0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Модификации Су-11 — истребитель-перехватчик

Модификации Су-11 — истребитель-перехватчик

Su-11 Fishpot-C interceptor

Истребитель-перехватчик Су-11 изначально создавался как еще одна модификация базового самолета Су-9. После неудачи с попыткой установки на опытных самолетах РЛС типа «Алмаз», в конце 1957-го в ОКБ-51 П.О. Сухого рассматривались новые варианты компоновок перехватчика, как по устанавливаемому БРЭО, так и по составу вооружения. РЛС типа ЦД-30 разработки ОКБ-1 удалось довольно удачно закомпоновать в НЧФ Су-9. Правда, при серийном заводе №339 (осуществлявшем с середины 50-х производство РЛС типа «Сокол» для Як-25М) существовало ОКБ-339, главный конструктор которого, Г.М.Кунявский, решил модернизировать базовую РЛС с целью улучшения ее характеристик. Промежуточный вариант, получивший обозначение «Сокол-2», предназначался для установки на перехватчике Як-27К. Новая станция продолжила «птичью» серию названий, получив кодовое обозначение «Орел». Этот вариант также был взят на заметку и проработан в ОКБ-51.

К 1957 г. в СССР существовала только одна УР класса «воздух-воздух», прошедшая госиспытания: К-5 (РС-1У) и ее модернизированный вариант — К-5М (РС-2У) разработки ОКБ-2 МОП, предназначенные для вооружения перехватчиков типа МиГ-17ПФ и МиГ-19ПМ. Эта ракета, наводимая жестко по лучу РЛС, после доработок для применения ее со станцией ЦД-30 была принята на вооружение в составе комплекса Су-9-51 под обозначением К-51 (РС-2УС). Новые разработки включали УР типа К-6 ОКБ-2 МОП (П.Д.Грушин), К-7 ОКБ-134 (И.И.Торопов) и К-8 ОКБ-4 (М.Р.Бисноват) МАП. Две первые предполагались для применения на Су-9, но работы по их отладке затянулись, а вскоре, были и вовсе свернуты в связи с не перспективностью (ОКБ-2 полностью перешло на тематику ЗУР, а ОКБ-134 было задано скопировать американскую УР AIM-9A «Sidewinder»). В результате, в МАП решено было проработать вариант применения на Су-9 УР типа К-8. Последняя была существенно больше, чем К-5, К-6 и К-7 как по габаритам, так и по массе и предназначалась для применения на перехватчике Як-27К. Работы по ней велись в ОКБ-4 с 1955 года, а в конце 1957-го начались испытания ракет с реальными пусками на полигоне НИИ ВВС во Владимировке. В отличие от К-5, на К-8 предусматривалось применение ГСН 2-х типов: пассивной ТГС и полуактивной РГС. Для применения на новом перехватчике в ОКБ-4 создавался модернизированный вариант ракеты — К-8-2, позднее получивший обозначение К-8М.

Постепенно прояснялся окончательный облик машины. Так, исходя из массогабаритных характеристик К-8, на Су-9 решено было ограничиться подвеской только 2-х УР, но с учетом возросшей их эффективности, в сочетании с гораздо лучшими характеристиками РЛС «Орел» по сравнению с ЦД-30, новый самолет обещал стать вполне приемлемой машиной. После предварительных согласований с заказчиком, в апреле 1958 г. ОКБ было официально дано задание на разработку АРКП Т-3-8М с ракетами К-8М. Этим же постановлением была задана разработка АРКП Т-3-51 с ракетами К-5М, учебно-боевого самолета Су-9У и были свернуты работы по применению ракет типа К-6 и К-7.

Для дальнейших испытаний комплекса решено было доработать несколько опытных машин (в т.ч. ПТ-8-4, в дальнейшем переименованный в Т-47-2 и второй опытный экзепляр Т-3 — ПТ-7, ставший соответственно Т-47-3), а также несколько серийных Су-9 производства завода №153. Первый опытный Т-47 в сентябре 58-го был передан в ЛИИ для отработки силовой установки, и в испытаниях собственно самолета он не участвовал. ПТ-8-4 (он же Т-47-2) в сентябре 1958 г. был потерян в аварии. Таким образом, первым полноценным самолетом «второго комплекса перехвата» стал только Т-47-3, доработки которого в ОКБ были завершены в ноябре 1958 года. Его первый его вылет состоялся 25 декабря. В ходе заводских испытаний, на Т-47-3 отрабатывалась аэродинамика входного устройства и определялись летные характеристики с новыми подвесками. К апрелю 1959-го на испытания вышел 2-й экземпляр перехватчика — Т-47-4, а в июне к ним присоединился еще один самолет — Т-47-5.

Летом 61-го состоялась и первая официальная премьера самолета: в июле Т-47-8, пилотируемый Е.С.Соловьевым, принял участие в воздушном параде в Тушино. Еще до окончания испытаний, уже в ноябре 60-го, госкомиссия сочла возможным дать предварительную рекомендацию о запуске нового самолета в серию. Правда, решение о серийном производстве было принято лишь год спустя — в ноябре 1961 года, а в феврале 62-го комплекс Т-3-8М был официально принят на вооружение. Правительственным постановлением самолету было присвоено обозначение — Су-11, а всему комплексу — Су-11-8М.

Запуск Су-11 в серию осуществлялся в Новосибирске, где новому самолету присвоили собственный, внутризаводской индекс: «изделие 36». Планом предусматривалось, что Су-11 плавно сменит Су-9 на стапелях завода начиная со 2-го квартала 1962 года. На этот год наряду с выпуском последних 120 шт. Су-9 было записано производство 40 шт. Су-11 и 15 машин Як-28П. Первый серийный экземпляр самолета был выкачен из сборочного цеха в июне и благополучно облетан в августе. Но 31 октября произошла трагедия. При сдаточном испытании Су-11 погиб летчик-испытатель В.М.Андреев, участвовавший до этого в госиспытаниях самолета и хорошо знавший машину. Это была первая катастрофа на Су-11, но последствия ее были печальны для самолета, т.к. еще более укрепили в сомнениях относительно нового самолета руководство авиации ПВО. Все последующие разбирательства с вполне законными требованиями заказчика о повышения надежности самолета были лишь оправданием для решения о сокращении плана производства Су-11: с 1963 года завод №153 переориентировали на выпуск Як-28П (внутризаводской индекс «изделие 40») как основной продукции. Тем не менее, задел для производства Су-11-х на заводе был довольно велик, и было решено все же не выбрасывать его на свалку, а строить самолеты (правда, в гораздо меньшем количестве) и после доработок передавать их авиации войск ПВО. В начале 1963 года ВВС передало ОКБ несколько серийных машин для проведения доработок по повышению надежности и в течение 1963-64 г.г. на них была выполнена большая программа доводочных и контрольных испытаний. В результате, к середине 1964 года, первые серийные самолеты были, наконец, переданы в строевой полк ПВО, базировавшийся под Астраханью. Первые 6 машин ушли с завода в мае, а к концу лета полк был полностью перевооружен на Су-11 и с сентября здесь начались войсковые испытания самолета.

Читать еще:  Характеристики ПКП «Печенег» - единый пулемёт

Программа производства Су-11 предусматривала окончание выпуска самолета в 1964 году, но реально последние машины завод выпускал уже в начале 1965-го. Всего было собрано 108 машин, т.е. почти в 10 раз меньше, по сравнению с Су-9. Оставшимися самолетами в первом полугодии 1965-го вооружили еще 2 полка, входившие в состав Московского округа ПВО: 790-й ИАП (Хотилово) и 191-й ИАП (Ефремов). В июле 1967-го в воздушном параде в Домодедово участвовало 30 машин Су-11, выстроившихся колонной из десяти троек. Это был практически весь состав 790-го ИАП, а головную машину колонны вел лично командир полка — полковник И.С.Кузькин. Су-11 состояли на вооружении до конца 70-х, после чего их заменили перехватчики МиГ-23МЛ/П и МиГ-25ПД.

В целом же, следует признать Су-11 переходной машиной. Летные характеристики этого самолета были хуже по сравнению с исходным Су-9, зато возможности новой РЛС и более мощных самонаводящихся ракет Р-8М с лихвой компенсировали это. С другой стороны, относительная неудача с Су-11 подвигла коллектив ОКБ-51 на ускоренный поиск альтернативных вариантов компоновки новой машины. Начиная с 1960 года в ОКБ под шифром Т-58 рассматривался вариант модернизации исходного самолета с боковыми воздухозаборниками. Позднее, в серии, этот самолет получил обозначение Су-15.

Сверхзвуковые перехватчики П. О. Сухого. Часть III

Еще одной модификацией базового самолете Т-3, дошедшей до серийного производства, был истребитель-перехватчик Су-11. Он отличался более мощной радиолокационной станцией и ракетным вооружением с двумя типами головок самонаведения.

В 1957 году в СССР в серийном производстве имелась всего одна ракетная система класса «воздух-воздух» — РС-1У (К-5), а также ее улучшенная модификация РС-2У (К-5М). Изначально эти комплексы разрабатывались для вооружения истребителей-перехватчиков МиГ-17ПФ и МиГ-19ПМ. В дальнейшем ракета К-5М была доработана для обеспечения совместимости со станцией ЦД-30 и вошла в состав вооружения комплекса Су-9-51. При этом ракета получила шифр К-51. Однако характеристики имеющегося вооружения не в полной мере обеспечивали требования военных. Ракеты не были приспособлены для поражения маневрирующих целей. Сложен и длителен был процесс управления ракетой по радиолучу, заставляющий перехватчик выдерживать практически прямолинейный полет для подсветки цели, вплоть до ее поражения ракетой.

Поэтому 30 декабря 1954 года ОКБ-4 под руководством Бисновата М.Р. получило задание разработать более совершенный ракетный комплекс под шифром К-8. Создаваемые ракеты, согласно решению минавиапрома, должны были использоваться и с усовершенствованного варианта самолета Т-3. Первоначально же, указанное вооружение предназначалось для перехватчика Як-27К. Ракета К-8 была значительно тяжелее и больше по размерам, чем К-5. Основным отличием новой ракеты от предыдущих разработок была система самонаведения, которая выполнялась в двух вариантах с тепловой головкой самонаведения и с полуактивной радиолокационной. Применение двух разных систем наведения расширяло возможности системы вооружения по сравнению с комплексом Су-9-51.

Необходимо отметить, что на период создания, ракеты «воздух-воздух» с радиолокационными головками самонаведения были тесно увязаны с типом бортовой РЛС самолета. Установленная на перехватчике Су-9 РЛС ЦД-30 не могла быть технически увязана с ракетой К-8. Поэтому носитель Су-9 нуждался в замене бортового радиолокатора. Единственной пригодной РЛС, сопряженной с ракетой К-8, в то время была станция «Сокол-2». Но, установить ее в конус воздухозаборника Су-9 не позволяли большие габариты, вызванные большим диаметром зеркала антенны, которое и обеспечивало высокие характеристики РЛС. Проблема решалась совместными усилиями конструкторов самолета и разработчиков бортового радиолокатора. В ОКБ-339 по договоренности с КБ Сухого, на базе РЛС «Сокол-2» была разработана станция с уменьшенным диаметром антенны. Новая РЛС получила наименование «Орел». Но даже уменьшенная станция не могла быть скомпонована на месте РЛС ЦД-30. Пришлось перекомпоновать и увеличивать носовую часть фюзеляжа (НЧФ) новой машины, которая получила шифр Т-47. Если носовая часть фюзеляжа Су-9 была оживальной, и при проектировании ее делался упор именно на аэродинамическое совершенство машины, то на Т-47 НЧФ была выполнена в виде прямолинейной трубы, и при ее разработке пришлось пожертвовать аэродинамикой ради необходимых объемов. В результате летные данные Т-47 оказались несколько ниже, чем у Су-9, снизилась и дальность полета, и разгонные характеристики.

Для нового комплекса перехвата на базе самолета Т-47 был разработан усовершенствованный вариант ракеты, получивший название К-8М. Учитывая больший вес изделия К-8М по сравнению с К-51, на новом перехватчике разместили всего две ракеты. Меньший боезапас компенсировало более совершенное радиолокационное оборудование, а также высокая эффективность К-8М. Командование ПВО было заинтересовано в скорейшем получении нового комплекса перехвата, который по свои возможностям превосходил Су-9. Поэтому уже в апреле 1958 года КБ Сухого получило задание на разработку Т-47.

В испытаниях нового перехватчика участвовало несколько доработанных опытных машин Т-3, и несколько серийных Су-9. Первый полет Т-47-1 осуществил 25 декабря 1958 года. В апреле 1959 года к испытаниям присоединилась вторая опытная машина, а в июне и третья. В сентябре 1959 г. для отработки ракет с К-8М с радиолокационной головкой самонаведения совершили первые полеты Т-47-7 и Т-47-8. С целью повышения «просевших» летных характеристик, на эти самолеты установили двигатели АЛ-7Ф-2 с повышенной тягой. Впоследствии таким двигателем оснастили все опытные перехватчики. 26 апреля 1960 года началась отработка боевого применения комплекса перехвата. Были проведены боевые пуски с использованием РЛС «Орел». Всего в период испытаний было выполнено более 700 полетов. А в июле 1961 года один из опытных перехватчиков был продемонстрирован на традиционном параде в Тушине.

Читать еще:  Противо-воздушная и противо-ракетная оборона

Итогом испытаний стало принятие в феврале 1962 года нового комплекса перехвата, получившего обозначение Су-11-8М, на вооружение. Сам перехватчик получил наименование Су-11. Казалось бы новый самолет ждало многообещающие будущее. Но завидной судьбу этой машины не назовешь. Большую роль в этом сыграла высокая аварийность Су-9 в первый период его освоения в строевых частях. Пользуясь этим, главный конструктор Яковлев А.С. провел несколько бесед с командующим авиации ПВО Савицким Е.Я.. Яковлеву удалось убедить командующего в том, что его новый истребитель Як-28П превосходит самолеты Сухого, и особенно в плане надежности, т.к. имеет двух членов экипажа и два доведенных двигателя Р-11Ф-300. Кроме того, Як-28П являлся прямым развитием перехватчика Як-25, к которому с особой теплотой относился Савицкий (один из экземпляров Як-25 командующий даже использовал как служебный). Все это привело к тому, что еще до окончания госиспытаний Як-28 был запущен в серию параллельно с Су-11.

Тем временем в Новосибирске разворачивали производство Су-11. Планировалось, что новая машина в 1962 году полностью сменит на заводских линиях Су-9. К октябрю был выпущен 21 перехватчик Су-11. А в конце этого же месяца при облете очередной серийной машины произошла катастрофа. Причиной стал отказ двигателя. Данный факт в очередной раз сыграл на руку Як-28, укрепив мнение руководства войск ПВО в ненадежности перехватчиков Сухого.

Итогом всего этого стал тот факт, что в 1963 году на сборочных линиях завода №153 на смену Су-11 пришел Як-28П. Необходимо помнить, что в те времена могли и умели производить боевые самолеты с широким размахом, и задел по перехватчикам Су-11 на заводе был огромен. Разбрасываться подобными вещами, в те времена, также было не принято, поэтому было решено достроить самолеты и передать их в авиаполки ПВО. Естественно достройка шла медленно, стоянка готовых машин в этот период была буквально заставлена зачехленными Су-11. Это раздражало Яковлева, регулярно посещающего завод. В результате он не выдержал и спросил у представителей предприятия: «Долго еще здесь будут стоять эти «дрова»?»

Все эти события повлияли на количество выпущенных Су-11. Построено их было чуть менее 100, что почти в 10 раз меньше чем Су-9. Было ли верным решение переориентации на Як-28П? Сейчас по прошествии времени ясно, что опасения высокой аварийности не оправдались. Первые Су-11 летом 1964 г. поступили в 393 гвардейский авиаполк, эксплуатирующий Су-9. Никаких проблем освоение и проведения войсковых испытаний новой машины в авиаполку не вызвало. В первом полугодии 1965 г. в строевые части были переданы все Су-11. В отличие от Су-9, на Су-11 в период эксплуатации не было летных происшествий вызванных техническими отказами. Как видим, к началу производства Су-11 ОКБ Сухого и Люльки уже смогли решить все проблемы и избавиться от «детских болезней», которыми страдал Су-9. Более того газодинамическая устойчивость двигателя АЛ-7Ф-2 даже позволяла «переваривать» попавших в воздухозаборник птиц. Подобный случай произошел в 1968 году с капитаном 191 авиаполка Ямниковым. Несмотря на полученные двигателем повреждения, АЛ-7Ф-2 продолжал работать, а машина продолжала полет и без особых проблем позволила летчику произвести посадку на своем аэродроме.

Зарубежными аналогами Су-9 и Су-11 можно считать американский Конвэр F-102 «Дельта Даггер» и английский Инглиш Электрик «Лайтнинг». Эти самолеты были разработаны также в качестве перехватчиков ПВО и должны были стать заслоном на пути советских стратегических бомбардировщиков. По своим характеристикам отечественные перехватчики как минимум не уступали зарубежным коллегам. Так, максимальная скорость F-102 на высоте составляла всего 1380км/ч, дальность полета без подвесных баков -1558км. Невысокие летные данные «Дельта Даггер» были вызваны ошибками проектировщиков, не использовавших при разработке так называемое «правило площадей», что вызвало увеличение волнового сопротивления. В дальнейшем самолет был перепроектирован и под обозначением F-106 запущен в серию, но к тому времени в СССР был создан Су-15, с которым новую машину и стоит сравнивать.

Конвэр F-102 «Дельта Даггер»

У «Лайтнинга» скоростные и разгонные характеристики были получше, чем у американца, а по максимальной скорости (2430 км/ч) он превосходил и Су-11. Дальность полета англичанина составляла 1350 км. Основным преимуществом отечественных перехватчиков была более плотная увязка с наземными средствами радиолокационного обнаружения и возможность использования в директорном режиме. Зарубежным же машинам в большей степени приходилось надеяться на свои бортовые средства обнаружения. Более того, РЛС «Орел» по своим характеристикам превосходила английскую станцию «Ферранти» А.I.-23 и американскую AN/ARR-44. Более совершенными были и ракеты К-8М. Преимуществом зарубежных перехватчиков был более богатый и больший арсенал. На F-102 подвешивалось до 6 управляемых ракет, а на «Лайтнинге» в дополнении к двум ракетам было две 30-мм пушки и 48 НУРов. Советский же самолет, после уничтожения одного, в лучшем случае двух, вражеских бомбардировщиков оставался совершенно безоружным.

Читать еще:  Модификации Ан-38 - многоцелевой транспортный самолет

Инглиш Электрик «Лайтнинг»

Стремление повысить скоростные характеристики советских машин даже в ущерб боевой нагрузке объясняет тот факт, что готовились они для боев с разрабатываемым сверхзвуковым бомбардировщиком В-58. Англичане и американцы же ориентировались на перехват дозвуковых Ту-95 и М-4.

Несмотря на нарекания наземного состава на сложность обслуживания перехватчиков Сухого, обслуживание зарубежных аналогов, а в особенности «Лайтнинга», было ничуть не проще. Оба зарубежных истребителя считались «машинами для летчика и божьим наказанием для техников».

Технические характеристики:
Количество экипажа, чел.: 1
Количество двигателей, шт.: 1
Двигатель: ТРДФ АЛ-7Ф-2 с тягой на форсаже 10 000 кгс
Максимальная скорость, км/час: 2340
Практический потолок, м: 18000
Дальность полета без ПТБ, км: 1350
Полетная масса, кг: 9100
Размах крыльев, м: 17,4
Высота самолета, м: 4,7
Вооружение: УР «воздух-воздух» К-8М на подкрыльевых пилонах — 2 шт.; 23-мм пушки на внешней подвеске на модернизированных самолетах;
общая масса нагрузки — 1000 кг.

Источники:
Авиация и космонавтика. 2005. №2.
Двигатель. №59.
Авиация и космонавтика. 1995. №6.
Павлов В. Сверхзвуковые трубы «всесоюзного оркестра» ПВО.
Павлов В. «Несчастливый» Су-11.

Истребители-перехватчики Су-9 и Су-11

Самолет Су-9 не был широко известен в СССР — из-за схожего силуэта его легко можно было спутать с распространенным МиГ-21. Тем не менее он занял свое место в истории как один из первых советских самолетов с треугольным крылом и первый в мире истребитель-перехватчик, созданный как составная часть единого комплекса перехвата.

Во второй половине 1950-х годов резко активизировалась воздушная разведка территории СССР его вероятными противниками, прежде всего США. Для перехвата новых самолетов-разведчиков (например, знаменитых U-2) требовался истребитель с существенно более высокими летными данными, совершенным бортовым оборудованием и вооружением. В качестве базы для такой машины выбрали опытный самолет Т-3, разработанный в ОКБ П. О. Сухого. Он являлся воплощением новой аэродинамической схемы с треугольным крылом, оптимизированной для сверхзвуковых полетов (на таких режимах оно обеспечивало минимальное лобовое сопротивление). Предусматривалось создание на базе Т-3 не просто истребителя ПВО, а комплекса перехвата, включавшего наземную систему наведения и управления «Воздух-1» и собственно перехватчик, оснащенный РЛС и ракетным вооружением.

«ДЕВЯТКА»

Истребителю-перехватчику присвоили фирменное обозначение Т-43, а после принятия на вооружение он получил обозначение Су-9. Машина оборудовалась форсажным ТРД АЛ-7Ф, а основой бортового прицельного комплекса являлся радар ЦД-30. Антенна его устанавливалась в носовом радиопрозрачном регулируемом конусе воздухозаборника. В соответствии с установившимися к концу 1950-х годов тенденциями, встроенное пушечное вооружение на Су-9 отсутствовало — самолет вооружили лишь ракетами. Перехватчик мог нести на подкрыльевых пилонах четыре УР РС-2УС с наведением по радиолучу и дальностью стрельбы от 2 до 6 км. В начале 1970-х годов была принята на вооружение модификация РС-2УС с тепловой головкой самонаведения и увеличенной до 10 км дальностью пуска, получившая название Р-55.

Первый прототип Т-43 вышел на испытания 10 октября 1957 года. Серийное производство Су-9 велось на двух предприятиях: новосибирском заводе № 153 (1958-1962 гг.) и московском № 30 (1959-1961 гг.). В общей сложности построили около 1100 самолетов, включая 50 двухместных учебно-боевых Су-9У.

Почти одновременно с Т-43 велась разработка перехватчика Т-47 с более мощной РЛС «Алмаз». Тяжелую и крупногабаритную станцию оказалось трудно «вписать» в машину, и выбор сделали в пользу другой РЛС — «Орел». Изменился и состав вооружения: Т-47 нес УР Р-8М с гораздо более высокими характеристиками, чем РС-2УС. Однако они были и существенно тяжелее, что вынудило ограничить боекомплект лишь двумя ракетами. Как правило, подвешивались одна УР Р-8МР с радиолокационной ГСН и одна — с тепловой. По результатам испытаний Т-47 приняли на вооружение, присвоив обозначение Су-11. Выпуск истребителей на заводе № 153 начался в конце 1962 года. Но одна из первых построенных машин разбилась в катастрофе, что отрицательно сказалось на судьбе самолета. Было построено всего 108 Су-11, последние из которых выпустили в начале 1965 года.

СЛУЖБА

К середине 1960-х годов Су-9 были вооружены около 30 авиаполков. Так, в Московском округе ПВО на них летали: 28-й ИАП в Кричеве, 415-й ИАП в Туношне под Ярославлем и полк во Ржеве; в прикрывавшей Украину 8-й армии ПВО — 4 полка: 90-й ИАП, базировавшийся в Червоноглинской (Арциз), 179-й ИАП в Стрые, 894-й ИАП в Озерном под Житомиром и 136-й ИАП на аэродроме Кировское в Крыму, а во 2-й армии ПВО, базировавшейся в основном на территории Белоруссии, — 2 полка: 61-й ИАП в Барановичах и 201-й ИАП в Мачулищах. Летом 1964 года в 393-й ИАП под Астраханью были переданы первые серийные Су-11, затем на них перевооружили два полка Московского округа ПВО: 790-й ИАП в Хотилово и 191-й ИАП в Ефремове.

1 мая 1960 года на высоте 20 000 м летчик И. Ментюков на истребителе Су-9 пытался таранить самолет U-2, пилотируемый Пауэрсом и сбитый позднее с помощью ЗРКС-75.

Су-9 перегоняли с завода, и по этой причине он не имел на борту вооружения и летчик был без гермокостюма. Однако из-за ошибок оператора наведения и отказа бортовой РЛС таран не состоялся. Была только одна попытка по причине нехватки топлива, так как на такую высоту можно подняться только на полном форсаже. Процесс замены Су-9 на новую матчасть начался с конца 1960-х годов и был завершен в 1981 году, когда последние полки, летавшие на Су-9, были ударными темпами перевооружены на МиГ-23МЛ и МиГ-23П.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector