1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новости Кортик морской офицерский с кривым клинком первой четверти XIX в.

Кортик, происхождение и развитие клинка

Современный кортик имеет тонкий граненный ромбовидный обоюдоострый не заточенный клинок, длиной 215-240 мм. Сегодня это — личное холодное оружие, носимое с парадной и парадно-выходной формой одежды офицеров в военно-морских флотах, сухопутных армейских подразделениях и полиции некоторых государств.

Короткий не заточенный клинок, предназначенный главным образом для колющих ударов, вызывает спорные чувства в отношении эффективности кортика как холодного оружия. Почему же именно кортик, а не более функциональный кинжал, так прижился на флоте, стал символом чести и мужества своего владельца? Герои морских сражений 17 века умирали в битве, но не расставались с кортиком.

Существует несколько версий происхождения этого клинка. По одной из них кортик был оружием для левой руки в паре к рапире, или более тяжелой шпаги. По другой произошел в процессе укорочения рапиры, крайне неудобной в тесных трюмных боях, неизбежных в ходе абордажа. По третьей кортик является разновидностью кинжала.

Так или иначе, история этого славного оружия началась в середине 16 века.

В ходе противостояния испанцев с турками на морских просторах широкое распространение на флоте получила рапира, известная среди испанской знати с конца 15 века как «espada» — меч для платья. Длинный (до 1300 мм) тонкий клинок военной рапиры давал большое преимущество в боях с османскими пиратами с их короткими кривыми ятаганами.

Гражданская же «espada» имела множество вариаций исполнения: могла быть как обоюдоострой или с односторонней заточкой, так и не заточенной вовсе, как колюще-режущим так и исключительно колющим оружием. Получила большую популярность как дуэльное оружие. По мере развития искусства фехтования становилась короче, легче, и в конце концов уступила место колюще-рубящей шпаге. Но это уже совсем другая история.

Все в той же половине 16 века в сражениях за морские пути между Испанией и Англией последние получили на вооружение трофейные «espada». Подданные Елизаветы 1 по достоинству оценили трофей за то, что прямой клинок рапиры идеально поражал врага, проходя сквозь сочленения лат испанской брони.

Но если длинно-клинковое оружие давало неоспоримое преимущество в боях на открытом пространстве, то в корабельных помещениях, не отличающихся раздольем, длинный клинок был только помехой. Нож или кинжал в силу своей малой длинны не был серьезным оружием против той же сабли или ятагана.

Вот тут и появляется на сцене наш герой – кортик!

Точные параметры первых кортиков не известны, длина их колебалась от 500 до 800 мм, да и называли его то охотничьим тесаком, то буканьерским кортиком. Были как заточенные обоюдоострые клинки для разделки туш, так и граненные, исключительно для колющих ударов. К началу 17 века, совмещая в себе атакующие и защитные свойства, удобство и выдающуюся эффективность в бою, кортики завоевали необычайную популярность не только у военных, но и у гражданских. Дворяне предпочитали короткий, легкий и изящный кортик тяжелой и длиной шпаге.

Поначалу кортиком пользовались боевые офицеры и матросы, которым приходилось много перемещаться по кораблю, а длинные клинки сабель постоянно за что-нибудь цеплялись в узких трюмных помещениях. Но ко второй половине 18 века ими вооружился и командный состав. Кортик стал не просто оружием, но символом чести и мужества.

На Русском флоте кортик впервые появился во времена Петра 1, как официальное морское оружие, элемент парадной формы офицерского состава.

Длина и форма клинка Русского кортика на протяжении 17-19 веков многократно менялась. Были и двухлезвийные ромбовидные клинки, и четырехгранные игольчатые. Украшение клинков чаще всего было связано с морской тематикой. Клинок кортика образца 1913 года был длиной 240 мм, а в 1945 году был принят ромбовидный клинок длиной 215 мм с защелкой на рукояти от выпадения из ножен. В 1917 году ношение кортика отменили, и только в 1940 г. он был вновь утвержден как личное оружие командования флота.

Сейчас адмиральский, офицерский, общевойсковой, армейский или морской кортик может стать замечательным подарком для человека, чья профессия как-либо связана с армией или флотом, для историка или коллекционера.

Военно-морской кортик

Много лет назад, в один из солнечных июньских дней, нас, пока еще курсантов, собрали во дворе училища. На торжественном построении начальник факультета вручил нам лейтенантские погоны и волнующий предмет парадного обмундирования – военно-морские кортики. Затем, переодевшись в офицерскую форму и надев золоченые пояса с пожалованным личным оружием, мы отправились на главную площадь города, где получили «ромбики» и дипломы – символы высшего военного образования. А вечером, несмотря на строгие запреты, пряча кортики в рукавах белых тужурок, проносили их в ресторан, где по офицерской традиции обмывали личное оружие. В последние годы у курсантов военно-морских училищ также принято освящать кортики в церкви или приглашать для этой церемонии православных священников. Конечно, нам всем было интересно узнать историю этого оружия.

В Военно-энциклопедическом словаре есть краткое определение, что кортик – это «колющее холодное оружие с прямым клинком различной формы и рукояткой с крестовиной и головкой. Появился в конце XVI в. как абордажное оружие. Ныне кортик – предмет форменной одежды в ВМФ различных государств. » Это определение своей краткостью не совсем устраивало меня, и я, перечитав десятки научных и художественных книг, как современных, так и изданных столетия назад, постарался подробнее узнать об этом оружии.

В первой половине XVI в. ведущие морские державы – Испания и Португалия, вооружили своих моряков длинными тонкими рапирами (в этой статье я не касаюсь огнестрельного оружия). Рапиры были прекрасно приспособлены для действий на верхней палубе против главных противников европейских моряков – османских пиратов. Турки, вооруженные относительно короткими кривыми саблями и еще более короткими ятаганами, не могли противостоять испанцам с длинными рапирами.

Читать еще:  Видео Тесак пехотный солдатский обр. 1798 г. (второй вариант)

Вслед за испанцами вооружились рапирами, как правило трофейными, знаменитые приватиры – «морские волки»

Елизаветы I. С середины XVI в. англичане стали оттеснять «ненавистных папистов» с морских путей. Морские разбойники Елизаветы полюбили рапиру за то, что это оружие, как никакое другое, подходило против закованных в железо испанцев. Прямой тонкий клинок хорошо проходил сквозь сочленение лат, что кривым сабельным было сделать затруднительно (моряки других стран металлические доспехи недолюбливали, так как в случае падения за борт предпочитали иметь на себе меньше тяжести). Вот почему на портретах тех времен знаменитые английские приватиры Ф. Дрейк, М. Фробишер, Т. Кавендиш и другие вооружены очень длинными и тонкими рапирами. Однако англичане первыми заметили и недостатки этого оружия. Если длинноклинковое оружие великолепно подходило для верхней открытой палубы, то около мачт, вант, и тем более в тесных корабельных помещениях, чрезмерная длина клинка была помехой.

«Затем он встал на середину каюты, лицом к двери, и, вытащив свою шпагу, подвергнул испытанию то пространство, на котором ему придется действовать.

– Мне остается работать одним острием, – сказал он, тряхнув головой, – и это очень жаль. Я не могу проявить своего таланта, состоящего в верхней обороне. » – сокрушался Алан, герой романа Р. Л. Стивенсона «Похищенный».

К тому же во время абордажа, чтобы взобраться на борт вражеского корабля, требовалось две свободных руки, а затем необходимо было мгновенно обнажить оружие, чтобы защититься от атак противников. Большая же длина клинка не позволяла быстро извлечь его из ножен. Да и тонкий клинок не обладал необходимой прочностью. Качественных толедских клинков было очень мало и стоили они баснословно дорого. Если же клинки делали более толстыми, то из-за возросшей тяжести фехтовать ими было затруднительно.

Англичане в тесных помещениях во время абордажа пытались использовать кинжалы и ножи, но те, напротив, были слишком короткими, а значит почти бесполезными против сабель и ятаганов. Кинжал хорош как вспомогательное оружие к рапире и шпаге, но сражаться только им против вооруженного противника – самоубийственно.

В это время (конец XVI в.) среди европейских аристократов распространилось оружие, называемое охотничьим тесаком, оленьим ножом или кортиком. С начала XVI в. использовался и кабаний меч, к концу столетия почти не употреблявшийся. В XVII в. стали различать охотничий тесак, как более длинный, и олений нож или кортик – более короткие; точных параметров не было, и поэтому одно и то же оружие нередко называли как тесаком, так и кортиком. Длина этого оружия колебалась от 50 до 80 см. Клинки были как прямыми, так и изогнутыми, пригодными как к колющим, так и к рубящим ударам. Самым замечательным в этом оружии были фигурные литые или чеканные, часто серебряные эфесы. Проводить время на охоте позволяли себе только состоятельные люди. Они заказывали у резчиков и ювелиров целые сцены на рукоятях этого оружия. Среди них и фигуры собак, грызущих льва, и вздыбленный конь, и нимфы, танцующие в обнимку. Обильно украшались ножны.

С начала XVII в. кортики стали очень популярны. Мечи, сабли, шпаги и рапиры были оставлены только военным. В обыденной жизни дворяне вместо длинной и тяжелой боевой шпаги предпочитали носить и использовать (не только на охоте) довольно короткий, относительно легкий, удобный и красивый кортик. Им защищались на улицах и в путешествиях от грабителей, вооруженных по большей части топорами и ножами. К тому же с длинной шпагой сподручнее передвигаться верхом, а с кортиком можно удобно расположиться в карете, портшезе, прогулочной лодке. Даже передвигаться пешком удобнее с короткоклинковым оружием. Тем более посещать друзей и кабаки.

На картинах голландских мастеров XVII в. групповые портреты гражданской охраны, городской милиции и частных лиц изображены с этим модным оружием. В Испании, и особенно во Франции, кортики не получили распространения, потому что мужчины часто выясняли отношения на дуэлях, где рапира и шпага были все же предпочтительнее. Конечно, и на войне длинноклинковое оружие более смертоносно, но только в полевых условиях. Для сражений в узких корабельных помещениях кортик оказался самым подходящим оружием. Также и во время абордажа, когда длинный клинок мгновенно выхватить затруднительно. По-видимому, первыми моряками, вооружившимися кортиками, были англичане. Но возможно и голландцы, потому что в Нидерландах такого оружия изготавливали особенно много. Вполне вероятно, что кортики попали на корабли благодаря буканьерам. Для разделки туш убитых животных и приготовления копченого мяса (букана) наиболее подходящим оружием были охотничьи тесаки. Полюбили кортики и в других европейских странах. Александр Оливье Эксмелен, состоявший на службе Французской Вест-Индской компании, в конце 60-х – начале 80-х годов XVII в. был хирургом на пиратском корабле «Дельфин» и оставил интересный , основанный на личных воспоминаниях, труд «Пираты Америки». Он иллюстрировал свою книгу рисунками, на которых морские джентльмены удачи и блюстители законности изображались с охотничьими клинками. В те годы появилась популярная у пиратов песня, в которой есть такие строчки:

Пусть грохочут пушки и мушкеты бьют,

Блещут абордажные клинки,

Вражеские флаги падают на ют,

Мы их одолели, моряки!

Слава беспокойным волнам океана,

Слава силе дерзостной руки!

В Англии кортики использовали не только матросы и офицеры, непосредственно участвующие в морских схватках, но даже и высший командный состав предпочитал это оружие до второй половины XVIII в. Все в юности читали «Остров сокровищ» и помнят трактир «Адмирал Бенбоу», с которого начались приключения главного героя Джимми Хопкинса. Исторический Джон Бенбоу – национальный герой Великобритании, умерший от ран в 1702 г. после морской битвы с французами, не расставался с кортиком и сделал это оружие популярным среди высшего офицерства.

Читать еще:  Ан-38 - многоцелевой транспортный самолет

Введенные в XVIII в. для флотских командиров барочные шпаги успехом не пользовались. В отличие от старых рапир, они были слишком короткими, чтобы сдерживать противника на верхней палубе, а для внутренних помещений – несколько длинноваты. К тому же, в отличие от кортиков, они имели тонкое лезвие, которым нельзя нанести рубящий удар. В доказательство того, что кортики тех времен хорошо рубили, можно привести отрывок из самого знаменитого романа Р.П. Стивенсона:

«Их кортики были обнажены. У Черного Пса, со всех ног бегущего к двери, из левого плеча текла кровь. Возле самой двери капитан занес кортик для последнего, самого сокрушительного удара и, несомненно, разрубил бы убегающему голову пополам, но кортик зацепился за большую вывеску нашего «Адмирала Бенбоу». На вывеске внизу, на самой раме, до сих пор можно видеть след от него».

Конечно, знаменитый романист сам в жарких схватках не участвовал, зато встречался с моряками, неоднократно сражавшимися в различных битвах. Да и в музеях достаточно увидеть охотничьи клинки XVI-XVIII вв. чтобы убедиться в их значительном боевом преимуществе над современными кортиками.

Барочная шпага в боевых условиях почти бесполезна, и ее по мере возможности заменяли кортиком. Младшие офицеры, не имеющие достаточных средств для приобретения такого оружия, переделывали обычные обломанные кавалерийские сабли и палаши в кортики. Только в Испании для флота во второй половине XVII в. была создана укороченная, тяжелая колюще-рубящая шпага, вполне подходившая для сражений в корабельных условиях.

Со второй половины XVIII в. абордажи, схватки на палубах и в корабельных помещениях уже почти прекратились. После артиллерийской дуэли корабли или расходились, или тонули, или «спускали флаг». Но именно тогда в европейских странах начали выпускать специальное оружие для моряков – абордажные сабли с изогнутыми и палаши с прямыми клинками, по поражающим свойствам и способам действия похожие на охотничье оружие. Конечно, рукояти, в отличие от кортиков, были простые, обычно деревянные. Иногда гарду изготавливали в виде раковины. Подобные тесаки применяли в XVI-XIX вв. и назывались они «дузегги» или «скаллопы». В отличие от небрежно сделанного абордажного оружия, они ковались очень тщательно. Для офицеров были установлены в одних странах сабли, в других – шпаги, для адмиралов – шпаги. Холодное оружие изготавливали с морскими символами. Чаще всего изображался якорь, несколько реже – корабли, иногда – Нептун, тритон, нереиды и т.д.

При введении уставного оружия старший офицерский состав предпочитал носить то, что положено. Младшие офицеры, которым особенно много приходилось бегать по корабельным помещениям, не желали расставаться с кортиками. Относительно длинные шпаги и сабли несколько стесняли движения их владельцев в каютах, кубриках, коридорах и даже при спусках по трапам – крутым корабельным лестницам. Поэтому офицеры заказывали кортики (у оружейников – клинки, у чеканщиков и ювелиров – эфесы), которые не являлись обязательным оружием, а значит не имели и регламентации. Абордажные бои ушли в прошлое, поэтому кортики стали делать более короткими, в пределах 50 см, а значит и более удобными при ношении. Тем более, что при форме офицеру рекомендовалось иметь холодное оружие.

Около 1800 г. впервые в Великобритании кортик был официально признан и стал изготавливаться для морских офицеров по установленным образцам фирмой «Татэм энд Эгг» (Tatham and Egg). Его длина составляла 41 см, рукоять обтягивали кожей акулы, а навершие (по-видимому, с 1810 г.) делали в виде львиной головы, державшей в пасти кольцо для темляка. На концах крестовины были желудевидные утолщения, а щиток в середине гарды украшали якорем, увенчанным королевской короной. Ножны обтягивали черной кожей. Наконечники и устье ножен с кольцами для крепления к ремню изготавливали, как и металлические детали эфеса, из позолоченного серебра.

С годами кортики стали еще короче и использовались только как костюмное оружие – атрибуты формы офицеров. А для рукопашных схваток предназначались сабли для офицеров и абордажные палаши и сабли для матросов. Из-за коротких размеров кортиков возникла легенда, что они были придуманы и использовались как леворучное оружие, парное к длинным клинкам, – вроде кинжалов и даг к рапирам в XVI веке.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №200010 от 10 октября 2000

«Кровь и честь» на рукоятке: история российского кортика

В рядах советской армии и флота кортик всегда считался символом особой воинской чести, который символизировал признание заслуг офицера перед страной.

В России кортик появился неожиданно. Петр I, известный своей любовью к «делам флотским», привез кортик из поездки по Европе. Персональное оружие для офицерского состава поразило русского царя. Новый клинок ввели в состав вооружения как штатное оружие русского моряка. Не все моряки эту затею одобряли. Лишняя деталь в бою была не нужна, но первые же результаты использования кортика в целях оружия «последнего довода» дали результаты. Нововведение приняли на флоте с большой радостью. Именно тогда, в эпоху Петра, кортик и стал символизировать доблесть, честь и храбрость русского моряка и русского флота. Однако чуть позже, уже после смерти Петра Великого, кортик разошелся по всем родам войск: отныне им вооружались не только морские офицеры, но и сухопутные чины и даже некоторые гражданские.

В конце 1770-х гг. кортик был закреплен за унтер-офицерским составом егерских батальонов и заменил в линейке холодного оружия массивную и неудобную шпагу. Безусловным плюсом такого нововведения было то, что кортик в силу своих размеров был универсальным оружием и мог использоваться как штык в стандартной для того времени винтовке.

С таким штыком пехотинец мог спокойно действовать, не прибегая к помощи другого обмундирования. Первый же стандартный морской кортик для офицерского состава появился в 1803 году. Он имел равноострый клинок длиной более 30 см и изготавливался только с рукоятью из слоновой кости. Именно отделка, инкрустирование и резьба по кости придавали кортикам особый статус.

Читать еще:  Видео Ми-34 - многоцелевой вертолет

В то время кортик был штучным продуктом, поэтому в большинстве случаев это оружие становилось своеобразной семейной реликвией: бережно хранилось, передавалось по наследству только из рук в руки и всегда символизировало особый статус семьи-держателя кортика.

Меняя вид, не меняя содержания

Постепенная эволюция всего оружия неизбежно коснулась и кортика. Первоначальный вид этого холодного оружия изменился несущественно, но все же изменения были. В начале 1920-х годов в России все чаще стали встречаться кортики, длина клинка которых была существенно меньше своих предшественников — с 30 см длина клина уменьшилась примерно до 24-х, а рукоятка из отделки слоновой костью обзавелась

Кортик для почтальона

Встречались и образцы, предназначенные для ношения почтальонами. Точнее, в 19 веке кортик был не столько оружием для самообороны почтальонов, сколько красивым атрибутом для формы госслужащего. Несмотря на то, что активно действовать таким кортиком при необходимости было невозможно в силу его длины — почти 60 см, выглядел он знатно и даже по-офицерски. Деревянная рукоять, обтянутая кожей и медной проволокой, голова рукояти в виде птичьей головы и плавно загнутая вверх крестовина давали почтальонскому кортику образца 1820 года удивительную красоту. Однако несмотря на высокое качество исполнения, кортик так и остался атрибутом форменной одежды.

более простой, металлической рукоятью. В 1914 году кортик мог присваиваться помимо офицеров флота еще нескольким родам войск: теперь, среди прочих, этот клинок изящной формы имели право носить военные летчики. Уникальный кортик для военных летчиков придумывать не стали, а лишь заменили клинок с четырехгранного флотского на обоюдоострый.

Кортик для почтальона

Встречались и образцы, предназначенные для ношения почтальонами. Точнее, в 19 веке кортик был не столько оружием для самообороны почтальонов, сколько красивым атрибутом для формы госслужащего. Несмотря на то, что активно действовать таким кортиком при необходимости было невозможно в силу его длины — почти 60 см, выглядел он знатно и даже по-офицерски. Деревянная рукоять, обтянутая кожей и медной проволокой, голова рукояти в виде птичьей головы и плавно загнутая вверх крестовина давали почтальонскому кортику образца 1820 года удивительную красоту. Однако несмотря на высокое качество исполнения, кортик так и остался атрибутом форменной одежды.

Среди всех кортиков, выпущенных как в царской России, так и во времена СССР достаточно потрясающих образцов. Однако в отдельных случаях встречаются экземпляры, которые для истории нашей страны имеют настолько большую ценность, что хранятся с особой ответственностью как национальное достояние.

21 февраля 2014 года в Севастопольской морской библиотеке в ходе отчетно-выборного собрания руководству библиотеки был передан уникальный экземпляр.

Кортик, принадлежащий капитану 1 ранга Михаилу Иосифовичу Федоровичу, командиру гидрокрейсера «Александр Первый». Капитан Федорович был награжден офицерским кортиком в 1915 году, а после смерти перешла в руки потомков.

В бою работали словно скальпелем

Военный историк, владелец студии художественной ковки, реконструктор и эксперт в области истории холодного оружия Роман Янкович рассказал любопытный факт из истории применения кортика во время Великой Отечественной войне.

«В битве за Сталинград например, когда дрались за каждый дом и улицу, не редкими бывали случаи, когда советские бойцы, у которых заканчивались патроны, доставали пару-тройку гранат, брали кортик (чаще всего трофейный). и начинали свой последний бой. Обычно вперед в дверной проем или в окно сначала шла граната, а затем красноармеец заходил в помещение, и что называется «работал фрицев рукам». В Волгограде, насколько я помню, живет и поныне один ветеран. Ему было лет 17, когда он сумел четверых фрицев свалить в таком маневре. Четверых голыми руками! Из снаряжения у него была граната и морской кортик образца 1937, который ранее принадлежал летчику Люфтваффе. Каким образом он к советскому солдату попал — история темная, но факт в том, что советский солдат, вооруженный такой штукой, мог работать «по живому». Как настоящий мужчина. Знаю и еще один случай, который произошел уже с моряком ТОФ во время обороны Севастополя. Наткнулись наши солдаты на немецкую то ли разведку, то ли патруль. Шум поднимать было нельзя, поэтому моряки, не долго думая, расчехлили подаренные им стилеты и без шума и пыли убрали дозор немцев с глаз долой, из Крыма прочь. В этом смысле — кортик на войне, особенно на такой как Великая Отечественная, был незаменим. Это в современном бою сейчас техника 80% успеха — а тогда чутье, твердые руки и холодная сталь. Как со скальпелем работали, а не как с ножом. Сейчас, конечно, с кортиками все не так, как обстояло раньше, но я думаю, что если в бою приведется случай, то любой советский кортик, шашка или что-нибудь в этом духе в умелых руках, безусловно, свою задачу выполнит. В российской армии «холодное» очень любят и пользоваться им умеют», — рассказал эксперт.

Трофейный кортик советского десантника

Историй, связанных с использованием кортика советскими солдатами и моряками в период Великой Отечественной войны, множество. Ветеран ВОВ Дмитрий Вонлярский описывает личный опыт обращения с этим оружием:

«Мы высаживались на мыс Тархан со стороны Азовского моря. Отчаянная и кровавая высадка была. Наша «Черная смерть» в лице 71-й бригады морской пехоты и так наводила на фрицев ужас, а в этот раз высаживались мы так, что дело вообще дошло до рукопашной драки, с одной стороны которой дрались матросы, а с другой немцы. Бойня была страшная. Когда закончились боеприпасы, и расстояние сократилось, пошел рукопашный бой, этим кортиком немец хотел меня заколоть. Но я сумел увернуться, пристрелил его, забрал кортик и так всю войну сохранил его. На кортике красиво написано «кровь и честь». Ну, крови было много у эсесовцев, а честь. мы с честью задачу свою выполняли. Ненависть, которую они проявляли к нам, она обернулась против них же. И их же оружие против них в конце концов и обращали».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector