5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исторические сведения Кортик почтальонский обр. 1820 г.

«Кровь и честь» на рукоятке: история российского кортика

В рядах советской армии и флота кортик всегда считался символом особой воинской чести, который символизировал признание заслуг офицера перед страной.

В России кортик появился неожиданно. Петр I, известный своей любовью к «делам флотским», привез кортик из поездки по Европе. Персональное оружие для офицерского состава поразило русского царя. Новый клинок ввели в состав вооружения как штатное оружие русского моряка. Не все моряки эту затею одобряли. Лишняя деталь в бою была не нужна, но первые же результаты использования кортика в целях оружия «последнего довода» дали результаты. Нововведение приняли на флоте с большой радостью. Именно тогда, в эпоху Петра, кортик и стал символизировать доблесть, честь и храбрость русского моряка и русского флота. Однако чуть позже, уже после смерти Петра Великого, кортик разошелся по всем родам войск: отныне им вооружались не только морские офицеры, но и сухопутные чины и даже некоторые гражданские.

В конце 1770-х гг. кортик был закреплен за унтер-офицерским составом егерских батальонов и заменил в линейке холодного оружия массивную и неудобную шпагу. Безусловным плюсом такого нововведения было то, что кортик в силу своих размеров был универсальным оружием и мог использоваться как штык в стандартной для того времени винтовке.

С таким штыком пехотинец мог спокойно действовать, не прибегая к помощи другого обмундирования. Первый же стандартный морской кортик для офицерского состава появился в 1803 году. Он имел равноострый клинок длиной более 30 см и изготавливался только с рукоятью из слоновой кости. Именно отделка, инкрустирование и резьба по кости придавали кортикам особый статус.

В то время кортик был штучным продуктом, поэтому в большинстве случаев это оружие становилось своеобразной семейной реликвией: бережно хранилось, передавалось по наследству только из рук в руки и всегда символизировало особый статус семьи-держателя кортика.

Меняя вид, не меняя содержания

Постепенная эволюция всего оружия неизбежно коснулась и кортика. Первоначальный вид этого холодного оружия изменился несущественно, но все же изменения были. В начале 1920-х годов в России все чаще стали встречаться кортики, длина клинка которых была существенно меньше своих предшественников — с 30 см длина клина уменьшилась примерно до 24-х, а рукоятка из отделки слоновой костью обзавелась

Кортик для почтальона

Встречались и образцы, предназначенные для ношения почтальонами. Точнее, в 19 веке кортик был не столько оружием для самообороны почтальонов, сколько красивым атрибутом для формы госслужащего. Несмотря на то, что активно действовать таким кортиком при необходимости было невозможно в силу его длины — почти 60 см, выглядел он знатно и даже по-офицерски. Деревянная рукоять, обтянутая кожей и медной проволокой, голова рукояти в виде птичьей головы и плавно загнутая вверх крестовина давали почтальонскому кортику образца 1820 года удивительную красоту. Однако несмотря на высокое качество исполнения, кортик так и остался атрибутом форменной одежды.

более простой, металлической рукоятью. В 1914 году кортик мог присваиваться помимо офицеров флота еще нескольким родам войск: теперь, среди прочих, этот клинок изящной формы имели право носить военные летчики. Уникальный кортик для военных летчиков придумывать не стали, а лишь заменили клинок с четырехгранного флотского на обоюдоострый.

Кортик для почтальона

Встречались и образцы, предназначенные для ношения почтальонами. Точнее, в 19 веке кортик был не столько оружием для самообороны почтальонов, сколько красивым атрибутом для формы госслужащего. Несмотря на то, что активно действовать таким кортиком при необходимости было невозможно в силу его длины — почти 60 см, выглядел он знатно и даже по-офицерски. Деревянная рукоять, обтянутая кожей и медной проволокой, голова рукояти в виде птичьей головы и плавно загнутая вверх крестовина давали почтальонскому кортику образца 1820 года удивительную красоту. Однако несмотря на высокое качество исполнения, кортик так и остался атрибутом форменной одежды.

Среди всех кортиков, выпущенных как в царской России, так и во времена СССР достаточно потрясающих образцов. Однако в отдельных случаях встречаются экземпляры, которые для истории нашей страны имеют настолько большую ценность, что хранятся с особой ответственностью как национальное достояние.

21 февраля 2014 года в Севастопольской морской библиотеке в ходе отчетно-выборного собрания руководству библиотеки был передан уникальный экземпляр.

Кортик, принадлежащий капитану 1 ранга Михаилу Иосифовичу Федоровичу, командиру гидрокрейсера «Александр Первый». Капитан Федорович был награжден офицерским кортиком в 1915 году, а после смерти перешла в руки потомков.

Читать еще:  Новости 2С9 «Нона-С» - 120-мм самоходная гаубица-миномет

В бою работали словно скальпелем

Военный историк, владелец студии художественной ковки, реконструктор и эксперт в области истории холодного оружия Роман Янкович рассказал любопытный факт из истории применения кортика во время Великой Отечественной войне.

«В битве за Сталинград например, когда дрались за каждый дом и улицу, не редкими бывали случаи, когда советские бойцы, у которых заканчивались патроны, доставали пару-тройку гранат, брали кортик (чаще всего трофейный). и начинали свой последний бой. Обычно вперед в дверной проем или в окно сначала шла граната, а затем красноармеец заходил в помещение, и что называется «работал фрицев рукам». В Волгограде, насколько я помню, живет и поныне один ветеран. Ему было лет 17, когда он сумел четверых фрицев свалить в таком маневре. Четверых голыми руками! Из снаряжения у него была граната и морской кортик образца 1937, который ранее принадлежал летчику Люфтваффе. Каким образом он к советскому солдату попал — история темная, но факт в том, что советский солдат, вооруженный такой штукой, мог работать «по живому». Как настоящий мужчина. Знаю и еще один случай, который произошел уже с моряком ТОФ во время обороны Севастополя. Наткнулись наши солдаты на немецкую то ли разведку, то ли патруль. Шум поднимать было нельзя, поэтому моряки, не долго думая, расчехлили подаренные им стилеты и без шума и пыли убрали дозор немцев с глаз долой, из Крыма прочь. В этом смысле — кортик на войне, особенно на такой как Великая Отечественная, был незаменим. Это в современном бою сейчас техника 80% успеха — а тогда чутье, твердые руки и холодная сталь. Как со скальпелем работали, а не как с ножом. Сейчас, конечно, с кортиками все не так, как обстояло раньше, но я думаю, что если в бою приведется случай, то любой советский кортик, шашка или что-нибудь в этом духе в умелых руках, безусловно, свою задачу выполнит. В российской армии «холодное» очень любят и пользоваться им умеют», — рассказал эксперт.

Трофейный кортик советского десантника

Историй, связанных с использованием кортика советскими солдатами и моряками в период Великой Отечественной войны, множество. Ветеран ВОВ Дмитрий Вонлярский описывает личный опыт обращения с этим оружием:

«Мы высаживались на мыс Тархан со стороны Азовского моря. Отчаянная и кровавая высадка была. Наша «Черная смерть» в лице 71-й бригады морской пехоты и так наводила на фрицев ужас, а в этот раз высаживались мы так, что дело вообще дошло до рукопашной драки, с одной стороны которой дрались матросы, а с другой немцы. Бойня была страшная. Когда закончились боеприпасы, и расстояние сократилось, пошел рукопашный бой, этим кортиком немец хотел меня заколоть. Но я сумел увернуться, пристрелил его, забрал кортик и так всю войну сохранил его. На кортике красиво написано «кровь и честь». Ну, крови было много у эсесовцев, а честь. мы с честью задачу свою выполняли. Ненависть, которую они проявляли к нам, она обернулась против них же. И их же оружие против них в конце концов и обращали».

Кортик – от абордажного кинжала до символа офицерской чести

В современных армии и флоте кортик – короткий кинжал с ромбовидным в сечении клинком играет главным образом символическую роль. Сейчас кортики выступают в основном в качестве церемониального, парадного и/или наградного оружия. Но так было не всегда.

Касательно происхождения кортика бытуют две версии, согласно первой из них – кортик является результатом эволюции обычного кинжала или ножа, согласно второй – кортик является укороченным мечом. При этом ни у кого не вызывает сомнений, что происхождению своему кортик обязан эпохе морских пиратов и абордажных сражений.

Согласно одной из версий первыми использовать прямые кинжалы в абордажных схватках британские моряки и прежде всего королевские пираты. Англо-испанские войны бушевали на суше и на море с 16-го по 18-й век и испанские корабли, возвращавшиеся из Нового Света груженные по самую ватерлинию золотом, серебром и драгоценными камнями не раз и не два становились добычей пиратов.

Естественно, мириться с потерями огромных богатств испанцы не желали и очень скоро начали комплектовать команды кораблей усиленными отрядами пехоты. В испанской же пехоте в то время широко использовались ламеллярные доспехи. Эти доспехи неплохо защищали от сабель и абордажных топоров. Древковое оружие вроде алебард и копий, которое могло бы помочь справиться с этими доспехами, в абордажных схватках было почти бесполезно. Да и шпаги и рапиры в толчее и тесноте морских сражений были не очень практичны.

Читать еще:  Статьи Солдатская фузея обр. 1715 г.

Именно для того, чтобы легко пробивать такие доспехи в сутолоке абордажных схваток и появились у англичан прообразы кортиков — то ли длинные кинжалы, то ли короткие мечи. Тогдашние кортики были существенно длиннее современных – их длина нередко достигала 50-60 сантиметров. Часто встречались кортики с изогнутым лезвием, которые даже одно время назывались «британскими кортиками» в противовес прямолезвийным кортикам, которые называли «французскими».

Кроме того, абордажные кортики как правило обладали развитым массивным эфесом, хорошо защищавшим ладонь и позволявшим при необходимости наносить им удары как кастетом.

На ранних этапах эволюции кортика не могло быть речи о какой-либо стандартизации, но примерно с 18-го века ситуация начинает меняться. Кортик постепенно стандартизируется и становится оружием сперва мичманов, а затем и офицеров. Одновременно с потерей боевого значения кортики укорачиваются, закрепляется прямое лезвие и гарда в виде латинской буквы S.

Кортики появились на Руси во время правления Петра Первого. Хотя далеко не все нововведения Петра Великого встречали теплый прием консервативно настроенного дворянства, однако кортики практически сразу пришлись русским морякам.

После смерти Петра почти столетие русский флот был в упадке и в этот период кортик рассматривался как ординарное оружие, которое мог носить любой моряк от рядового матроса до капитана. Однако, примерно с конца 18-го века кортик теряет свое значение в качестве абордажного оружия – отчасти из-за того, что почти полностью вытесняется более эффективной абордажной саблей, отчасти из-за того, что благодаря развитию артиллерии абордажные бои становятся редкостью. Примерно в это же время кортик становится личным холодным оружием офицеров русского флота, частью их униформы.

Первый стандартизированный кортик в русском флоте появился в 1803-м году. Его носили все морские офицеры, кадеты, а также курьеры Адмиралтейства. Русский кортик 1803-го года имел обоюдоострое 30-сантиметровое лезвие и рукоять выполненную из слоновой кости. Для русских моряков кортик стал предметом гордости, привилегией, символом чести и особого социального статуса.

Со временем длина лезвия кортиков уменьшалась, так в 1913-м году стандартный офицерский кортик имел уже всего лишь 24-сантиметровое лезвие. С 1914-го года кортики официально позволили носить также и военным летчикам, так как авиация считалась воздушным флотом, что вызвало волну неудовольствия среди моряков.

Последний удар по престижу кортика был нанесен Временным Правительством в 1917-м году, которое постановило выдать кортики всем генералам и старшим офицерам армии исключая только артиллеристов и кавалеристов. Впрочем, кортики сухопутных войск были меньше по размеру чем морские кортики.

С установлением советской власти кортики на некоторое время уходят из армии и флота и рассматриваются исключительно как буржуазный пережиток прошлого. Однако уже в 1940-м году кортик возвращается на флот и становится личным оружием морских офицеров.

В настоящее время в армии России можно встретить следующие виды кортиков: офицерский морской, офицерский сухопутный, парадный, генеральский, адмиральский и наградной.

Длина кортиков варьируется от 49 до 40 сантиметров (включая рукоять), длина лезвия от 35 до 27 сантиметров. В оформлении используются драгоценные металлы и камни, слоновая кость, кожа, редкие породы дерева.

Подписывайтесь на канал Оружие , чтобы первым получать свежие статьи из мира новейших вооружений и военной истории!

Кортик морской офицерский обр. 1917

Кортик морской, офицерский. обр. 1917 г.

Общая длина: 413 мм.
Длина клинка: 277 мм.
Ширина клинка у пяты: 12.7 мм.

Клинок стальной, прямой, в сечении четырехгранный, с долами в каждой грани. Эфес состоит из рукояти и крестовины. Крестовина латунная, с изогнутыми в разные стороны концами. На внешней стороне крестовины пробито клеймо – «13». Рукоять костяная, прямая, прямоугольная в сечении. У основания расположена латунная втулка. Навершие рукояти латунное, штампованное. Хвостовик клинка стянут на головке рукояти латунной закруткой. Ножны деревянные, обтянутые кожей, с латунным прибором, состоящим из наконечника, гайки и устья с кольцами для портупеи. Края прибора ножен фигурные.

В 1914 году образец морского кортика претерпел существенные изменения. Отныне на внешней стороне навершия рукояти предписывалось иметь рельефный вензель императора, в царствование которого владелец оружия был произведен в первый офицерский чин, по аналогии с утвержденными ранее эфесами офицерских шашек, сабель и палашей. Императорский вензель должен был изображаться также на клинке, в обрамлении растительного орнамента. Если рисунок вензеля был достаточно единообразен и у разных экземпляров мог отличаться разве что высотой рельефа и степенью проработки, то декор на клинке отличался большим разнообразием.

24 декабря 1913 года император Николай II утвердил представленное военным министром «Краткое описание формы обмундирования и добавочных предметов обмундирования для авиационных частей». Объявленный приказом по военному ведомству № 4 от 3 января 1914 года, этот документ на долгое время определил внешний облик форменной одежды и знаков различия офицеров и нижних чинов военной авиации. Интересно, что обмундирование авиаторов хотя и разрабатывалось на основе форменной одежды инженерных войск, в состав которых входили авиационные и воздухоплавательные части, однако содержало ряд элементов, роднивших его с униформой моряков, что символизировало отношение сил к воздушному, «пятому» океану. В качестве холодного оружия офицерам авиационных и воздухоплавательных частей были присвоены морская сабля и морской офицерский кортик; последний мог носиться при повседневной форме, при службе на аэродромах и при полетах на аэропланах.
Право ношения кортиков в 1911–1914 гг. было присвоено также офицерам речных минных рот, некоторых флотских формирований, организационно входивших в состав военно-сухопутного ведомства, а также автомобильных частей.

Читать еще:  Фотографии БТ-5 - лёгкий колёсно-гусеничный танк

Во время Первой мировой войны право ношения кортика постепенно было распространено на достаточно большое количество категорий военнослужащих, военных чиновников и гражданских служащих различных ведомств, обслуживавших нужды армии. Распространению этого оружия способствовали его малые размеры и небольшой вес, невысокая стоимость, а также невостребованность столь громоздкого оружия, как шашка, в условиях позиционной войны. Так, в 1916 году кортик был присвоен офицерам и военным чиновникам Управления военного воздушного флота. Этот кортик полностью копировал морские кортики с прямым клинком, но мог иметь рукоять черного цвета. Однако множество дореволюционных фотографий, дошедших до наших дней, показывает, что кортики с белыми рукоятями были также широко распространены среди авиаторов и армейских офицеров, хотя и считались более характерными для военно-морского флота. Право ношения кортика имели также офицеры автомобильных батарей для стрельбы по воздушному флоту, мотоциклетных подразделений и авиационных школ.
23 августа 1916 года всем обер-офицерам и военным чиновникам, за исключением обер-офицеров артиллерии и кавалерии, были присвоены, на время войны, взамен шашек кортики с правом пользоваться и шашками – по желанию. В ноябре 1916 года ношение кортиков было разрешено военным врачам и обер-офицерам пехоты и артиллерии, а в марте 1917 года было распространено на всех генералов, офицеров и военных чиновников всех частей, «за исключением случаев нахождения в строю верхом и несения конной службы».
В литературе широко распространена также формулировка «с мая 1917 года офицеры – выпускники учебных военных заведений стали получать кортики вместо шашек». Однако следует помнить, что офицеры в России начала ХХ в. не получали от казны вообще никакого обмундирования, снаряжения и оружия и должны были обмундировываться и вооружаться исключительно за собственный счет. Выпускникам военно-учебных заведений при производстве в офицеры выдавалось единовременное денежное пособие на экипировку; уже состоящие на службе должны были довольствоваться установленным денежным содержанием. Именно данный фактор вкупе со всеобщей дороговизной военного времени послужил причиной широкого распространения кортиков в войсках в конце мировой войны, однако утверждение, что офицеры, выпущенные из училищ и школ прапорщиков в 1917 году, могли обзаводиться исключительно кортиками, в корне неверно. Широкое распространение кортиков в 1916–1917 гг., в свою очередь, вызвало к жизни огромное количество разновидностей данного оружия, при общей схожести конструкций и размеров различающихся в мелких деталях, в частности, в материалах и цвете рукояти, а также в деталях отделки. Необходимо отметить, что после Февральской революции 1917 года ношение вензелей отрекшегося императора на офицерском оружии было запрещено как в армии, так и на флоте. Один из приказов Морского министра Временного правительства содержал прямое указание «вензелевое изображение на оружии уничтожить». Кроме того, в условиях намеренного разложения армии вражеской агентурой и связанного с этим развала дисциплины использование монархической символики в ряде случаев могло привести для офицера к весьма печальным последствиям, вплоть до физической расправы со стороны распропагандированных солдат. Тем не менее, насколько можно судить по дошедшим до нас экземплярам, вензель на эфесе уничтожался (зачеканивался или спиливался) далеко не во всех случаях. Кортики, выпущенные после марта 1917 года, изначально не имели вензелевых изображений на эфесе.

Экспонат размещен в
Государственном музей-заповеднике Царское Cело в Государевой Ратной палате ,
первом в современной России музее, посвящённом Первой мировой войне.
ГМЗ «Царское Село»
196601
Санкт-Петербург
г. Пушкин, ул. Садовая, дом 7
Факс: (812) 465-21-96
museum@tzar.ru

Особая благодарность за поддержку и содействие:
Директору музея — Таратыновой Ольге Владиславовне
Заместителю директора по научной и просветительской работе — Ботт Ираиде Куртовне
Ответственному хранителю экспозиции «Россия в Великой войне» в ратной палате — Оноприенко Николаю Ивановичу
Хранителю фонда «Оружие» ГМЗ «Царское Село» — Глебу Викторовичу Арлюку

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector