1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исторические сведения СГ-122(А) — 122-мм самоходная гаубица

СГ-122(А) — 122-мм самоходная гаубица

Согласно имеющемуся описанию опытного образца, СГ-122(А) была создана из штурмового орудия StuG III Ausf C или Ausf D. Боевая рубка немецкой САУ с демонтированной крышей была обрезана по высоте. На оставшемся поясе была наварена простая призматическая коробка из 45-мм (лоб) и 35-25-мм (борта и корма) броневых листов. Для необходимой прочности горизонтального стыка он был усилен снаружи и изнутри накладками толщиной около 6-8 мм.

Внутри боевого отделения на месте станка орудия StuK 37 был смонтирован новый станок гаубицы М-30, изготовленный по типу немецкого. Основной боекомплект гаубицы размещался по бортам САУ, а несколько снарядов «оперативного использования» — на дне позади гаубичного станка.

Экипаж СГ-122(А) состоял из пяти человек: механика-водителя (который занимал место слева-впереди боевой рубки); командира САУ, он же наводчик по горизонтали (располагался позади механика-водителя левым боком вперед); позади него также боком по ходу машины располагался первый заряжающий (он же радист); напротив командира САУ правым плечом по ходу машины располагался наводчик по вертикали (помимо раздельного заряжания, гаубица М-30 имела еще и раздельную наводку); позади него также правым плечом вперед стоял второй заряжающий.

Для входа-выхода экипажа в машине имелось два люка. Один (основной) размещался в корме рубки (и частично в крыше). Второй, резервный, находился в наклонной части лобовой брони рубки перед наводчиком по вертикали. Для связи с себе подобными в машине оставили штатную немецкую радиостанцию. О средствах связи внутри СГ-122(А) сведений нет.

Гаубица была испытана пробегом по гравийному шоссе и пересеченной местности (общий пробег составил 480 км), а также стрельбой с открытых и закрытых позиций (66 выстрелов). Испытания подтвердили высокие боевые возможности СГ-122(А), однако комиссия из представителей техотдела НКВ и отдела главного конструктора НКТП отметила большое количество недостатков, главными среди которых были:

1. Недостаточная проходимость СГ-122(А) на мягком грунте и большая нагрузка на передние опорные катки.

2. Большая нагрузка на командира САУ, который должен был осуществлять наблюдение за местностью, наводить орудие, командовать расчетом и т.д.

3. Недостаточный запас хода.

4. Невозможность ведения огня из личного оружия через бортовые амбразуры из-за неудачного их расположения (мешал боекомплект).

5. Недостаточная прочность стыков бортовых и кормовых листов рубки.

6. Быстрая загазованность боевого отделения из-за отсутствия вентилятора.

Заводу было отдано распоряжение об изготовлении нового варианта самоходной гаубицы с учетом устранения отмеченных недостатков. Рекомендовалось также провести разработку варианта боевой рубки для установки ее на танк PzKpfw III, ходовых частей которого имелось больше, чем ходовых частей штурмовых орудий, а также обеспечивавших лучшие условия эвакуации благодаря наличию бортовых люков.

После рассмотрения недостатков и доработки проекта завод № 592 изготовил два улучшенных варианта СГ-122(А), отличавшихся типом примененного шасси (штурмового орудия и танка PzKpfw III), которые имели следующие отличия от прототипа:

1. Изготовлена цельная рубка из более тонких (35-мм — лоб и 25-мм — борта и корма) листов. Это позволило немного снизить массу машины и несколько поднять ее проходимость, тем более, что второй вариант испытывался с «зимней» гусеницей.

2. Изменено «штатное расписание» экипажа СГ-122(А). Теперь командиром САУ стал наводчик по вертикали, который получил собственный люк в крыше рубки (люк в лобовом листе был аннулирован для увеличения снарядостойкости). Для обзора местности командир получил артиллерийский разведывательный перископ (на манер подлодки), который мог выдвигаться в специальном стакане. Кроме того, командирский люк СГ-122 «улучшенной» оборудовался креплением для перископической панорамы.

3. Из-за того, что раздвижной люк панорамного прицела часто заедало при испытаниях от тряски, на новой машине он был заменен на распашной двустворчатый.

4. Бортовые амбразуры для стрельбы из личного оружия немецкого типа были аннулированы. Вместо них приняли бортовые амбразуры ОГК НКТП, разработанные для «76-мм штурмового орудия поддержки» завода № 37, которые были к тому же более удачно размещены. Через них можно было вести огонь не только из «нагана», но даже из ТТ и ППШ, поскольку диаметр отверстия амбразуры был значительно больше прежних.

5. Орудийная установка была облегчена. Для упрощения заряжания орудие было дополнено откидным лотком. Над казенной частью орудия на крыше разместили электрический вытяжной вентилятор.

6. Для увеличения запаса хода на надгусеничных полках САУ разместили коробчатые топливные баки от танков БТ и Т-34. Переоснастили ЗИП и шанцевый инструмент, максимально использовав в нем отечественные компоненты.

7. Радиостанция была перенесена с левого борта на правый и размещена внутри рубки, а бортовую коробку ликвидировали для упрощения производства. Для лучшей стойкости бортов им рекомендовалось впоследствии придать наклон в 10-20°.
Специально по заказу завода № 592 для новой (улучшенной) СГ-122 Уралмаш разработал и отлил бронемаску орудия, которая была более приспособлена для серийного выпуска, чем прежняя, а также лучше защищала от пуль и осколков. Это позволило обойтись без громоздких боковых щитов, затруднявших обслуживание машины и перегружавших передние опорные катки.

Читать еще:  Фотографии Проект 38 - лидеры эскадренных миноносцев типа «Минск»

В сентябре 1942 года завод получил заказ на 10 машин «улучшенной» конструкции, который, скорее всего, выполнен не был ввиду отсутствия необходимого количества исправных шасси и броневого проката. Интересно отметить, что сотрудники завода № 592 утверждают, что отгрузка СГ-122 началась уже в марте 1942 года, и при этом отмечают, что заводиться немецкие моторы на мартовских морозах отказывались и механикам приходилось заливать в карбюраторы горящий бензин, чтобы реанимировать их. Но я считаю, что это скорее относится к марту следующего (1943) года, когда на фронт начали отгружать СУ-С-1, более известные под обозначением СУ-76И.

Сегодня нет точных данных о количестве изготовленных СГ-122, но вместе с StuG III, перевооруженными 76-мм пушками, до конца 1942 года заводом их было сдано 8 шт., а также 2 опытные машины были изготовлены на шасси трофейных танков PzKpfw III и PzKpfw IV. К 15 ноября 1942 года на артиллерийском полигоне под Свердловском имелось три СГ-122, из них две на шасси штурмовых орудий. Одна из двух «улучшенных» СГ-122 на шасси танка PzKpfw III 5 декабря была доставлена на Гороховецкий полигон для сравнительных Государственных испытаний с У-35 (будущей СУ-122) конструкции Уралмашзавода.

По их результатам заказ на 122-мм самоходные гаубицы на 1943 год заводу № 592 был отменен, а 11 февраля 1943 года все изготовленные САУ (в том числе и опытные), хранившиеся на территории завода, приказом по НКВ были переданы в распоряжение начальника бронетанкового управления для формирования учебных танко-самоходных подразделений.

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознаного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответсвующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

Исторические сведения СГ-122(А) — 122-мм самоходная гаубица

Первые опыты по перевооружению трофейных САУ отечественными орудиями велись на предприятиях Москвы в конце 1941 – начале 1942 года. По воспоминаниям А. Клубнева. в начале марта 1942 года в 33-ю армию, где он командовал взводом танков Т-60, прибыли шесть отремонтированных на московских заводах StuG III. Три из них имели штатное короткоствольное орудие, а три «были вооружены пушками от ранней тридцатьчетверки».

О такой же машине, «вооруженной орудием от танка KB» и подбитой немцами недалеко от Медыни весной 1942 года, рассказывал П. Миньков, также воевавший в 33-й армии. Однако пока не удалось найти ни документального подтверждения такой переделки, ни фотографий таких машин. Можно лишь предположить, что такое перевооружение было проведено на единичных САУ.

Более активные работы в этой области начались в апреле 1942 года, когда директор завода № 592 Наркомата Вооружений (НКВ) получил письмо следующего содержания:

«Секретно. Начальнику ремонтного управления АБТУ КА
бригадинженеру Сосенкову. Копия: директору завода №592 Панкратову.

В соответствии в решением, принятым Зам. Наркома Обороны СССР генерал-лейтенантом танковых войск т.Федоренко о перевооружении трофейных «артштурмов» 122-мм гаубицами обр. 1938 года на заводе №592 прошу Вас дать необходимое распоряжение о ремонте и доставке на завод № 592 четырех трофейных «артштурмов». Для ускорения всех работ первый отремонтированный «артштурм» необходимо доставить на завод до 25 апреля.

13 апреля 1942 г.
Председатель техсовета,
член коллегии НКВ Э. Сатель (подпись)».

Здесь следует отметить, что большая часть оборудования и рабочих завода №592 (завод находился в подмосковных Мытищах, ныне он называется Мытищинский машиностроительный завод) еще в октябре-ноябре 1941 года была эвакуирована. К февралю 1942 года на предприятии насчитывалось всего около 2000 рабочих и 278 станков, из которых 107 требовали капитального ремонта. Основной продукцией завода на тот момент было производство корпусов ручных гранат, авиабомб, литье опорных плит для минометов и постройка зенитных бронепоездов.

Пока не удалось определить точную дату начала проектных работ над 122-мм самоходной гаубицей, но на сохранившихся копиях чертежей значится апрель 1942 г.

Проект, выполненный конструкторской группой под руководством А. Каштанова, был довольно прост. В качестве базы для новой машины использовалось немецкое штурмовое орудие StuG III с нарощенной вверх боевой рубкой. Такое увеличение рубки позволило установить в боевом отделении 122-мм гаубицу М-30. Новая САУ получила название «Штурмовая самоходная гаубица «артштурм» СГ-122», или сокращенно СГ-122А.

Согласно имеющемуся описанию, первый опытный образец самоходной установки был выполнен по компоновочной схеме с передним расположением совмещенных отделений (трансмиссионного и управления) и кормовым размещением моторного отделения. Боевое отделение находилось в средней части корпуса, над которым размещалась броневая рубка с установленным вооружением. Совмещенное отделение управления и трансмиссионное непосредственно соединялись с боевым отделением. Моторное отделение было отделено от боевого перегородкой, в которой имелся люк, закрывавшийся дверцей, для доступа членов экипажа к двигателю.

Броневая рубка имела призматическую форму и соединялась с корпусом с помощью сварки. Экипаж установки состоял из пяти человек. В боевом отделении слева от гаубицы размещался командир машины (он же наводчик орудия по горизонтали), за ним располагался первый заряжающий (он же радист), справа от орудия размещался наводчик орудия по вертикали, за ним — второй заряжающий. Механик-водитель размещался в отделении управления у левого борта.

Посадка и выход экипажа осуществлялись через два люка. Один из них (запасной), закрывавшийся броневой крышкой, находился в лобовой части рубки справа от орудия перед наводчиком орудия по вертикали. Второй люк, закрывавшийся двухстворчатыми броневыми крышками, располагался в кормовом листе и крыше рубки. В крыше рубки был сделан лючок с раздвижными броневыми крышками для установки панорамы Герца. Для наблюдения за полем боя и вождения машины у механика-водителя в лобовом и левом бортовом листах рубки имелись смотровые люки с триплексом и броневыми заслонками.

Читать еще:  Видео Штык к пехотному ружью обр. 1808 г.

Основным оружием являлась 122-мм дивизионная гаубица М-30 обр. 1938 г., установленная на месте станка 75-мм орудия StuK 37. Углы вертикальной наводки составляли от –3 до +25°, горизонтальной — в секторе ±10°. При стрельбе использовалась панорама Герца. Скорострельность орудия составляла 7–8 выстр/мин.

Боекомплект гаубицы состоял из 36 бронебойных и осколочно-фугасных выстрелов раздельного заряжания. Основной боекомплект гаубицы размещался по бортам САУ, а несколько снарядов «оперативного использования» — на дне позади гаубичного станка. Дополнительно в боевом отделении укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1491 патрон (21 диск) и 20 ручных гранат Ф-1.

Броневая защита — противоснарядная. Корпус и рубка — сварные, изготовленные из броневых катаных листов толщиной 10, 20, 25, 35 и 45 мм. Для прочности горизонтального стыка броневой рубки и корпуса машины он был усилен снаружи и изнутри броневыми накладками толщиной 6-8 мм.

В бортовых листах рубки имелось по одному лючку, закрывавшемуся броневой крышкой, для стрельбы из личного оружия и наблюдения за полем боя. Противооткатные устройства гаубицы были прикрыты броневой маской, а ее амбразура с боков прикрывалась двумя громоздкими броневыми щитами, затруднявшими обслуживание машины.

Двигатель, трансмиссия, ходовая часть и (частично) электрооборудование машины остались теми же, что и на базовой САУ, поэтому здесь мы их подробно не рассматриваем.

Для внешней радиосвязи на самоходной установке использовалась штатная немецкая радиостанция, которая размещалась в специальной нише в боевом отделении, образованной за счет приварки броневой коробки на левой надгусеничной полке к борту корпуса машины. За броневой коробкой на борту корпуса размещался антенный ввод со специальным поворотным устройством, обеспечивавшим укладку антенны вдоль борта машины.

Из-за отсутствия необходимого оборудования, материалов и недостатка кадров первый образец гаубицы был испытан пробегом (480 километров) и стрельбой (66 выстрелов).

Испытания подтвердили высокие боевые возможности СГ-122А, однако выявили и большое количество недостатков. Среди них — недостаточная проходимость на мягком грунте и большая нагрузка на передние опорные катки, напряженность работы командира САУ, малый запас хода, невозможность ведения огня из личного оружия через бортовые амбразуры из-за неудачного их расположения, загазованность боевого отделения из-за отсутствия вентилятора.

Заводу было отдано распоряжение об изготовлении нового варианта самоходной гаубицы с учетом устранения отмеченных недостатков. Рекомендовалось также провести разработку варианта боевой рубки для установки ее на танк PzKpfw III, ходовых частей которого имелось больше, чем ходовых частей штурмовых орудий.

После доработки проекта завод №592 изготовил два улучшенных варианта СГ-122, отличавшихся типом примененного шасси (штурмового орудия и танка PzKpfw III), которые имели ряд отличий от прототипа.

Так, рубка сваривалась из более тонких 35-мм (лоб) и 25-мм (борта и корма) листов. Это позволило немного снизить массу машины и несколько улучшить ее проходимость. Было изменено «штатное расписание» экипажа СГ-122: теперь командиром САУ стал наводчик по вертикали, который получил собственный люк в крыше рубки. Кроме того, для обзора местности командир получил артиллерийский разведывательный перископ, который мог выдвигаться в специальном стакане.

Бортовые амбразуры для стрельбы из личного оружия были переконструированы. Теперь через них можно было вести огонь не только из «нагана», но даже из ТТ и ППШ, поскольку диаметр отверстий амбразур стал значительно больше прежнего.
Орудийная установка была облегчена, а для упрощения заряжания орудие оснастили откидным лотком.

В крыше рубки установили электрический вытяжной вентилятор.
Трофейная радиостанция была перенесена с левого борта на правый и размещена внутри боевого отделения.

Для увеличения запаса хода на надгусеничных полках САУ разместили коробчатые топливные баки от танков БТ и Т-34, при этом несколько уменьшили возимый ЗИП и набор шанцевого инструмента.

Специально по заказу завода № 592 для СГ-122 «улучшенной» Уралмашзавод (УЗТМ) разработал и отлил бронемаску орудия, которая была более приспособлена для серийного выпуска, чем прежняя, а также лучше защищала от пуль и осколков. Это позволило обойтись без громоздких боковых щитов, затруднявших обслуживание машины и увеличивающих нагрузку передних опорных катков.

По отчету завода № 592 за 1942 год, всего было изготовлено 10 СГ-122, при плане 63 машины на год, причем одна — на шасси PzKpfw III, а остальные на шасси StuG III. К 15 ноября 1942 г. на артиллерийском полигоне под Свердловском имелось пять СГ-122. Одна из двух СГ-122 «улучшенных» (на шасси танка PzKpfw III) 5 декабря была доставлена на Гороховецкий полигон для сравнительных Государственных испытаний с У-35 (будущей СУ-122) конструкции Уралмашзавода.

Предполагавшийся на 1943 год заказ на 122-мм самоходные гаубицы заводу № 592 был отменен, а 11 февраля 1943 г. все изготовленные СГ-122, хранившиеся на территории завода, приказом по НКВ были переданы в распоряжение начальника бронетанкового управления для формирования учебных танко-самоходных подразделений.

СГ-122(А)

122-мм самоходка на безе немецкого Артштурма

StuG III Артштурм – базовое шасси для СГ-122(А)

Читать еще:  Боевое применение С-125 "Нева" - зенитно-ракетный комплекс

Когда после успешного контрнаступления советских войск под Москвой по нашу сторону линии фронта скопилось довольно значительное количество немецких танков Pz.III и созданных на его базе штурмовых орудий StuG III Артштурм , возник вопрос, почему бы не использовать их в боевых действиях против бывших хозяев. Однако боевое применение трофейной машины как правило заканчивалось в тот момент, когда заканчивался захваченный вместе с танком боезапас. Противник же явно не торопился поставлять нам танковые боеприпасы.

Выход из такой ситуации напрашивался сам собой: перевооружить трофейные танки нашими пушками.

Поэтому распоряжением техсовета Наркомата Вооружения от 21 декабря 1941 года всем предприятиям Наркомата предписывалось в срок до 1 февраля 1942 года разработать свои предложения по перевооружению трофейных боевых машин с целью их дальнейшего использования на службе в Красной Армии.

А уже в апреле 1942 года в конструкторским бюро мытищинского завода № 592, до войны выпускавшего вагоны метропоездов, и в сентябре 1941 года переориентированного на ремонт танков, в инициативном порядке разработали самоходно-артиллерийскую установку со 122-миллиметровой гаубицей М-30 на базе шасси от трофейного Артштурма .

Выбор в пользу М-30 оказался далеко не случайным. Армии срочно требовалось мобильное средство поддержки пехоты, способное уничтожать полевые укрепления, работать по площадям и, в случае необходимости, бороться с бронетехникой противника, и М-30 для этих целей подходила как нельзя лучше. Кроме того, на ремонтных базах имелось значительное количество таких гаубиц, у которых, вследствие боевых повреждений, не было колёс, щитков или передков.

Проект, разработанный под руководством инженера Каштанова, отличался простотой конструкции.

Чтобы хоть как-то исправить эту ситуацию, было решено создать лёгкую самоходно-артиллерийскую установку непосредственной поддержки пехоты.

Поскольку 122-мм гаубица в не помещалась в стандартную немецкую рубку, её пришлось демонтировать. Боевая рубка советского проекта была заметно выше и обладала следующим бронированием: лоб – 45 мм, борта – по 35 мм, корма – 25 мм, крыша – 20 мм. Для необходимой прочности горизонтального стыка она была усилена снаружи и изнутри накладками толщиной около 6-8 мм. Для высадки и посадки экипажа имелись два прямоугольных люка, один из которых находился в задней части рубки, а второй был сделан в лобовом бронелисте справа.

Основной боекомплект гаубицы размещался по бортам САУ, а несколько снарядов «оперативного использования» – на дне позади гаубичного станка. Как и на немецкой САУ экипаж СГ-122(А) состоял из 5 человек: механика-водителя, командира (он же наводчик по горизонтали), заряжающий (он же радист), наводчик по вертикали и заряжающий. Столь необычный состав был обусловлен особенностями использовавшейся артсистемы, которая помимо раздельного заряжания имела ещё и раздельную наводку. Оптику пришлось использовать отечественную (для стрельбы с закрытых позиций использовался панорамный прицел) а вот радиостанцию оставили немецкого типа. Скорее всего это была FuG5, обеспечивающая радиус действия телеграфом 9,4 км, а телефоном, то есть голосовую – 6 км.

В моторном отделении устанавливался карбюраторный четырехтактный двенадцатицилиндровый V-образный двигатель «Майбах» HL120TRM жидкостного охлаждения мощностью 300 л.с. (221 кВт) с двумя карбюраторами «Солекс». Пуск двигателя производился с помощью электростартера «Бош» типа BNG мощностью 4 л.с. (2,9 кВт) или вручную – с помощью инерционного стартера. В системе зажигания использовалось магнето «Бош» типа I012L14 или отечественного производства БСМ-12Ш. Для доступа в моторное отделение в его крыше были сделаны четыре люка, закрываемые броневыми крышками. Емкость основного топливного бака составляла 320 л, запасных – 120 л. Запас хода машины по шоссе с использованием только основного топливного бака достигал 180 км. В состав механической трансмиссии входили: трехдисковый главный фрикцион сухого трения, механическая шестиступенчатая коробка передач (шесть передач переднего хода и одна передача заднего хода) фирмы «Майбах», одноступенчатые планетарные механизмы поворота с опорными тормозами, поперечные карданные валы, тормоза управления и бортовые редукторы. Передача крутящего момента от двигателя к коробке передач осуществлялась с помощью вала трансмиссии, проходившего через боевое отделение. Коробка передач ZF «Афон» SSG77 (двухвальная, с шестернями постоянного зацепления); планетарные механизмы поворота с опорными тормозами; поперечные карданные валы; тормоза управления и приводы управления самоходной установкой размещались в совмещенном отделении управления и трансмиссии. Подвеска машины – индивидуальная торсионная, ограничители хода балансиров для всех опорных катков – резиновые, гидравлические амортизаторы устанавливались на крайних узлах. В состав гусеничного движителя входили два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами, двенадцать двухскатных опорных и шесть двухскатных поддерживающих катков с наружной амортизацией, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц и две гусеницы с шириной трака 380 мм. Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 12 В. Источниками электроэнергии являлись две аккумуляторные батареи емкостью 128 А•ч или 144 А•ч и генератор «Бош» типа GTW мощностью 600 Вт с реле-регулятором. Для внешней радиосвязи на самоходной установке использовалась штатная немецкая радиостанция, которая размещалась в специальной нише в боевом отделении, образованной за счет приварки броневой коробки на левой надгусеничной полке к борту корпуса машины. За броневой коробкой на борту корпуса размещался антенный ввод со специальным поворотным устройством, обеспечивавшим укладку антенны вдоль борта машины.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector