11435 - тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов»

В 1936 году была принята на вооружение АВС-36 – автоматическая винтовка Симонова, которая, впрочем, обладала большим количеством недостатков и недоработок. Поэтому был объявлен новый конкурс, в нем приняли участие проекты Симонова, Токарева и Рукавишникова. Винтовка Токарева выиграла конкурс, после чего ее приняли на вооружение Красной армии.

СВТ-38 по сравнению со своими конкурентами отличалась большей компактностью и простотой в производстве. Самозарядную винтовку Токарева образца 1938 года начали выпускать на Тульском оружейном заводе. Однако уже в 1939 году была организована правительственная комиссия, которая занималась совершенствованием СВТ-38. Перед конструктором была поставлена задача приблизить характеристики своего оружия к АВС-36.

В 1940 году СВТ-38 прошла суровую школу финской войны. Использование оружия в реальных боевых действиях и в тяжелейших условиях позволило выявить недостатки СВТ-38. Основными из них были большой вес оружия, его капризность, чувствительность к загрязнениям и низким температурам, требовательность к смазке.

От конструктора потребовали уменьшить вес и габариты оружия (масса должна быть не более, чем у винтовки Мосина), но при этом следовало сделать СВТ более надежной и неприхотливой.

Конструкторы не могли уменьшать размеры деталей, потому что в этом случае нарушалась бы работа автоматики. Им пришлось максимально облегчить существующие элементы оружия, сделать их тоньше, увеличить допуски. Пришлось уменьшить длину штык-ножа, убрать шомпол под ствол, внести изменения в магазин винтовки, в цевье и в кожух ствольной накладки. Есть сведения, что длиной штык-ножа озаботился сам Сталин, который держал разработку самозарядной винтовки под личным контролем. Он приказал ее максимально штык. Доработанная винтовка стала проще в производстве, чем ее СВТ-38, но основные проблемы, связанные с большим весом и сложностью устройства, решить так и не удалось.

В 1940 году новая самозарядная винтовка Токарева была принята на вооружение под наименованием СВТ-40. Конструкторам удалось выполнить все пожелания заказчиков. Они получили требуемый вес, но для этого пришлось заплатить дорогую цену. СВТ-40 была спроектирована на пределе технических возможностей, ее элементы были очень чувствительны к точности производства, соблюдению технологических правил. В условиях военного времени и снижения квалификации рабочих качество оружия часто страдало. Внтовка требовала грамотного обслуживания и внимательного ухода. Требовать этого от бойцов со слабой подготовкой, призванных в большинстве из сельской местности, было сложно.

С началом войны производство СВТ-40 значительно возросло: только в 1941 году было изготовлено более миллиона экземпляров этого оружия. В 1940 году также началось производство снайперских винтовок на основе этой винтовки, для нее был разработан новый оптический прицел, именно из СВТ-40 планировалось сделать основную снайперскую винтовку РККА. Однако новая снайперская винтовка имела кучность гораздо ниже, чем винтовка Мосина образца 1891/30 г. Чтобы повысить точность стрельбы, следовало изменить конструкцию оружия, поэтому от этой идеи отказались и возобновили производство снайперской винтовки старого образца.

В 1942 году появилась автоматическая винтовка СВТ, которая могла вести автоматический огонь. Однако изначально винтовка Токарева не предназначалась для автоматического огня.

Токарев работал и над созданием самозарядного карабина . Первые образцы, созданные на базе СВТ-38, появились уже в 1940 году. Однако этот карабин был признан неудовлетворительным. Позже он конструировал карабин уже на базе СВТ-40, однако и он не прошел испытания. Впоследствии карабины на основе СВТ-40 выпускались небольшими партиями, и есть информация, что их отправляли в войска. Данные про их боевое применение отсутствуют.

Винтовки СВТ-40 не получили большой популярности. Производство их постепенно стало сворачиваться по причине сложности этого оружия. По трудоемкости СВТ-40 почти в два раза превосходила винтовку Мосина. Кроме того, недоработки конструкции так и не удалось устранить полностью, хотя разработчики приложили к этому усилия. Самозарядная винтовка Токарева требовала внимательного ухода и надлежащего обращения. Обеспечить это в условиях массового призыва и низкой технической грамотности призывников было практически невозможно.

«Устройство оружия»

Автоматика винтовки основана на использовании пороховых газов, которые отводятся из канала ствола и толкают газовый поршень с коротким ходом. Газовая камера снабжена регулятором, который может регулировать количество отводимых газов. Это позволяет приспосабливать оружие к условиям внешней среды, типу боеприпаса, состоянию винтовки.

Газовый поршень движется назад и передает импульс затвору. Обратно его отсылает возвратная пружина. Канал ствола запирается перекосом затвора. В устройство затвора входят ударник и механизм выбрасывания гильзы. В ствольной коробке еще находится возвратная пружина, которая возвращает затворную раму с затвором обратно.

Ударный механизм куркового типа, предохранитель фиксирует спусковой крючок.

Магазин винтовки СВТ-40 коробчатый, двухрядный, емкостью десять патронов. Заряжать СВТ-40 можно не вынимая магазина с помощью двух стандартных обойм от винтовки Мосина. После израсходования боеприпасов затвор фиксируется в заднем положении.

Прицельные приспособления состоят из мушки, которая установлена в надульнике, и целика, который может регулироваться по дальности.

Ложа винтовки деревянная, цельная. Сверху ствол и газовый поршень прикрыты металлическим кожухом. Также имеется деревянное цевье, в которое вставлен шомпол. Есть дульный тормоз.

Винтовка комплектуется штык-ножом. Согласно уставу, его следовало носить в ножнах и присоединять к винтовке только в случае необходимости. Штык-нож СВТ-40 короче, чем у СВТ-38.

«Применение»

Изначально планировалось, что самозарядная винтовка СВТ-40 станет основным оружием советских пехотинцев и существенно повысит огневую мощь подразделений. По штату в советской стрелковой дивизии должно было быть несколько тысяч единиц подобного оружия. Соотношение самозарядных и неавтоматических винтовок предполагалось в пропорции примерно 1:2. Но все случилось по-другому.

К июню 1941 года было изготовлено около миллиона винтовок СВТ-40, большая часть из них состояла на вооружении западных приграничных округов.

Советские винтовки не уступали американской винтовке M1 Garand, они заслужили высокую оценку противника.

Немцы с удовольствием пользовались трофейными винтовками СВТ-40 (и даже взяли их на вооружение), в начале войны у них подобного оружия не было. Например, из-за дальности стрельбы СВТ при обороне Брестской крепости немцы не могли приблизиться на дистанцию эффективного огня своих пистолетов-пулеметов.

В середине войны немцы разработали собственную самозарядную винтовку 7,92-мм G.43, многие узлы и элементы которой сильно напоминали СВТ-40.

Однако в самом Советском Союзе производство этого оружия постепенно сворачивалось. Причина этого была довольно проста: винтовка была сложна в производстве, требовала много ресурсов и квалифицированного труда. СВТ-38 состояла из 143 деталей, 22 из которых являлись пружинами. Для ее изготовления были необходимы несколько видов стали (в том числе и специальных). Себестоимость этого оружия была выше, чем у пулемета Дегтярева.

Изготовить винтовку Мосина была гораздо быстрее и дешевле. Кроме того, она соответствовала уровню подготовки личного состава. Решить вопрос о массовом автоматическом оружии позволил активный выпуск пистолетов-пулеметов — оружия намного более дешевого и простого в производстве.

Читать еще:  Боевое применение ДШК - крупнокалиберный станковый пулемёт

Особенно остро проблема сложности изготовления СВТ-40 встала в первые месяцы войны после эвакуации многих оборонных предприятий, ухода большого количества квалифицированных работников на фронт.

Отношение бойцов к винтовке было весьма противоречивым: с одной стороны СВТ-40 была довольно капризна, требовала повышенного внимания и тщательного ухода (за это ее называли «Светкой», намекая на женский капризный характер), но с другой стороны, имела отличную скорострельность и высокую боевую мощь. При надлежащем уходе это оружие не создавало особых проблем и служило своему хозяину верой и правдой.

Больше всего нареканий на капризный характер винтовки поступало от солдат стрелковых подразделений, отличавшихся низким уровнем подготовки. Морские пехотинцы и десантники этим оружием были вполне довольны.

После катастрофических поражений начального периода войны на фронт было призвано очень много новобранцев, большая часть которых не знала устройства этого оружия и не имела представления, как следует заботиться об этой винтовке. На фронте часто отсутствовала нужная для этого оружия смазка. Большая часть пороха, которая использовалась в Красной армии на завершающих этапах войны, приходила в СССР по ленд-лизу. Этот порох содержал присадки, вызывающие усиленное образование нагара, поэтому винтовку приходилось часто чистить.

После изобретения немцами промежуточного патрона и разработка ими оружия под него многие эксперты и конструкторы стали склоняться к мысли, что время автоматических систем под винтовочный патрон в прошлом. Этот тип боеприпаса приводил к излишнему весу оружия и переносимого боекомплекта, а мощность такого патрона была явно излишней. Именно промежуточный патрон позволил решить основные проблемы, связанные с автоматическими винтовками.

За что морская пехота любила капризную «Светку»: история СВТ-40

13 апреля 1940 года на вооружение Красной Армии была принята одна из самых знаменитых винтовок Второй мировой войны

Великая Отечественная война сделала легендами многие образцы отечественного оружия и вооружения: танк Т-34, пушку ЗиС-3, штурмовик Ил-2, пистолет-пулемет ППШ, ручной пулемет ДП-27, пистолет ТТ… В этом длинном ряду достойное место занимает и самозарядная винтовка СВТ-40, принятая на вооружение РККА 13 апреля 1940 года постановлением Комитета обороны при Совнаркоме СССР.

«Света», «Светка» — такими ласковыми для оружия прозвищами называли самозарядную винтовку Токарева советские бойцы. В этом имени воплотилось все: и любовь к мощной, отличающейся хорошей надежностью винтовке, и признание ее капризного характера, требовательности и даже некоторой изнеженности оружия, ставшего, тем не менее, одним из самых узнаваемых символов Великой Отечественной.


Групповой портрет бойцов и командиров 4-го добровольческого отряда моряков Северного флота, 1941 год.
Источник: http://waralbum.ru

Наследники «автомата Федорова»

Опыты по созданию автоматических винтовок и в России, и на Западе начались еще в годы Первой мировой войны. Ее опыт однозначно свидетельствовал, что боец, вооруженный самозарядной винтовкой, способен вести более плотный огонь. Это было особенно важно в условиях затяжной позиционной войны, когда от плотности огня зависит способность обороняющихся сдержать напор наступающих.

Русские войска убедились в этом, когда в 1916 году начали в экспериментальном порядке использовать так называемый «автомат Федорова»: автоматическую винтовку, созданную оружейником Владимиром Федоровым под японский патрон 6,5 мм. Оценили это оружие и в первых советских частях специального назначения, таких как 1-й автоброневой отряд имени Свердлова и Дивизия особого назначения (будущая дивизия им. Дзержинского). Именно в умелых руках бойцов, знающих не только сильные, но и слабые стороны необычного оружия, оно становилось по-настоящему эффективным.


Бойцы московского народного ополчения обследуют населенный пункт
во время битвы за Москву, ноябрь 1941 года. Источник: http://waralbum.ru

Автоматическая винтовка Федорова оказалась недостаточно проработанной и доведенной, и говорить о ее серийном выпуске не приходилось: в общей сложности в России и СССР выпущено около 3400 единиц. Формально она оставалась на вооружении подразделений РККА до 1929 года, а эпизодическое использование отмечалось даже в годы Советско-финской и Великой Отечественной войн. Но интереснее другое: многое из накопленного за время эксплуатации «автомата Федорова» опыта оказалось справедливо и по отношению к его наследницам — автоматическим винтовкам, принятым на вооружение в СССР во второй половине 1930-х.

Работы над созданием новой автоматической винтовки начались в Советском Союзе еще в середине 1920-х годов. Свои силы в этом направлении пробовали многие отечественные оружейники, но довести свои разработки до серийного производства удалось только двоим: Сергею Симонову и Федору Токареву. Симонову удалось опередить Токарева: его винтовка, созданная к 1931 году, оказалась более удачной. Вскоре ее отправили на полигонные испытания, затем поступил заказ на изготовление опытной партии и в 1936 году (после десятилетней доработки!) симоновская система была принята на вооружение. Винтовка получила название «автоматическая винтовка Симонова образца 1936 года», и Красная Армия успела опробовать ее в боях у озера Хасан в конце лета 1938 года. Кстати, незадолго до этих боев, на первомайском параде 1938 года АВС-36 была впервые представлена публично: в парадных колоннах прошли несколько подразделений, вооруженных этой винтовкой.


Бойцы 73-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии,
вооруженные самозарядными винтовками СВТ-40, в боях под Воронежем, 1942 год. Источник: http://waralbum.ru

Однако опыт эксплуатации АВС-36 в полевых и боевых условиях показал, что она слишком сложна и капризна, а некоторые особенности конструкции делали ее опасной для самого владельца оружия. К тому же на самом верху возобладало мнение, что советские бойцы должны стрелять не быстро, но точно: по воспоминаниям наркома вооружений Бориса Ванникова, на этом настаивал сам Сталин, считавший, что в боевых условиях нервничающий боец способен выпустить весь магазин одной очередью просто для того, чтобы подбодрить себя (что, надо признать, соответствует действительности). Все это закрыло АВС-36 дальнейший путь в РККА, но открыло его для самозарядной винтовки Токарева.

Рождение «Светки»

Окончательное решение по этому поводу было принято после очередного конкурса образцов самозарядных винтовок, объявленного по приказу наркома обороны Климента Ворошилова 22 мая 1938 года. А 26 февраля 1939 года токаревская винтовка была принята на вооружение под названием «Самозарядная винтовка Токарева образца 1938 года» (СВТ-38). Опыт первого года службы новой винтовки показал как ее достоинства, так и ее недостатки: она оказалась громоздкой, тяжелой и слишком чувствительной к холоду и загрязнению. Не слишком удобным оказался и механизм регулировки потока отводимых пороховых газов: для этого нужно было специальным шестигранным ключом повернуть головку штока на газоотводной трубке, что в боевых условиях мог быстро и качественно сделать далеко не каждый боец.


Младший лейтенант Людмила Павличенко — снайпер 2-й роты 54-го стрелкового полка
(25-я Чапаевская стрелковая дивизия, Приморская армия, Северо-Кавказский фронт), лето 1942 года.
Источник: http://waralbum.ru

Но все-таки СВТ-38 обладала главным достоинством по сравнению с основной винтовкой РККА, заслуженной трехлинейкой Мосина образца 1891/30 годов: она была самозарядной и имела вдвое больший магазин. Этого хватало, чтобы обеспечить гораздо большую плотность огня — то есть решить именно ту задачу, которая ставилась перед новой системой оружия. Поэтому в конце 1939 – начале 1940 годов Токарев доработал свою винтовку, сделав ее насколько возможно более легкой, и именно этот вариант – СВТ-40 – стал наиболее знаменитым.

Читать еще:  Палаш драгунский офицерский 1720-х-1730-х

Руководство СССР и командование РККА решили не принимать в расчет недостатки СВТ-40 ради двух основных достоинств — скорострельности и многозарядности. И еще до официального принятия модернизированной винтовки на вооружение ее начали отправлять в подразделения и соединения Красной армии, дислоцированные вдоль западной границы Советского Союза.

Такая спешка объяснялась просто: «Света», как винтовку уже успели окрестить красноармейцы, повоевавшие с нею на Халхин-Голе и в ходе Зимней войны, должна была заменить трехлинейку в качестве основного стрелкового оружия Красной Армии. В соответствии с этой задачей изменили и довоенные штаты стрелковой дивизии: теперь в ней на долю СВТ приходилась треть всего стрелкового оружия. Причем такое соотношение достигалось прежде всего за счет того, что все обслуживающие подразделения сохраняли «мосинки»: в стрелковой роте СВТ должны были иметь в качестве личного оружия три бойца из четырех, а в отделении — все без исключения! Но разработанные планы потерпели неудачу в столкновении с реальностью.


Шеренга вооруженных СВТ-40 красноармейцев на параде в Куйбышеве 7 ноября 1941 года.
Источник: http://waralbum.ru

И проблема, как вскоре выяснилось, была не в способности советской промышленности обеспечить необходимое количество самозарядных винтовок Токарева. Как раз эту задачу оружейные заводы решали достаточно успешно: в Туле полностью перешли на выпуск СВТ-40, активно подключился Ижевск. Официально выпуск модернизированной винтовки Токарева начался с июля 1940 года, и за месяц только туляки выпустили их 3416 штук. Дальше — больше: в августе выпуск составил 8100 штук, а в сентябре — уже 10 700 штук. В следующем, 1941 году на двух заводах, Тульском и Ижевском, был запланирован выпуск 1,8 млн СВТ-40, в 1942-м — уже 2 млн, а общий объем выпуска самозарядной винтовки Токарева к 1943 году должен был составить 4,45 млн единиц!

Когда «Светы» пошли в войска, оказалось, что по-настоящему освоить это оружие способны далеко не все красноармейцы. Лучше всего с задачей справлялись те, кто имел хотя бы среднее образование и был более-менее на «ты» с техникой (или же, по крайней мере, не боялся ее). Но процент таких призывников в Красной Армии накануне войны был невелик, так что не стоит удивляться тому, что к 22 июня 1941 года новыми винтовками всерьез овладели не больше четверти личного состава дивизий западных военных округов.


Колонна красноармейцев, вооруженных винтовками СВТ-40, марширует по Красной площади во время парада 7 ноября 1941 года.
Источник: http://waralbum.ru

Оружие для умных и умелых

Этот фактор стал одним из решающих, когда грянула война. Несмотря на то, что немецкие солдаты были шокированы «русскими, которые все до одного вооружены ручными пулеметами» (цитата из письма одного из военнослужащих вермахта лета 1941 года – прим. авт.), планировавшейся плотности оборонительного огня достичь не удалось. Более того, в маневренных боях, которых в первые месяцы войны было подавляющее большинство, СВТ-40 оказалась недостаточно эффективной и удобной для бойцов, и многие при первой возможности меняли ее на более примитивную, но и менее капризную трехлинейку. В итоге в начальный период потери этого вида оружия на советско-германском фронте составили почти миллион единиц!

Теоретически компенсировать даже такие колоссальные потери советские оружейники могли, но никто не мог обеспечить армию достаточным числом образованных, технически грамотных призывников, которым можно было дать в руки СВТ-40, и ожидать, что они успеют освоить винтовку до конца обучения в запасных полках и дивизиях. И тогда ставку сделали на безотказную «мосинку»: ради расширения ее выпуска с конвейера начали снимать винтовку Токарева. В абсолютных цифрах это выглядело так: за весь 1941 год выпустили 1 031 861 обычных и 34 782 снайперских винтовки СВТ-40 (последние отличались лучшей обработкой канала ствола и приспособлением для крепления снайперского прицела), а в 1942 году — всего 264 148 и 14 210 единиц. Дальше снижение выпуска шло такими же темпами, пока 3 января 1945 года по постановлению Госкомитета обороны не прекратилось совсем.


Ополченец из числа рабочих сталинградского завода «Красный Октябрь», снайпер Петр Гончаров,
вооруженный именной снайперской винтовкой СВТ-40, на огневой позиции под Сталинградом. Источник: http://waralbum.ru

Тем не менее СВТ-40 оставалась в войсках до самого конца войны, и это хорошо видно по многочисленным фотографиям времен Великой Отечественной войны. После того как токаревская самозарядка перестала быть основным стрелковым оружием, ее стали доверять тем, кто по-настоящему мог с нею совладать. И в руках таких солдат она становилась грозным оружием. В частности, наибольшее распространение СВТ-40 получила в частях морской пехоты, что легко объяснимо. Флотские призывники традиционно отличались в среднем более высокой технической грамотностью и привычкой к обращению со сложными механизмами. Так что «черные бушлаты» охотно брали в руки «Cветку», которую ценили за огневую мощь и удобство в рукопашном бою: кинжального типа штык СВТ-40 был отъемным и мог использоваться в качестве обычного боевого ножа, в отличие от игольчатого штыка трехлинейки.

Широко распространена СВТ-40 была и на самом севере советско-германского фронта, где не было такого масштабного отступления в первые месяцы войны, а кое-где линия фронта и вовсе прошла по линии государственной границы. За счет этого, а также меньшей интенсивности боевых действий там сохранилось гораздо больше кадровых военнослужащих, успевших по-настоящему освоить винтовку Токарева и убедиться в ее исключительном удобстве в позиционной войне.


Советские бойцы в окопах, зима 1942 года. У бойца на втором плане — винтовка АВС-36,
у его товарища на переднем плане и остальных красноармейцев — винтовки СВТ-40. Источник: http://waralbum.ru

А вот у снайперов Красной Армии к «Свете» было отношение неоднозначное. С одной стороны, ВСТ-40 не требовала ручной перезарядки, а значит, и совершать меньше движений, что положительно сказывалось на меткости стрельбы. Кроме того, на ней удобнее располагался снайперский прицел, который вообще не мешал движению рукоятки затвора. Но оценить эти удобства могли далеко не все снайперы: скажем, многие выходцы из азиатских республик СССР или жители Крайнего Севера, процент которых в снайперских подразделениях РККА к концу войны был достаточно высок, предпочитали более привычные и менее капризные трехлинейки.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector