2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Статьи СУ-76 — 76-мм противотанковая самоходная установка

Рассказы об оружии. САУ СУ-76М

Как только не обзывали эту машину, как не критиковали. Тем не менее, выпущенная в количествах, уступающим только Т-34, СУ-76 стала надежным спутником пехоты как в обороне, так и в наступлении.

СУ-76 была создана на базе легкого танка Т-70, в первую очередь, как мобильное средство сопровождения пехоты. Именно так, и никак иначе. Именно нерациональное использование САУ и повлекло за собой большие и неоправданные потери в первое время и критику в адрес самоходки.

Легкая самоходная артиллерийская установка СУ-76 (СУ-76М).

Эта машина использовалась в качестве орудия сопровождения пехоты (конницы), а также как противотанковое средство для борьбы с легкими и средними танками и САУ противника. Для борьбы с тяжелыми машинами СУ-76М была малоэффективна из-за слабой броневой защиты корпуса и недостаточной мощности орудия. С оговорками, правда.

Большую критику вызывала открытая сверху боевая рубка. Кстати, по первоначальному плану боевое отделение было полностью закрыто броней, но в ходе работ по модернизации от бронированной крыши отказались.

Несмотря на то, что противопульное бронирование являлось слабостью САУ, машины этого типа широко использовались в боевых действиях. Имея в боекомплекте различные типы боеприпасов, СУ-76М могли поражать живую силу, артиллерию и бронированные цели противника.

Достаточно сказать, что подкалиберный снаряд, появившийся в 1943 году, с дистанции 500 метров пробивал броню толщиной 100-мм. Но на такую дистанцию выстрела к «Тиграм» подойти было не просто.

Легкие самоходно-артиллерийские установки в годы Великой Отечественной войны создавались на базе легких танков Т-60 и Т-70 с установкой в броневой рубке 76,2-мм орудия ЗИС-З на заводах:

завод №38 (главный конструктор М.Н. Щукин)
Завод №40 (главный конструктор Л.Ф. Попов)
Горьковский автозавод (зам. главного конструктора Н.А. Астров).

Всего было выпущено 14 280 САУ СУ-76 и СУ-76М.

Командир машины и заряжающий находились у правого борта броневой рубки, наводчик — слева от пушки.

Рабочее место механика-водителя САУ было оборудовано в центре отделения управления в носовой части корпуса. У механика-водителя имелся свой входной люк, располагавшийся в верхнем лобовом листе корпуса, в крышке которого устанавливался смотровой перископический зеркальный прибор. Посадка и выход экипажа, а также загрузка боекомплекта производилась через двухстворчатую бронедверь, располагавшуюся в верхнем кормовом листе боевой рубки.

В качестве основного оружия в боевом отделении на станке была установлена 76,2-мм пушка ЗИС-З образца 1942 года с клиновым затвором и полуавтоматикой механическою (копирного) типа.

Горизонтальные цапфы орудия устанавливались в подшипниках, закрепленных на переднем листе рубки. Две боковые распорки станка пушки были связаны с бортами корпуса машины.

При стрельбе прямой наводкой использовался штатный прицел пушки ЗИС-З, при стрельбе с закрытых огневых позиций — панорамный прицел. Для наблюдения за полем боя в крыше рубки устанавливался перископ-разведчик, который имел шкалы измерения углов для корректирования стрельбы. В походном положении этот прибор укладывался внутри машины.

Кроме того, в листе боевой рубки слева от пушки был установлен 7,62-мм пулемет ДТ.

Личное вооружение экипажа состояло из пистолетов-пулеметов ППШ или ППС и десятка гранат Ф-1

Силовая установка состояла из двух четырехтактных шестицилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202 жидкостного охлаждения, установленных параллельно вдоль бортов корпуса. Общая мощность силовой установки составляла 140 л.с. (103 кВт). Пуск двигателей САУ производился с помощью двух электростартеров или вручную с помощью заводной рукоятки. Включение стартеров отдельное — для каждого двигателя. Емкость топливных баков составляла 320 л, запас хода машины по шоссе достигал 250 км.

Механическая трансмиссия САУ состояла из двух четырехступенчатых КПП. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления были механические. Максимальная скорость движения по шоссе составляла 45 км/ч.

Для внешней радиосвязи предусматривалась установка радиостанции 9Р, для внутренней — танкового переговорного устройства ТПУ-ЗР. Для связи командира с механиком-водителем использовалась световая сигнализация (сигнальные цветные лампочки).

Как только не называли эту самоходку. «Сукой», «коломбиной» и «голо. м фердинандом», «братской могилой экипажа». СУ-76 принято ругать за слабое бронирование и открытую боевую рубку. Однако объективное сравнение с однотипными западными образцами убеждает, что СУ-76 мало в чем уступала немецким «мардерам», не говоря уж о британских «бишопах».

Тем не менее, наличие этой САУ в первых рядах при наступлении воспринималось чуть с меньшим восторгом, чем работа «Катюш», но все-таки. Легкие и верткие, и ДОТ заткнут, и пулемет на гусеницы намотают. Одним словом, лучше с «коломбинами», чем без них.

А открытая рубка не позволяла отравиться пороховыми газами экипажу. Напомню, что Су-76 использовалось именно как орудие поддержки пехоты. Пушка ЗиС-5 имела скорострельность 15 выстрелов в минуту, и можно только представить, в каком аду приходилось действовать самоходчикам при ведении огня на подавление.

Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский вспоминал:

«. Особенно полюбились солдатам самоходные артиллерийские установки СУ-76. Эти легкие подвижные машины поспевали всюду, чтобы своим огнем и гусеницами поддержать, выручить пехоту, а пехотинцы, в свою очередь, готовы были грудью заслонить их от огня вражеских бронебойщиков и фаустников. «

При правильном использовании, а это пришло не сразу, СУ-76М хорошо показали себя как в обороне — при отражении атак пехоты и как подвижные, хорошо защищенные противотанковые резервы, так и в наступлении — при подавлении пулеметных гнезд, разрушении дотов и дзотов, а также в борьбе с контратакующими танками.

СУ-76 иногда использовались для стрельбы с закрытых позиций. Угол возвышения её орудия был максимальным среди всех советских серийных самоходок, и дальность стрельбы могла достигать пределов установленного на ней орудия ЗИС-3, то есть 13 км.

Читать еще:  Фотографии "Крона" - лазерный локационный комплекс

Низкое удельное давление на грунт позволяло самоходке нормально передвигаться в болотистой местности, где другие типы танков и САУ неминуемо бы завязли. Это обстоятельство сыграло большую положительную роль в боях 1944 г. в Белоруссии, где болота играли роль естественных преград для наступающих советских войск.

СУ-76М могли проходить по наспех сооруженным гатям вместе с пехотой и атаковать врага там, где он меньше всего ожидал ударов советских самоходок.

Неплохо СУ-76М проявила и в городских боях — открытая ее рубка, несмотря на возможность поражения экипажа огнем стрелкового оружия, обеспечивала лучший обзор и позволяла весьма тесно взаимодействовать с бойцами пехотных штурмовых отрядов.

Наконец, СУ-76М могла поражать своим огнем все легкие и средние танки и равноценные ей самоходки вермахта.

С окончанием Второй Мировой войны служба СУ-76М не закончилась. В Советской Армии они эксплуатировались до начала 50-х годов, 130 машин, переданных в период войны Войску Польскому, так же были списаны к середине 50-х, несколько десятков доставшихся КНДР приняли довольно активное участие в Корейской войне, но в большинстве своем ее не пережили.

Каков же итог? А итог прост, как бронебойный снаряд. Созданная вокруг отличной пушки ЗИС-3 на базе неплохого легкого танка Т-70, выпускавшаяся большими сериями, СУ-76 сделала самоходную артиллерию Красной Армии действительно массовой.

СУ-76 стала надежным средством огневой поддержки пехоты и таким же символом Победы, пусть и не столь явным, как «тридцатьчетверки» и «зверобои». Но по массовости СУ-76 уступали только Т-34.

Источники:
Музей военной истории с. Падиково Московской области
Игорь Шмелев. «Самоходная артиллерия»
Г.Л. Холявский «Полная энциклопедия танков мира 1915 — 2000 гг»
http://pro-tank.ru/bronetehnika-sssr/samohodnie-ustanovki/101-su-76m

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Тяжелая судьба «Коломбины». История создания и боевого применения САУ СУ-76 и СУ-76М.

Одна из самых «несчастливых» и ругаемых боевых машин времен Великой отечественной войны САУ СУ-76 и более удачный ее вариант СУ-76М тем не менее сыграли заметную роль в разгроме немецких и японских войск. Да и в послевоенное время легкая самоходка оставалась в строю и повоевать ей пришлось немало.

Вопреки распространенному заблуждению, понимание необходимости наличия в войсках кроме танков самоходных орудий поддержки у командования Красной Армии вполне присутствовало. Другое дело, что перестройка промышленности на военный лад, эвакуация, потеря времени на организацию работы на новом месте, нарушение хозяйственных связей в условиях войны на истощение и постоянного требования увеличения выпуска хоть каких-то танков вынуждали выделять ресурсы на разработку САУ по остаточному принципу.

Не вдаваясь в детали проектирования первого варианта машины, отметим, что в результате в серию пошел вариант СУ-12, разработанный осенью 1942 года в КБ завода № 38 (им.Куйбышева) по проекту С.А. Гинзбурга. Желающим ознакомиться с темой создания СУ-76 подробней рекомендую отличную статью — Юрий Пашолок. Роковая самоходка Су-12

Именно эта машина получила индекс СУ-76. Характерная особенность ее — оснащение силовой установкой из двух параллельно установленных автомобильных бензиновых двигателей ГАЗ 202. Изначально порочное решение с такой схемой установки двигателей привело к трагическим последствиям. Машина получилась ненадежной, часто ломались коробки передач. Конструктору Гинзбургу удалось убедить высокое начальство и себя самого, что причиной неудовлетворительных результатов испытаний пробегом является плохая сработанность синхронного привода переключения КПП как следствие низкого качества сборки опытных образцов, а не ошибочные конструктивные решения.

Отчасти Гинзбург был прав. Первые 26 СУ-12 были направлены 5 января 1943 года в Московский учебный центр самоходной артиллерии. 20 января оттуда поступила докладная записка, которая касалась качества СУ-12 и СУ-35 (СУ-122). Из 26 полученных СУ-12 к тому моменту удалось поставить в строй 14, еще 9 ремонтировалось на месте, а 3 отправились на ремонт в Мытищи, на завод №40. При этом проблемы с массовым отказом КПП еще не начались.

Сама по себе система с двумя коробками передач, которые управлялись одним рычагом, была очень ненадёжной. Главный конструктор ГАЗ Липгарт по этому поводу даже направил письмо в Народный комиссариат среднего машиностроения. В частности он отметил, что данные КПП вообще не предназначены для работы с параллельно установленными двигателями и что отказов аналогичных КПП на выпускаемых ГАЗ грузовых а/м нет.

7 июня 1943 года вышло постановление ГКО №3530 «О самоходных установках СУ-76»:

«Самоходные установки СУ-76, предложенные Наркомтанкопромом (т. Зальцман) и начальником ГАУ КА (т. Яковлевым) и принятые на производство Постановлением ГКО от 2.12.1942 г., имели в эксплуатации массовые поломки коробок перемены передач и другие дефекты.

Указанные недостатки имели место в результате безответственного отношения Наркома Танковой промышленности т. Зальцман, начальника ГАУ т. Яковлева, директора завода №38 НКТП т. Яковлева и конструктора т. Гинзбурга к разработке конструкции самоходной установки и ее испытаниям. «

Для машины это повлекло приостановку выпуска вплоть до появления нового проекта и прохождения опытными образцами испытаний, а для конструктора Гинзбурга означало отстранение от руководства специальным КБ самоходной артиллерии и отправку на фронт в должности заместителя командира 32-й танковой бригады по технической части. С. Гинзбург погиб 3 августа 1943 года в районе деревни Малая Томаровка Курской области . Лишился своего поста и Зальцман.

Неудачные самоходки СУ-12 (с мая 1943 года СУ-76) дорабатывались по проекту все того же завода №38 уже в войсках и на ремонтных заводах. Иногда этот проект и доработанные по нему машины именуют СУ-12М. Принятые меры радикально ситуацию, увы, не изменили. Всего было выпущено 609 таких САУ, именно они приняли участие в Курской битве в небольшом относительно количестве. Впервые же эти машины пошли в бой на Волховском фронте.

Модернизированный образец САУ на замену СУ-12 создавали сразу три конструкторских бюро (видимо на всякий случай, для страховки) — на заводе №38, на ГАЗе и КБ №92. В проекте завода №38 была применена спаренная установка двигателей ГАЗ-203 от лёгкого танка Т-70, при которой оба мотора располагались последовательно и работали на общий вал. Этот вариант получил заводской индекс СУ-15. В дальнейшем в ходе модернизаций 1950 и 1952 года надежность и устойчивость работы двигателей и трансмиссии были еще повышены.

«Чистых» СУ-15 выпустили 4 штуки — строго по соответствующему постановлению ГКО. В ходе испытаний стало ясно, что необходимо уменьшить вес машины — в результате появилась СУ-15М, известная нам по военным фотографиям — с пониженным задним бронелистом. Ее принято именовать СУ-76М. В войсках же варианты этой САУ в документах не различали вообще, так что путаница с модификациями СУ-76 образовалась изрядная.

Читать еще:  Статьи 9К51 БМ-21 «Град» - 122-мм реактивная система залпового огня

Не стоит, однако, полагать, что САУ стала «надежной как часы». Проблемы продолжались, но на этот раз из-за низкого качества комплектующих, в частности тех же самых коробок передач. Ситуация более менее стабилизировалась только к 1944 году.

Машины производства разных заводов заметно отличались друг от друга. В апреле 1944 года была сделана попытка систематизировать и упорядочить накопившиеся доработки — обрезиненный ленивец, люк из боевого отделения к месту мехвода и пр. Подробней изучить этот вопрос можно здесь.

Боевое применение СУ-76 (как и любой другой бронетехники) было успешно, когда учитывалась специфика этой легкой машины и приводило к большим потерям, если установка применялась наравне с танками Т-34 и САУ на их базе.

Имея высокую проходимость и небольшую массу, а также значительный (для САУ) угол возвышения орудия, СУ-76 могла действовать там, где более тяжелые машины не могли применяться совсем или применялись неэффективно — в горно-лесистой или заболоченной местности, например. Установка могла вести в принципе огонь и с закрытых позиций — такая ее особенность очень пригодилась в корейской войне.

В ходе Калинковичско-Мозырской операции в январе 1944 года в составе 2-го и 7-го кавалерийских корпусов находились 1459-й и 1816-й легкие самоходно-артиллерийские полки (САП). Вместе с кавалерией САУ прошли более 200 км по полному бездорожью в тыл обороняющейся группировки немцев, перерезав линии снабжения.

На завершающем этапе ВОВ передовые отряды и разведывательные подразделения Красной Армии применяли СУ-76 в качестве комбинированного средства легкая САУ — бронетранспортёр. Открытая рубка позволяла экипажу легко взаимодействовать с десантом, противопульное бронирование для легкой машины было вполне достаточным — до 30мм, а вооружение (76.2мм пушка ЗиС 3) эффективно для подавления отдельных огневых точек и при необходимости — бронетехники противника. Хотя в роли противотанкового средства СУ-76 не могла на равных тягаться с тяжелыми немецкими танками, разве что при действиях из засад.

Так в бою возле населенного пункта Лерцегхалат 14.01.45 4 САУ СУ-76М из состава 1897-го САП огнем из-за железнодорожной насыпи с расстояния порядка 300м поразили в борта минимум 6 танков Пантера (сгорели).

Самоходные установки СУ-76 входили в состав самоходно-артиллерийских полков и бригад, первые САП имели смешанный состав — СУ-76 и СУ-122, но позже такие подразделения оснащались только однотипной материальной частью.

Вошедшая в история «нелюбовь» экипажей к этой боевой машине связана прежде всего со слабой броневой защитой и незавидной участью мехвода, сидящего рядом с бензобаками. Прозвище «Коломбина» было далеко не единственным, но самым приличным среди кличек, данных этой САУ в армии.

Поучаствовала СУ-76М и в войне с Японией -на 5 августа 1945 года в Дальневосточной группировке Красной Армии имелось 944 исправные САУ этого типа.

После окончания Второй мировой войны САУ СУ-76 оставались в строю еще длительное время. В СССР — до 60-х годов. Прошедшие ряд модернизаций машины состояли на вооружении Войска Польского, армии Чехословакии и Югославии, ГДР, Румынии и Венгрии, поставлялись в Албанию, Афганистан и Китай и Северную Корею.

Имеющаяся в наиболее популярном «справочном» интернет-издании Википедия статья про СУ-76 как-то очень куце излагает ее зарубежный опыт. Данная боевая машина применялась значительно шире в плане географии поставок.

В части боевого применения СУ-76 Китаем в частности известен факт наличия на вооружении «китайских добровольцев» в Корее к концу войны (1953 год) 48 этих САУ. Возможно, именно эти машины присутствуют на фото вверху.

СУ-76 поставлялись во все страны восточной Европы, которые принято объединять термином «страны социалистической ориентации».

Особенно интересно отметить, что в 1953-м году для вооружения казарменной народной полиции ГДР ( Die Kasernierte Volkspolizei) было получено 209 самоходных орудий СУ-76М. В 1956 году была создана Национальная народная армия ГДР, куда вошли формирования казарменной полиции и имевшаяся у них техника. СУ-76 поступили в танковые и противотанковые подразделениях 6-й и 11-й дивизий, где использовались до 1958 года и были заменены танками Т-34-85. В последующие годы некоторое количество СУ-76М переделали в БРЭМ.

Были поставки СУ-76М и в Афганистан — около двух десятков единиц. Еще при монархии. Имеются фото времен американского присутствия, где видны остовы этих машин, введенных повторно в строй предположительно в период с 1992 по 1996 год.

Вторым по значимости эпизодом с участием СУ-76 после ВОВ стала Корейская война 1950-1953 года. Эти САУ вместе с танками Т-34 составили основу бронетанковых подразделений КНА и войск китайских добровольцев.

Специфика горно-лесистой местности с расположенными в долинах рисовыми полями затрудняла использование тяжелой бронетехники. Так что легкая «Коломбина» имевшая возможность вести огонь с закрытых позиций пришлась как нельзя кстати.

Вопреки переписываемому друг у друга в Интернете постулату, САУ СУ-76 в качестве противотанкового средства наиболее часто применялись на втором этапе войны (сентябрь-октябрь 1950 года, контрнаступление «войск ООН» и южнокорейской армии) и на этапе позиционной борьбы, а вовсе не в начальный период, когда против КНА действовали преимущественно легкие машины. Применялись в этой роли СУ-76 в засадах. Такая тактика против продвигавшегося в колоннах по дорогам противника вполне себя оправдывала. Насколько эффективны были подобные засады можно судить по стандартному тактическому приему армии США при наступлении вдоль дорог, когда любой пригодный потенциально для засады участок местности предварительно обстреливался «из всех стволов», включая зенитные автоматы и крупнокалиберные пулеметы.

В своей корейской эпопеи СУ-76 побывала и в совершенно новом для себя амплуа — береговой артиллерии и противодесантного средства. Вместе с танками Т-34-85 эти машины обеспечивали надежную оборону побережья ведя огонь по мелким судам индивидуально, а по средним и крупным боевым кораблям в составе подразделения с общей корректировкой. В условиях господства в воздухе авиации «войск ООН» бронетехнику держали вдоль побережья в специальных укрытиях туннельного типа, надежно защищавших боевые машины и личный состав от ударов с воздуха и огня корабельной артиллерии.

С лета 1951 года для обороны побережья были задействованы 5 так называемых танково-самоходных полков КНА.

Читать еще:  Боевое применение Штык к егерскому штуцеру обр. 1805 г.

Следует отметить, что десантная операция в Инчхоне была единственно успешной для американцев и на более поздних этапах войны ничего похожего воспроизвести им так и не удалось в более менее серьезных масштабах, несмотря даже на морскую блокаду Корейского полуострова.

Самая массовая самоходка СССР: лучшая подруга пехоты

Все, кто интересуется военной историей, любят обсуждать красивую и мощную бронетехнику. Легендарные «тридцатьчетверки», грозные «ИСы», мрачные «Тигры» и хищные «Пантеры» — чаще всего интерес вызывают именно они. Но на их фоне часто незаслуженно забывают о «рабочих лошадках войны» — легких, неказистых, но полезных и востребованных самоходках Су-76. Сегодня мы попытаемся исправить эту несправедливость.

Почему не танк?

Ценность танка как вида оружия — в массовом применении. Только будучи сведенными в отдельные быстроходные соединения, танки сыграют в полную силу. Их стихия — длительные марши, рейды по тылам, захват ключевых пунктов и формирование стенок котлов для пойманного в ловушку противника. В начале 1943 года советское командование решило использовать возможности танков по максимуму. Стали формироваться танковые армии нового штата — крупные маневренные соединения, идеальный инструмент для окружения противника.

Но была и обратная сторона медали. Новые соединения поглощали много танков, а это значило, что кто-то получит их меньше, чем мог бы. Этим «кем-то» были обычные стрелковые дивизии, которые встали перед перспективой расплаты за формирование танковых армий. Пехоте требовалось средство замены танка — простое, эффективное и не загружающее производственные мощности танковых заводов.

«Автомобильное» сердце

Разрабатывать такое средство начали еще в 1942 году. Взяв за основу легкий танк Т-70, работавший на спарке двух автомобильных двигателей, конструкторы решали одну из важнейших проблем. Такая машина могла производиться на автомобильных же заводах — например, на ГАЗе, где уже делали те же легкие танки. А это значило, что наполнение танковых армий не оставит пехоту без поддержки бронетехники.

Но вооружение легкого танка — 45-мм пушка — было слишком слабым. Для поддержки пехоты требовалось что-то помощнее, чтобы обеспечить и сильный фугасный эффект, и возможность пробивать бронетехнику противника. Логичнее всего было сделать из легкого танка САУ, то есть заменить небольшую башню на неподвижную просторную рубку, а на освободившееся место поставить орудие посерьезнее. Им стала 76-мм пушка ЗиС-3, которую производили в том же Горьком. Казалось бы, все шло по плану…

Но первоначальный вариант самоходки вышел «сырым». Первые Су-76, поставленные в войска в начале 1943 года, были крайне ненадежны. Во всем был виноват неудачный вариант спарки двигателей — они ставились не вдоль, а параллельно друг другу, что было в новинку для этих моторов. Схема еще не была отработана, и самоходки нещадно ломались. Попытки решить проблему ни к чему не привели, так что пришлось вернуться к «традиционной» системе спарки.

Потерянное время значило, что новые самоходки не насытят войска к Курской битве. Это разъярило вышестоящее начальство. Сильнее всех от его гнева пострадал главный конструктор самоходки Семен Гинзбург. За особое упорство в отстаивании оказавшейся бесперспективной схемы он был отстранен от конструкторских работ и отправлен на фронт — заместителем командира танковой бригады по технической части. Долго провоевать Гинзбургу не пришлось — 3 августа 1943 года он погиб под Курском…

Испытание делом

К концу лета 1943-го Су-76 серьезно модернизировали и запустили в по-настоящему массовое производство. Надежность достигалась не только за счет выбора другой спарки двигателей — было решено еще и облегчить машину. Пришлось «утончить» и без того слабую броню, а также отказаться от бронирования крыши и задней части. Последнее отразилось в одном из фронтовых прозвищ самоходки — «Голож*пый Фердинанд». Грустная ирония, конечно, отсылала к знаменитой немецкой САУ. «Фердинанд» походил очертаниями на Су-76, но был намного лучше защищен, так как относился к другому классу машин.

Не более приятным было и другое прозвище — «сука». Да, Су-76 не могла похвастаться серьезной броней. Но специфика применения ее и не требовала. Конечно, любая попытка возглавить атаку на этой самоходке терпела провал. Но САУ поддержки пехоты должна была находиться в 200–300 метрах позади наступающих войск, поддерживая их огнем. В этих случаях Су-76 были очень эффективны, становясь вечным спутником и помощником пехоты, которая предпочитала быть поддержанной такими самоходками, чем воевать в одиночестве.

Пехота и самоходки нуждались друг в друге. Первая получала непосредственную поддержку в бою — броневые машины могли двигаться за наступающими и поражать неприятеля прямой наводкой. А жизни экипажей Су-76, в свою очередь, зависели от пехотного прикрытия — вездесущие автоматчики защищали самоходки от «фаустников» и вражеских пехотинцев с ручными гранатами. Экипажи эту заботу ценили и стремились поддержать своих как можно более плотным огнем. Некоторые достигали в этом деле особых высот, умудряясь нагружать в рубку Су-76 почти в два раза больше снарядов, чем положено.

Этим умения экипажей не ограничивались. Так, наводчик Су-76 Станислав Горский описывает ситуацию, когда его самоходке удалось подкрасться к старому немецкому форту. Из амбразуры бил пулемет, но не прицельно — Су-76 скрывалась за густыми кустами. Выстрелить и попасть из-за них было невозможно, но появление на открытом пространстве подставляло бы самоходку под огонь противотанковых орудий.

Экипаж принял правильное решение и очень профессионально реализовал его — взревев спаркой двигателей, Су-76 выскочила на открытое пространство. В распоряжении наводчика были считаные секунды, но они не пропали зря — Горский положил снаряд точно в амбразуру. Сразу после выстрела мехвод включил заднюю, и самоходка попятилась назад, скрывшись в кустах еще до первых выстрелов немецких пушек. Неприятельский пулемет замолчал, что дало шанс прячущимся в кустах автоматчикам. Совершив стремительный рывок, они захватили форт, показав отличный пример взаимодействия самоходчиков и пехоты.

Су-76 стала самой массовой САУ Советского Союза — было выпущено более 14 тысяч единиц. Без ее участия не обходилась ни одна крупная операция завершающего периода ВОВ, самоходки вносили свою лепту везде — от Румынии до Северной Норвегии и занятой японцами Маньчжурии. Но и это не был конец боевого пути — как минимум 75 машин были переданы КНДР, некоторые из них принимали участие в Корейской войне.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector