5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рисунки «Корабль-Макет» — экраноплан

Рисунки «Корабль-Макет» — экраноплан

В начале 1960-х гг. была принята государственная программа по экранопланам, предусматривающая создание ряда новых пилотируемых самоходных моделей экранопланов, а также разработку проектов боевых экранопланов для ВМФ и других родов войск с созданием полноразмерного экспериментального экраноплана. В 1964-1965 гг. в ЦКБ по СПК осуществлялось проектирование и создание уникального, самого большого в мире летательного аппарата — экраноплана «КМ»- корабль-макет, получившего у зарубежных спецслужб названия: «Каспийский монстр», «Каспийское чудовище». Главным конструктором этого экраноплана был Р.Е. Алексеев, ведущим конструктором — В.П. Ефимов. В постройке экраноплана КМ были задействованы многие предприятия Советского Союза, в частности Горьковского региона — завод «Красное Сормово», авиастроительный завод имени Серго Орджоникидзе.

Первая публикация об экранопланах появилась в ТМ в 1972 году. Это было интервью с американцем Александром Липпишем — создателем лодок, скользящих по воздуху над водой. Как о диковинке узнал советский читатель об одноместном экраноплане Х-113 массой 345 кг. В конце беседы конструктор поделился своей мечтой построить 500-тонный лайнер, способный пересекать океаны со скоростью 200 км/ч и нести 240 т полезной нагрузки. В ту пору всем нам было невдомек, что подобные машины созданы уже почти 10 лет назад и не в секретных ангарах Локхида или Боинга, а на берегу Волги, под Горьким — ныне вновь Нижним Новгородом. И уникальные аппараты, и имя их главного конструктора до последнего года держались в тайне. На Западе же о корабле-макете знали не только спецслужбы, но и любой интересующийся подобной техникой. В одном из выпусков «Джейна»- популярного английского издания, посвященного военной технике всех стран — «Каспийский монстр» был охарактеризован так: «Гигантская советская экспериментальная крылатая машина, использующая влияние близости земли, с размахом крыльев 40 м, длиной более 90 м, проходит испытания на Каспийском море. Они начались в 1965 году. Аппарат, для которого оптимальная высота движения от 4 до 14 м над поверхностью, имеет потенциальную скорость 560 км/ч . «

КМ, или корабль-макет, как его назвали в ЦКБ, имел длину 92 м, высоту 22 м, размах крыла 37 м. Днище корпуса было устроено по-корабельному, хотя внешне КМ походил на самолет. На переднем пилоне размещалось 8 турбореактивных двигателей тягой по 10 т каждый — их мощность использовалась в основном при старте. На киле стояли еще два таких же двигателя, достаточных для поддержания крейсерского режима. В рекордном полете его масса достигала 544 т, что было в то время неофициальным мировым рекордом для летательных аппаратов того времени. Он был побит только с созданием самолета Ан-225 «Мрия».

Испытания корабля-макета («Джейн» немного ошибся — они начались в 1966 году) решили провести на Каспийском море. Почти месяц, полупритопленного, с отстыкованным крылом, накрытого маскировочной сеткой, «монстра» буксировали по Волге. По требованиям секретности, шли ночами, днем отстаивались. И все это время доделывали KM — руководство, желая отрапортовать «наверх» и получить награды, назначило Алексееву, попросту говоря, сумасбродные сроки.

Наконец КМ достиг Каспийска — городка, расположенного рядом с Махачкалой. Туда же прибыли высокопоставленные чиновники и потребовали от конструктора немедленного отчета. Экраноплан еще находился в плавучем доке, а Доктор наравне со всеми тянул канаты, пристыковывая крыло. И вдруг он удивил своих сотрудников, казалось бы, уже привыкших к его неординарности, — взяв полетный лист, Алексеев невозмутимо начертал на нем: «Полет в доке».

Запустили все 10 двигателей, грохот нарастал, тросы, удерживающие КМ, натянулись, как струны, на берегу начал ломаться деревянный забор, попавший под выхлопы моторов. При тяге в 40% от номинальной док с пришвартованным в нем экранопланом тронулся с места, стало срывать якоря. Удовлетворенный произведенным на чиновников впечатлением, Алексеев приказал глушить двигатели. С тех пор слова «полет в доке» для конструктора и его сподвижников обозначали очковтирательства, на которые случалось идти, дабы не конфликтовать с требующим быстрых результатов начальством.

А оно все торопило, и для соблюдения назначенной даты первого полета пришлось серьезно рискнуть. Дело в том, что на корабле-макете не успели смонтировать радиооборудование, не работали и высотомеры. В четыре утра, когда начальство нежилось в постели, буксир вывел док в море. Он еще не полностью погрузился в воду, а из него уже на малом газе вырулил экраноплан — за штурвалом сидел Доктор. Он показал жестом: «Вперед!» — и поднял КМ из воды. Летал сразу около 50 мин на высоте примерно 4 м.

На берегу Алексеев доложил ошеломленным председателю и членам комиссии: «Машина вела себя прекрасно», а заодно, пообещав никому не говорить, что они все проспали, попросил подписать полетный лист. Деваться сконфуженным чиновникам было некуда — полет наблюдало немало свидетелей. Удачный исход первого испытания принес Алексееву «добро» финансировать его проект как минимум 5 лет. На самом же деле полет прошел не столь уж гладко — в какой-то момент корпус экраноплана, построенный по авиационным принципам, начал извиваться, как змея. Недостаток решили устранить самым простым путем — корпус укрепили 10-и 20-миллиметровыми металлическими листами. Перебирать его ажурную силовую конструкцию, перекладывать кабельные трассы и прочую начинку было некогда.

Читать еще:  Новости Палаш кирасирский армейский солдатский обр. 1798 г.

Но все равно огромная, тяжелая машина показала феноменальные качества. Она устойчиво шла над экраном на высоте 3 — 4 м на крейсерской скорости 400-450 км/ч. Вообще Алексеев обладал какой-то удивительной конструкторской интуицией. Например, когда за рубежом опубликовали схемы его судов на подводных крыльях, один немецкий профессор-гидроаэродинамик, изучив их, категорически заявил: «Эти аппараты не могут двигаться так быстро — крылья разрушатся от кавитации». Узнав же, что русские от опытных образцов уже переходят к серийному выпуску, уязвленный ученый не удержался и приехал к Алексееву. Зарубежного гостя прокатили на «Ракете», причем часть плавания он провел довольно оригинально. По его просьбе открыли нижний люк, профессор свесился вниз головой поближе к воде (двое из команды держали его за ноги) и наблюдал водные потоки, омывающие крыло. Через некоторое время профессор принял нормальное положение и, пожав Алексееву руку, сказал: «Удивительно, гениально!»

Да, Доктор был необычным человеком. Его, как и КМ, вполне можно назвать «монстром», способным на то, что другим не под силу. До сих пор достигнутое им в создании экранопланов остается отечественным секретом. Зарубежные аналоги этих машин представляют собой, по сути, низколетящие самолеты — пилоты насильно удерживают их у поверхности. КМ же был настолько устойчив, что Алексеев иногда на показ переставал им управлять и даже выключал в полете двигатели. Наблюдавших такое летчиков особенно впечатляло, что аппарат безо всякого вмешательства рулей отслеживал каждый изгиб рельефа. Обладал КМ и хорошей маневренностью — он был способен на крутые развороты с большим креном и касанием шайбы (окончания крыла) о воду. Наблюдатели видели, как после затяжного разбега по морю с 3-балльным волнением он оторвался от воды и ушел за горизонт.

Испытания КМ проходили на Каспии в течении в течении 15 лет и закончились очень печально. 9 февраля 1980 года умер Алексеев. В тот же году погиб КМ. Пилот, давно не сидевший за штурвалом «монстра», слишком резко задрал при взлете нос машины, она быстро и почти вертикально пошла вверх, растерявшийся летчик резко сбросил тягу и не по инструкции сработал рулем высоты — корабль, завалившись на левое крыло, ударился о воду. Жертв не было. Все, кто знал «Каспийского монстра», до сих пор уверяют — нужно было сделать нечто из ряда вон выходящее, чтобы угробить его.

Экспериментальный экраноплан «КМ» (Корабль-макет) (СССР)

Экспериментальный экраноплан «КМ» (Корабль-макет), за рубежом также известен как «Каспийский Монстр», разработан в конструкторском бюро Р.Е.Алексеева в 1964-1965 годах. Пока проводились исследования на самоходных моделях, на кульманах проектировщиков всё отчетливее просматривались контуры гигантского 12-двигательного экраноплана противолодочной обороны проекта 1133, разработка которого началась осенью 1962 года. Гигант поражал не только своими размерами, но и формами. На нём стояло восемь ТРД и четыре турбовинтовых двигателя (ТВД) НК-12М с соосными воздушными винтами диаметром 5,6 м. Для обеспечения отработки этого аппарата в 1963 году построили первую двухместную самоходную модель СМ-5, компоновка которой соответствовала первоначальному облику корабля, за исключением горизонтального оперения.

На противолодочном экраноплане оно имело поперечное V. Ответа на вопрос «Зачем?» до сих пор нет. Поскольку горизонтальное оперение по площади и несущим свойствам было под стать крылу, то можно предположить, что это сделали для достижения требуемого запаса поперечной устойчивости аппарата при его полёте на предельной высоте. С другой стороны, V-образность горизонтальному оперению могли придать для защиты воздушных винтов и воздухозаборников ТВД от водяных струй и брызг, вылетавших из-под корпуса и крыла аппарата. На СМ-5 установили два газотурбинных двигателя, один из них использовался для создания воздушной подушки за счёт поддува газовых струй под крыло. Для облегчения взлёта под корпусом лодки предусмотрели два редана. Но оперение сделали без поперечного V. В ходе испытаний СМ-5 не всё получалось, какхотелось. В1964 году аппарат показал свой трудноукротимый норов. Попав в сильный порыв встречного ветра, машина задрала нос и, уйдя от экрана, потеряла устойчивость и рухнула в воду.

Тем не менее опыт, полученный в ходе исследований самоходных моделей, позволил уточнить компоновку экраноплана, способного устойчиво летать вблизи водной поверхности. Чтобы свести к минимуму риски в ходе испытаний, на предприятии организовали лётно-испытательный отдел. Создание отечественных экранопланов, несмотря на закон о 30-летнем сроке хранения секретных материалов, до сих пор окутан таинственностью, хотя с момента начала разработки гигантской машины прошло полвека и надеяться на живых свидетелей не приходится, а архивы до сих пор закрыты. По логике, с учётом активной позиции Алексеева этот проект после отказа заказчика от противолодочного экраноплана послужил основой для корабля-макета «КМ», добиться финансирования которого было гораздо проще, чем аппарата целевого назначения.

В апреле того же 1963 года, не дожидаясь результатов лётных исследований самоходной модели, «КМ» был заложен в стапели и летом того же года для знакомства с ним предприятие посетил С.П.Королёв. Какую цель преследовал визит в Горький создателя ракетно-космической техники, история пока умалчивает. Возможно, экранопланы рассматривались для поисково-спасательных работ в океане, а возможно, и в качестве носителей баллистических ракет. В 1964 году в жизни страны произошли серьёзные изменения. Вместо Н.С.Хрущёва первым секретарём ЦК КПСС избрали Л.И.Брежнева, и в том же году, похоже, изменилась доктрина ВМФ. Высокоскоростной аппарат для борьбы с ракетными подводными лодками противника оказался не нужен. Эту задачу возложили на противолодочные самолёты Ил-38 и Ту-142. В итоге, боевую машину переквалифицировали в корабль-макет, а ЦКБ по СПК выдали задание на разработку транспортно-десантного экраноплана, но об этом разговор впереди.

Читать еще:  LMV M65 "Рысь" - полноприводный многофункциональный бронированный автомобиль

«КМ» создавали под непосредственным руководством Алексеева (ведущий конструктор В.П.Ефремов). Расчётная взлётная масса экраноплана, исходя из поставленных перед ним задач, достигла 430 тонн. В те годы в авиации не было ничего подобного. Военно-транспортный самолёт Ан-22 «Антей», которому в 1965 году удивлялся весь мир, был в два раза легче «Каспийского монстра» (так окрестили «КМ» американцы, обнаружившие его позже из космоса с разведывательного спутника во время испытаний на Каспийском море). «КМ» строился по схеме, предварительно исследованной на самоходных моделях, отличавшихся друг от друга не только массогабаритными характеристиками, но и аэродинамическими компоновками. Поэтому создание гигантского аппарата «КМ» было большим риском. Но уверенность главного конструктора передалась всем создателям необычной машины. В итоге, проект экраноплана был согласован в отраслевых институтах, Министерстве судостроительной промышленности и с заказчиком. Подключили к этой работе и предприятия Министерства авиационной промышленности.

Активизации работ по «КМ» способствовал и визит на предприятие Л.И.Брежнева в декабре 1965 года. В постройке «КМ» были задействованы многие предприятия страны, в частности судостроительный завод «Красное Сормово», авиационный завод «Сокол», машиностроительный завод «Гидромаш». Постройка гигантского летающего судна завершилась весной 1966 года и в апреле объединённый научно-технический совет министерств судостроительной и авиационной промышленности дал «добро» на начало ходовых испытаний. Предварительные расчёты показали, что для полёта тяжёлого экраноплана будет достаточно восьми самых мощных отечественных газотурбинных двигателей ВД-7 (видимо, ВД-7Б — модификация ТРД, использовавшегося на межконтинентальных бомбардировщиках 3М конструкции В.М.Мясищева) тягой по 10 750 кгс и двух ВД-7КМ («оморяченных» ТРДФ, заимствованных со сверхзвукового бомбардировщика Ту-22). Первые в двух блоках (по четыре в каждом) расположили по бокам носовой части аппарата, а двигатели с форсажными камерами — на киле. Как следует из опубликованных материалов, тяги двух маршевых ВД-7КМ было достаточно для крейсерского полёта корабля. Исходя из этого можно сделать вывод, что при расчётной полётной массе 430 тонн аэродинамическое качество «КМ» не будет превышать 13, а при массе 500 тонн — не более 15,6. Скорее всего, истина находится где-то посередине.

В июне 1966 года, отстыковав консоли крыла и оперение, корпус «КМ», построенный на судостроительном заводе «Волга», поместили в плавучий док и отбуксировали в Каспийское море, где в районе острова Чечень была создана испытательная станция. Туда же доставили и другие агрегаты машины. Для проведения испытаний «КМ» и других перспективных аппаратов в Каспийске на удалении около 120 км от острова Чечень организовали филиал ЦКБ по СПК. Испытания «КМ» на воде начались 18 октября 1966 года. В первом же полёте аппарата (продолжительностью 40 минут), пилотируемого начальником лётно-испытательного отдела (в прошлом военным лётчиком) В.Ф.Логиновым (командир) и Р.Е.Алексеевым, выявилась недостаточная жёсткость лодки, которую пришлось усиливать. Дальнейшие испытания проводили пилоты Д.Гарбузов и В.Трошин.

При взлётной массе 430 тонн тяговооружённость аппарата (соотношение тяги двигателей и полётного веса) составляла 0,274, была такой же, как у считавшегося весьма перспективным экраноплана «Лунь». Корпус лодки «КМ» отличался очень большим удлинением, что способствовало снижению его гидродинамического сопротивления. Много позже по такому же пути пошли конструкторы АНТК имени Г.М.Бериева при создании самолёта-амфибии А-40. Вслед за СМ-5 для дальнейшей отработки «КМ» построили ещё одну самоходную модель СМ-8 (ведущий конструктор В.А.Пикунов). Как и предшественницу, её изготовили в масштабе 1:4. Силовая установка СМ-8 включала один газотурбинный двигатель РД-9 с отводом части газовых струй в восьмисопловый аппарат, расположенный на пилоне носовой части корпуса для создания более равномерного поддува под крыло и горизонтальной тяги. Помимо этого для создания горизонтальной тяги использовались ТРД КР-7-300, два сопла которого располагались на верхней палубе корпуса в начале зализов между ним и вертикальным оперением, а воздухозаборник защищался от попадания воды экраном.

Испытания СМ-8 (пилоты В.Логинов и В.Печенов) начались в 1968 году. Летом следующего года СМ-8, вышедший на берег с травяным покровом, впервые продемонстрировал свою амфибийность. Экраноплан, двигаясь со скоростью около 60 км/ч, свободно преодолевал неровности грунта вьюотой до 0,2 м. На СМ-8 также впервые опробовали систему автоматической стабилизации в канале тангажа. В испытаниях СМ-8 и «КМ» участвовали также пилоты Н.А.Семёнов и B.C.Кудинов. Испытания «КМ» завершились в 1969 году. При этом государственная комиссия во главе с контр-адмиралом Б.Н. Ламой дала высокую оценку экраиоплану. Особенно отмечались его мореходные и эксплуатационные качества. В ходе испытаний «КМ» обнаружилось, что в воздухозаборники задних двигателей попадает вода, и в 1978 году их перенесли в носовую часть корпуса, расположив на высоком пилоне.

Читать еще:  Файлы 9К22 «Тунгуска» зенитный ракетно-артиллерийский комплекс

Около пятнадцати лет первенец отечественного экранопланостроения использовался для различных исследований. Однако после смерти Алексеева, в очередном полёте (он состоялся уже 15 декабря 1980 года) из-за ошибки лётчика-испытателя М.А.Семёнова, ранее пилотировавшего лишь «Орлёнок», корабль-макет «КМ» потерпел катастрофу. Лётчик, не разогнав «КМ» до нужной скорости, начал уходить от воды, увеличивая угол атаки. Аппарат, поднявшись на 30 метров, потерял скорость и свалился на правое полукрыло, которое оторвалось от удара о воду. При этом «КМ» нырнул под воду, погрузившись до фонаря кабины экипажа. Когда «монстр» всплыл, вспыхнул керосин, выливавшийся из разрушенных трубопроводов. Все 15 человек, находившиеся на борту, успели покинуть аварийное судно. Тех, кто получил травмы, посадили в спасательную шлюпку, а остальные, держась за её борта, находились в холодной воде до подхода тральщика из состава кораблей обеспечения. До появления в СССР самолёта Ан-225 «Мрия» экраноплан «КМ» считался самым тяжёлым летательным аппаратом в мире.

Лётно-технические характеристики экраноплана «КМ» (Корабль-макет)
Размах крыла: 37,60 м
Размах хвостового оперения: 37,00 м
Длина: 92,00 м
Высота: 21,80 м
Площадь крыла: 662,50 м
Масса пустого экраноплана: 240,000 кг
Масса максимальная взлетная: 544,000 кг
Тип двигателя: 10 ТРД ВД-7
Тяга: 10 x 13000 кгс
Максимальная скорость: 500 км/ч
Крейсерская скорость: 430 км/ч
Практическая дальность: 1500 км
Высота полета на экране: 4-14 м
Мореходность: 3 балла

Экраноплан «Лунь»: боевой летучий корабль

Судно на воздушной подушке развивало скорость 500 км/ч

​В 1986 году сошел на воду первый корабль из серии боевых ракетоносных экранопланов весом 400 т. Его назвали «Лунь». Своеобразный гибрид с двигателями, разработанными авиаконструктором Николаем Кузнецовым, объединял в себе качества корабля и самолета. Проект считался перспективным, но в 90-е был законсервирован.

Экраноплан движется вблизи поверхности воды или земли за счёт так называемого экранного эффекта: набегающий под крыло поток воздуха создаёт дополнительную подъёмную силу — воздушную подушку. Он может развивать скорость до 500 км/ч и имеет ряд очевидных преимуществ. Более того, существует разновидность экранопланов, способных на длительное время отрываться от поверхности, переходя в режим самолета, — экранолеты.

«КАСПИЙСКИЙ МОНСТР» И «ОРЛЕНОК»

Первый опытный образец военного экраноплана разработал нижегородский инженер-конструктор Ростислав Алексеев. Корабль-макет (КМ) с размахом крыльев в 38 метров и длиной 92 метра на Западе окрестили «Каспийским монстром». В воздух махину поднимала десятка двигателей, разработанных для стратегических бомбардировщиков.

Преимущества экранопланов перед другими видами военного транспорта — экономичность, грузоподъемность и быстроходность — были оценены руководством СССР и министерства обороны. Главной «фишкой» амфибии стала его незаметность для радаров противника. Опытный образец летал на высоте от 4 до 14 метров (слишком низко для радиолокаторов) поверхностью над поверхностью моря, не касался воды при полете (не уловим для гидролокаторов). КМ мог брать на борт груз равный собственной массе (240 тонн), при этом расходовал на его доставку в пять раз меньше топлива, чем транспортный самолет аналогичной грузоподъемности.

В 1972 году Алексеев развил свои идеи и создал десантную версию экраноплана «Орленок», он же А-90. Корабль мог за час доставить с одного берега Каспийского моря на другой до 200 морских пехотинцев с полным вооружением или два плавающих танка (БТР, БМП) с экипажами. При этом судно имело черты уже экранолёта — могло не только скользить в нескольких метрах над поверхностью воды, но и подниматься на высоту до 300 метров. На вооружение ВМФ СССР экранопланы типа «Орленок» поступили в 1979 году. В общей сложности было построено пять А-90, последний из был списан в 2007 году.

«УБИЙЦА АВИАНОСЦЕВ»

Эволюция инженерной мысли Алексеева в итоге привела к созданию ракетного экраноплана «Лунь». Первый и, к сожалению, единственный экземпляр корабля был спущен на воду 16 июля 1986 года.

Длина машины уменьшилась до 73 метров, а размах крыльев в свою очередь увеличилась до 44 метров. Скорость хода «Луня» достигала 500 км в час, а дальность хода — до 2000 км. Максимальная взлетная масса составила 380 тонн. Помогали полету 8 газотурбинных двигателей НК-87. Вооружен экраноплан шестью советскими противокорабельными ракетами «Москит». На момент создания одной из самых современных разработок. «Москиты» двигаются со сверхзвуковой скоростью (2,5 тыс км в час) на расстоянии, затрудняющем их обнаружение и захват противоракетными установками (5-7 метров над поверхностью моря).

В 1984 году руководство Минобороны вывело тему экранопланов из приоритетных для ведомства. Среди высказаных экспертами причин — нетипичность проекта, необходимость новых материалов и т.д.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ОТРАСЛИ

В последнее время о развитии строительства экранопланов вспоминают все чаще и чаще. В марте 2014 года ученые Дальневосточного федерального университета заявили о начале разработки первого экспериментального образца пассажирского экраноплана. Ранее о намерении возобновить строительство такого вида судов на динамической воздушной подушке объявляла Пограничная служба ФСБ России. Министерство обороны страны так же озвучивало свой интерес к экранопланам, однако в государственную программу вооружений до 2020 года финансирование их разработки пока не было включено.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector