0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новости СГ-122(А) — 122-мм самоходная гаубица

СГ-122(А)

122-мм самоходка на безе немецкого Артштурма

StuG III Артштурм – базовое шасси для СГ-122(А)

Когда после успешного контрнаступления советских войск под Москвой по нашу сторону линии фронта скопилось довольно значительное количество немецких танков Pz.III и созданных на его базе штурмовых орудий StuG III Артштурм , возник вопрос, почему бы не использовать их в боевых действиях против бывших хозяев. Однако боевое применение трофейной машины как правило заканчивалось в тот момент, когда заканчивался захваченный вместе с танком боезапас. Противник же явно не торопился поставлять нам танковые боеприпасы.

Выход из такой ситуации напрашивался сам собой: перевооружить трофейные танки нашими пушками.

Поэтому распоряжением техсовета Наркомата Вооружения от 21 декабря 1941 года всем предприятиям Наркомата предписывалось в срок до 1 февраля 1942 года разработать свои предложения по перевооружению трофейных боевых машин с целью их дальнейшего использования на службе в Красной Армии.

А уже в апреле 1942 года в конструкторским бюро мытищинского завода № 592, до войны выпускавшего вагоны метропоездов, и в сентябре 1941 года переориентированного на ремонт танков, в инициативном порядке разработали самоходно-артиллерийскую установку со 122-миллиметровой гаубицей М-30 на базе шасси от трофейного Артштурма .

Выбор в пользу М-30 оказался далеко не случайным. Армии срочно требовалось мобильное средство поддержки пехоты, способное уничтожать полевые укрепления, работать по площадям и, в случае необходимости, бороться с бронетехникой противника, и М-30 для этих целей подходила как нельзя лучше. Кроме того, на ремонтных базах имелось значительное количество таких гаубиц, у которых, вследствие боевых повреждений, не было колёс, щитков или передков.

Проект, разработанный под руководством инженера Каштанова, отличался простотой конструкции.

Чтобы хоть как-то исправить эту ситуацию, было решено создать лёгкую самоходно-артиллерийскую установку непосредственной поддержки пехоты.

Поскольку 122-мм гаубица в не помещалась в стандартную немецкую рубку, её пришлось демонтировать. Боевая рубка советского проекта была заметно выше и обладала следующим бронированием: лоб – 45 мм, борта – по 35 мм, корма – 25 мм, крыша – 20 мм. Для необходимой прочности горизонтального стыка она была усилена снаружи и изнутри накладками толщиной около 6-8 мм. Для высадки и посадки экипажа имелись два прямоугольных люка, один из которых находился в задней части рубки, а второй был сделан в лобовом бронелисте справа.

Основной боекомплект гаубицы размещался по бортам САУ, а несколько снарядов «оперативного использования» – на дне позади гаубичного станка. Как и на немецкой САУ экипаж СГ-122(А) состоял из 5 человек: механика-водителя, командира (он же наводчик по горизонтали), заряжающий (он же радист), наводчик по вертикали и заряжающий. Столь необычный состав был обусловлен особенностями использовавшейся артсистемы, которая помимо раздельного заряжания имела ещё и раздельную наводку. Оптику пришлось использовать отечественную (для стрельбы с закрытых позиций использовался панорамный прицел) а вот радиостанцию оставили немецкого типа. Скорее всего это была FuG5, обеспечивающая радиус действия телеграфом 9,4 км, а телефоном, то есть голосовую – 6 км.

В моторном отделении устанавливался карбюраторный четырехтактный двенадцатицилиндровый V-образный двигатель «Майбах» HL120TRM жидкостного охлаждения мощностью 300 л.с. (221 кВт) с двумя карбюраторами «Солекс». Пуск двигателя производился с помощью электростартера «Бош» типа BNG мощностью 4 л.с. (2,9 кВт) или вручную – с помощью инерционного стартера. В системе зажигания использовалось магнето «Бош» типа I012L14 или отечественного производства БСМ-12Ш. Для доступа в моторное отделение в его крыше были сделаны четыре люка, закрываемые броневыми крышками. Емкость основного топливного бака составляла 320 л, запасных – 120 л. Запас хода машины по шоссе с использованием только основного топливного бака достигал 180 км. В состав механической трансмиссии входили: трехдисковый главный фрикцион сухого трения, механическая шестиступенчатая коробка передач (шесть передач переднего хода и одна передача заднего хода) фирмы «Майбах», одноступенчатые планетарные механизмы поворота с опорными тормозами, поперечные карданные валы, тормоза управления и бортовые редукторы. Передача крутящего момента от двигателя к коробке передач осуществлялась с помощью вала трансмиссии, проходившего через боевое отделение. Коробка передач ZF «Афон» SSG77 (двухвальная, с шестернями постоянного зацепления); планетарные механизмы поворота с опорными тормозами; поперечные карданные валы; тормоза управления и приводы управления самоходной установкой размещались в совмещенном отделении управления и трансмиссии. Подвеска машины – индивидуальная торсионная, ограничители хода балансиров для всех опорных катков – резиновые, гидравлические амортизаторы устанавливались на крайних узлах. В состав гусеничного движителя входили два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами, двенадцать двухскатных опорных и шесть двухскатных поддерживающих катков с наружной амортизацией, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц и две гусеницы с шириной трака 380 мм. Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 12 В. Источниками электроэнергии являлись две аккумуляторные батареи емкостью 128 А•ч или 144 А•ч и генератор «Бош» типа GTW мощностью 600 Вт с реле-регулятором. Для внешней радиосвязи на самоходной установке использовалась штатная немецкая радиостанция, которая размещалась в специальной нише в боевом отделении, образованной за счет приварки броневой коробки на левой надгусеничной полке к борту корпуса машины. За броневой коробкой на борту корпуса размещался антенный ввод со специальным поворотным устройством, обеспечивавшим укладку антенны вдоль борта машины.

Читать еще:  Схемы Штык к пехотному ружью обр. 1808 г.

«Зверь» ИСУ-122: как остававшееся в тени «собратьев» оружие громило нацистов

Оружие, которым ковалась великая победа над нацистами – это не только танк Т-34, знаменитая винтовка Мосина или легендарная «Катюша». По странному стечению обстоятельств многие из образцов вооружения и техники, которыми красноармейцы ломали хребет захватчику, долгое время оставались в тени своих более знаменитых «собратьев».

Тридцатьчетверка – легенда Великой Отечественной. Танк, созданный в духе всей советской военной техники. Дешевый в производстве, неприхотливый, быстрый и, что важнее всего, феноменально надежный. Однако у Т-34, особенно с орудием калибра 76 миллиметров, был один недостаток, о котором историки долгое время старались не вспоминать. И хотя недостаточную огневую мощь 76-миллиметрового орудия танкисты компенсировали энергичным бросками и выходами на дальность максимально эффективного выстрела, именно над повышением этого показателя разработчики машины начали работать практически сразу.

Результатом экспериментов над шасси Т-34 и орудиями большего калибра стала уникальная самоходная артиллерийская установка СУ-122. Главное требование к проектируемой самоходке было сформулировано командованием предельно просто. Для эффективной поддержки пехоты требовалось одновременно мощное и высокомобильное средство ведения огня, способное действовать с той же эффективностью, что и буксируемая артиллерия. Первое же боевое применение СУ-122 в феврале 1943 показало, что крупнокалиберный самоходный «молот» оказался как нельзя более кстати.

Укомплектованные СУ-122 1433-й и 1434-й самоходные артиллерийские полки были брошены на одно из самых сложных направлений – в сторону блокированного нацистами Ленинграда. По результатам боев и эффективности применения была переписана тактика действий таких машин. После неожиданных сложностей боевым планированием и управлением вместо артиллеристов стали заниматься специалисты танковых частей РККА. Вместо позиционных боев СУ-122 шли на передней кромке танковой атаки, принимая первый удар на себя.

Читать еще:  Рисунки Ми-14 - противолодочный вертолет

Главным недостатком такой тактики оставалась низкая мобильность орудия: отсутствие привычной башни с пушкой не позволяло молниеносно отвечать на огонь танков противника. Для того чтобы навести орудие на цель, требовался разворот всей машины целиком, а в условиях боя каждая секунда могла сыграть с экипажем СУ-122 злую шутку. Управление САУ в целях сокращения популяции солдат и бронетехники вермахта требовало особенной прыти и умения.

Именно поэтому отчеты об эффективности применения СУ-122 касаются в основном стрельбы с заранее подготовленных позиций по заранее же обозначенным секторам. В этом смысле отдельно стоит упомянуть участие СУ-122 в Курской битве, где самоходки с укрепленных позиций расстреливали элитные немецкие бронетанковые соединения.

Выводы и результаты эффективности таких орудий оказались неоднозначными. С одной стороны, имела место высокая эффективность против техники и скоплений живой силы противника, а с другой – сложности при поддержке войск «на передке». Также в архивных документах попадаются и упоминания о недостаточной эффективности орудия при поражении немецких танков. Для исправления ситуации в ряды бронетанковых частей РККА была призвана другая самоходная артиллерийская установка, СУ-85.

В отличие от своего предшественника новая самоходка имела орудие меньшего калибра, однако эффективность нарезной пушки Д-5 оказалась значительно выше. Как и самоходные артиллерийские установки СУ-122, вооруженные 85-миллиметровым орудием машины передавались в самоходные артиллерийские полки. Главный акцент в этот раз был сделан не на уничтожение объектов противника и защищенных огневых точек, а на борьбу с танками и другой бронетехникой противника. Хорошей эффективности огня из орудия СУ-85 опытные танкисты добивались на дистанциях в 700 – 800 метров, а боекомплекта в 48 снарядов хватало для организации засад и обстрелов большого количества целей.

Стрельбы на максимальную дальность прямой наводкой практиковалась танкистами редко, хотя характеристики орудия и прицельные приспособления позволяли выполнять боевую работу на дальности в 3800 метров. Однако и немецкие танкисты, «отведав» бронебойных снарядов, стали менять тактику. Немецкие танки «Тигр» и «Пантера» перестали подходить на дистанции эффективного выстрела и стали навязывать советским танкистам бои на дистанциях более тысячи метров.

Изменившемуся характеру боя 85-миллиметровое орудие уже не отвечало, и вскоре для уничтожения танков противника с большей эффективностью и на больших дальностях появилась новая противотанковая «рапира» СУ-100 со 100-миллиметровым орудием. Позднее весь опыт боевого применения САУ был учтен в разработке и создании танка Т-34-85 с повышенной огневой мощью, скорость и подвижность которого позволяли активно маневрировать и выходить на дистанцию эффективного выстрела максимально быстро.

И вот 12 марта 1944 года на вооружение бронетанковых частей РККА встало одно из самых мощных и защищенных самоходных орудий того времени. Боевое применение ИСУ-122 хоть и пришлось на завершающий этап войны, однако характер «истребителя танков» самоходного орудия успел проявиться в полной мере. ИСУ-122 во многом унаследовала как плюсы, так и минусы своего «старшего брата» – САУ ИСУ-152. «Младшие» версии самоходки с орудием калибра 122 миллиметра фактически стали одними из первых орудий, способных на уничтожение немецких танков на дальностях более одной тысячи метров.

Грамотные выводы командование сделало и по части применения ИСУ-122. Помимо способности уничтожать объекты противника, ИСУ-122 следовали чуть позади основных сил и в случае необходимости вмешивались в ситуацию. Хорошую службу РККА ИСУ-122 сослужили в качестве противотанкового щита основных сил. В случае выдвижения танков противника для контратаки действующие на передней кромке танки отходили назад, а экипажи ИСУ-122, наоборот, выдвигались вперед и начинали работу прямой наводкой по целям противника.

Читать еще:  Малые артиллерийские и патрульные корабли

Однако 122-миллиметровые боеприпасы не только позволяли активно бороться с танками противника, но и помогали превращать практически любой защищенный объект противника, будь то здание или ДОТ, в братскую могилу. По части функционала ИСУ-122 являлась, пожалуй, самым универсальным средством из всех, что имелись в Красной армии.

Для самоходки фактически не существовало большой разницы между танками, укрепленными огневыми точками и любыми другими целями. Одним из слагаемых успеха был баланс в калибре орудия, боекомплекте, подвижности и бронировании. В отличие от аналогичных орудий вермахта ИСУ-122 не шла на компромисс с войсками и действовала там, где это было необходимо в нужный момент, не делая различий между укрытиями для пехоты или бронетехникой.

bmpd

Журнал «International Defence Review» опубликовал статью Miroslav Gyurosi «Serbian 122 mm SORA self-propelled howitzer receives automatic loader» о представленной на проходившей в июне 2013 года в Белграде 6-й международной выставке «Partner 2013» сербской 122-мм самоходной гаубице SORA на колесном шасси в новой конфигурации.

Самоходная гаубица SORA разрабатывается Военно-техническим институтом (ВТИ) в Белграде с 2004 года с использованием качающейся части 122-мм гаубицы D-30J (югославский лицензионный вариант советской Д-30) и ходовой части сербского военного грузовика FAP 2026 BS/AV с колесной формулой 6х6. Первый прототип SORA был публично продемонстрирован в 2009 года, представляя собой достаточно простую установку Д-30 на это колесное шасси.

На выставке «Partner 2013» САУ SORA была представлена уже вторым опытным образцом, причем выполненным в «окончательной» конфигурации с установкой на 122-мм гаубицу системы автоматического заряжания. Автомат заряжания использует шесть выстрелов (снарядов и зарядов), находящихся в двух барабанах по обе стороны казенной части орудия — снаряды в правом барабане, заряды в левом. Благодаря автоматизации, расчет САУ сокращен всего до двух человек (хотя, видимо, стандартно расчет будет включать все же трех человек). САУ будет способна вести огонь огневыми циклами по 3,5 минуты — 90 секунд потребуется на остановку машины, развертывание и подготовку к стрельбе, 60 секунд — на выстреливание шести снарядов, и еще 60 секунд на свертывание. Общий боекомплект САУ составят 40 выстрелов, в основном находящихся на стеллажах в кузове.

Второй опытный образец сербской 122-мм самоходной гаубицы SORA, с установленной автоматической системой заряжания, в экспозиции выставки «Partner 2013». Белград, июнь 2013 года (с) Miroslav Gyurosi / Jane’s

Установка имеет системы инерциальной и спутниковой навигации, подсистемы позиционирования и ориентирования, и систему автоматического перехода с транспортного положения в огневое. САУ оснащена системой дистанционного управления установкой (включая ведение огня). Данная система может быть проводной или беспроводной, что позволяет расчету управлять на расстоянии до 200 м от орудия. Цифровая система управления приводами позволяет осуществлять вертикальную и горизонтальную наводку орудия со скоростью до 3 ° в секунду и с точностью менее 0,5 тысячной. Гаубица может вести огонь назад в диапазоне горизонтального наведения 25 ° в каждую сторону, угол возвышения — от -7 ° до +70 °. Установка имеет три автоматически выдвигаемые телескопические опоры. Общий боевой вес SORA — 18 тонн.

ВТИ начал создание системы автоматического заряжания для SORA в начале 2012 года. Прототип SORA с этой системой был изготовлен заводом имени Первой пятилетки (Prva Petoletka Namenska) в Трстенике с февраля по июнь 2013 года. Испытания должны начаты в июле 2013 года, но полигонные стрельбовые испытания ожидаются не ранее марта 2014 года.

Автоматическая система заряжания сербской 122-мм самоходной гаубицы SORA, в экспозиции выставки «Partner 2013». Белград, июнь 2013 года (с) Miroslav Gyurosi / Jane’s

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector