5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исторические сведения Ил-2 — тяжёлый штурмовик

Штурмовик Ил-2. Правда и мифы

Первое место среди самолётов второй мировой войны занимает советский Ил-2. Он прошёл через всю войну, всего было изготовлено более 36 тысяч штурмовиков. Это сделало его самым массовым боевым самолётом всех времён. ИЛ-2 стал «таким же важным для Красной Армии, как воздух и хлеб», как выразился Сталин.

В Красной Армии самолёт получил прозвище «горбатый» (за характерную форму фюзеляжа). Конструкторы называли разработанный ими самолёт «летающим танком». Немецкие пилоты за живучесть называли его «бетонный самолёт», мясник, мясорубка, чёрная смерть.

Принято считать, что с самого начала боевого применения на фронте штурмовик Ил-2 зарекомендовал себя как очень прочный и «выносливый» боевой самолет. Многим летчикам он спас жизнь, сохраняя летучесть при таких повреждениях, которые для любого другого самолета были, что называется, «несовместимыми с жизнью». Нередкими бывали случаи, когда поврежденные в бою самолеты, выполнив нормальную посадку на свой аэродром, буквально разваливались на части или не подлежали ремонту по причине значительного количества больших и малых повреждений. Инженеры штурмовых авиаполков в отчетных документах указывали: «Было трудно представить, как такие самолеты могли продолжать полет. Ясно было одно, летчики принимали все меры к тому, чтобы дотянуть до аэродрома, зная о крупных повреждениях самолета».

Конечно, высокую живучесть Ил-2 в полной мере использовали главным образом только опытные летчики. Примеров возвращения на разбитых самолетах молодых летчиков зарегистрировано очень мало, и всё же Благодаря отменной живучести Ил-2 летчикам-штурмовикам зачастую удавалось либо совершить вынужденную посадку на любой мало-мальски пригодной площадке, или же долететь на нем до своего аэродрома.

Около 10% поврежденных самолетов Ил-2 отправлялись в ремонтные органы или списывались ввиду невозможности ремонта. Остальные 90% восстанавливались силами техсостава и полевых авиаремонтных мастерских.

Однако многие специалисты отмечали и недостатки легендарного ИЛ-2.

Он имел низкую результативность бомбоштурмовых ударов, огромный уровень боевых потерь.

Преподносившееся как главное достоинство Ил-2 бронирование для 41— 45 гг. также было уже недостаточным – и не спасало эти «летающие танки» от уничтожения в огромных количествах немецкими истребителями и зенитчиками. Отнюдь не идеальным «самолетом поля боя» делала Ил-2 и его полудеревянная конструкция – еще больше уменьшавшая боевую живучесть этой машины.

Помимо недостаточно совершенной материальной части, результативность ударов советской штурмовой авиации снижали также многочисленные пороки ее тактики и слабая летная, стрелковая и тактическая выучка рядовых летчиков в первые годы войны.

Но одномоторный и простой по конструкции штурмовик был проще и дешевле в производстве, чем двухмоторные цельнометаллические бомбардировщики.

В первые же дни войны выяснилось, что одноместные штурмовики несут неоправданно большие потери от истребителей противника. Для защиты пилотов в верхней части фюзеляжа прорезали отверстие для возможности разместить стрелка и смонтировать пулемёт. Между собой временную конструкцию стрелки называли «кабиной смерти». Позже позиция пулемётчика была включена в конструкцию ил-2, однако эта должность всё равно оставалась одной из самых опасных профессий той войны.

Здесь необходимо заметить, что у нас совершенно неверно сформулирован образ героя-летчика. Им, как правило, является истребитель со своим списком побед. А летчики-бомбардировщики и штурмовики незаслуженно отодвигаются на второй план. Однако, тактика советских ВВС предусматривала использование авиации сугубо в интересах сухопутных войск. Поэтому чем важнее цель, тем нужнее ее разбомбить и тем сильнее её защищает противник. На штурмовика наводятся десятки стволов зенитной артиллерии, а он летит, не вправе изменить уже пристрелянный зенитчиками курс, до тех пор летит, пока не поразит цель. Истребитель все же имеет инициативу — он может отвалить от сильного огня, изменить направление атаки, снова атаковать, другими словами, он как-то может и себя поберечь. А штурмовик беречь себя не может — он обязан прорваться сквозь огонь к цели!

Ремесло стрелка на «горбатом» считалось невероятно рискованным делом, ведь смертность воздушных бойцов была в 2 раза выше, чем возможность сбития штурмовика. Броневой лист толщиной 6 мм защищал только от пулеметного огня при атаках истребителей противника со стороны хвоста. К тому же угол обстрела из крупнокалиберного пулемёта не всегда позволял вести огонь по вражеским машинам, и немцы быстро усвоили, что атаковать «чёрную смерть» нужно сзади и снизу, там, где очереди стрелка их не могли поразить.

Теперь, держа в голове все эти детали и подробности, обратим внимание на свидетельство старшины Георгия Афанасьевича Литвина, которые в очередной раз доказывают, что исход военного дела далеко не всегда определяет техника, решающее значение имеют люди, которые управляют этой техникой.

Это случилось 2 ноября 1943 года, когда 4-я воздушная армия поддерживала керченский десант. Летим с молодым лейтенантом Зиянбаевым, над Эльтигеном дым, видны сполохи взрывов. Падают сбитые самолёты. Мы с ходу сбрасываем бомбы, снижаемся и, стреляя из пушек и пулемётов, проходим вдоль плацдарма. По нам бьют из всех видов оружия с земли, прорываются «мессершмитты», но прикрытие на месте, и мы вырываемся из ада живыми.

При сборе группы наш самолёт, как часто бывает с замыкающими, отстал. Для истребителей противника такие самолёты — подарок. Их сбивают в первую очередь. Первую атаку двух «мессершмиттов» я отбил, но это их не остановило. В наш самолёт попали несколько пуль, повредив самолетное переговорное устройство, поэтому лётчик не мог слышать меня и делать нужные манёвры. К тому же нас прикрывал только один ЛаГГ, хотя и делал это мастерски. Hемцы прекрасно понимали своё преимущество. Они парой пошли на наш самолёт, а Зиянбаев почему-то стал уходить на максимальной скорости по прямой — как раз то, что и нужно «мессерам». Я взял в прицел ведущего и, когда он сократил расстояние между нами до ста метров, нажал гашетку. Видимо, попал: «мессершмитт» взмыл вверх, где его сразу настиг идущий нам на помощь ЛаГГ прикрытия. За ведущим вражеской пары потянулся чёрный шлейф. Hо, увлёкшись им, я упустил из виду ведомого, а он, воспользовавшись этим, подобрался к нам снизу и завис в мёртвом пространстве, готовый к атаке. Hемецкие истребители знали, что бронированный ИЛ-2 можно было поразить только с близкого расстояния; знали и то, что его турельная установка имеет ограниченный угол стрельбы. Для его увеличения необходимо чёткое взаимодействие лётчика и воздушного стрелка.

Читать еще:  Исторические сведения АК-176 - 76,2-мм автоматическая артустановка

Опасность всегда страшна своей неожиданностью. Раз «мессер» завис под нашим «подбрюшьем», это конец. Мелькает бредовая мысль: стрелять через фюзеляж своего самолёта. Конечно, можно перебить тяги рулей и тогда точно — хана. Hо эти тяги, да и всё остальное, вот-вот перебьёт «мессер». И я, прицелившись примерно, прошил пулемётной очередью фюзеляж своего самолёта. Зиянбаев, посчитав, что самолёт достала очередь незамеченного им немца, моментально скользнул влево. Это нас спасло: короткая очередь «мессершмитта» нас не задела, но зато он напоролся на мою длиннющую очередь. Hемецкий самолёт перевернулся через крыло и рухнул вниз.

Я, с ужасом посматривая на изрешеченный фюзеляж, решил проверить, не задеты ли тяги рулей, иначе при манёвре они могут оборваться. К счастью, всё оказалось в порядке. ЛаГГ то и дело возникал надо мной, и летчик делал рукой знаки, будто что-то хотел нам сообщить. Hо что именно, мы узнали только на земле. Дотянули до своего аэродрома. Сели благополучно. Зиянбаев зарулил на стоянку. Я заметил, что сопровождающий нас ЛаГГ приземлился перед нами. Мы с Мансуром вылезли из кабин, посмотрели друг на друга, на развороченный фюзеляж самолёта и побрели на командный пункт. У входа стояли командир и истребитель Владимир Истрашкин, который прикрывал нас. Зиянбаев доложил о выполнении задания, а я не очень связно — о мёртвом пространстве, повреждённой машине, «мессерах». «Hичего, машину исправим»,- похлопал меня по плечу командир. «Молодец! Лихо срубил «месса»!» — обнял меня Истрашкин.

Из нашей шестёрки ИЛов на аэродром вернулись только три машины.

Какие качества помогали старшине Литвину не только вернуться живым из боя, но и подбить вражеский самолет в ситуации, когда казалось, что исход должен быть совершенно противоположным?

У советских героев не было сохранений, виртуальной реальности и возможности выйти из он-лайн игры. Они не были мутантами-супергероями с суперспособностями, они просто делали невозможные вещи в реальной жизни. Смогли ли бы мы, познающие ТТХ военной техники лишь в он-лайн баталиях, совершать что-то подобное?

Подробности в видео:

Штурмовик «Ил-2»: «мясник» для вермахта

Ил-2 изначально был сконструирован двухместным, однако на испытаниях этот вариант машины показал характеристики, которые не удовлетворили военных. В результате было принято решение о создании одноместного штурмовика, а на месте стрелка был установлен дополнительный топливный бак.

Однако боевые столкновения показали уязвимость машины перед истребителями противника при их заходе с задней полусферы. Уже серийная машина в кратчайшие сроки была вновь переделана в двухместный вариант.

Самолет принимал участие в боях на всех театрах военных действий Великой Отечественной войны. Штурмовик получился очень живучим. Были нередки случаи, когда машина возвращалась на базу с более чем 200 пробоинами.

Самолеты могли использоваться для нанесения ударов как по наземным целям (живой силе, бронетехнике, укрепленным пунктам), так и для борьбы с бомбардировщиками и разведкой.

Вооружение составляли авиационные пушки, пулеметы, бомбы различного калибра и реактивные снаряды.

Интересные факты

У нацистов Ил-2 получил прозвище «Бетонный самолет», «Железный Густав», «Мясорубка», «Мясник» а также, по некоторым советским послевоенным источникам, Schwarzen Tod, что в переводе с немецкого означает «Чума», а дословно — «Черная смерть». Отметим, что существительное Der Tod в немецком языке мужского рода.

Ил-2 стал самым массовым боевым самолетом не только Второй мировой войны, но и во всей истории авиации. Всего было построено 36 183 самолета. Превосходит этот показатель только легкий гражданский самолет Cessna-172, производство которого было начато в 1956 году и продолжается до сих пор.

Самолет установлен как памятник во многих российских городах, есть во многих музеях авиации. Однако летающих штурмовиков всего два, один из них восстановлен в Новосибирске.

Боевое применение

Летчики ценили Ил-2 за хорошую защиту кабины, за живучесть и мощное вооружение. Так, летчик 211-го ШАП Юрий Афанасьев вспоминал:

«Это был самый тяжелый для меня вылет перед самым концом войны — 25 апреля под Берлином. вдруг снизу вверх, свечой, посередине нашего круга взмывают «мессеры». Правда, нам уже кричат: «Братцы, истребители противника!» Мы начали считать и сбились со счета, столько было немецких истребителей! Потом мы узнали, что их было 32. А нас было 8…

Немцы били нас по всем правилам. У ведущего срубили антенну, — значит, он остался без радио. У второго вывалились щитки. Чувствую, он пытается ими управлять, но только закроет, они опять открываются. Эти щитки забирают 30-40 км скорости. Хорошо, у него пневмосистема работала! А у третьего — сквозная дыра метрового размера в фюзеляже, и масло льет. А у меня все в порядке, как ни странно.

Читать еще:  Файлы Сабля кавалерийская солдатская обр. 1827 г.

Нас вернулось четверо. Приходим на свой аэродром. Балашов сел первый. Командир полка шумит: «Куда Афанасьев со своей четверкой делся?» А поскольку моя машина была цела, то я ждал, пока все остальные сядут, со своими повреждениями. Коржевин, у которого фюзеляж был дырявый, сел на пузо, притер машину вдоль посадочной. И только он коснулся, как у него хвост отвалился, и он на глазах у всех куда-то врезался. Командиру полка говорят: «Коржевин на пузо сел!» Тот схватился: «Я ему сейчас! Такой-сякой, не мог посадить!» Подъезжает в машине, смотрит, хвост отдельно, все отдельно. «Да, — говорит, — трудновато ему садиться было».

О том, что происходило на земле во время атаки Ил-2. можно судить из воспоминаний Юрия Хухрикова, опубликованных в книге Артема Драбкина «Я дрался на штурмовике Ил-2»:

«У штурмовиков руки по локти в крови. Мы же редко промахивались. Я видел, как после нашей работы горели эшелоны — имущество, горюче-смазочные материалы, техника, живые люди. Под Пилау, через залив, по льду была проложена прямая, как стрела, двенадцатикилометровая дорога, по бокам которой высились снежные валы, оставшиеся после расчистки снега и не позволявшие отбежать при атаке с воздуха.

Это ужас, что на ней творилось, когда мы заходили четверкой, бросали тонну двести 25-килограммовых бомб, пускали шестнадцать РС и поливали их из пушек и пулеметов. Там после нас кровавая каша оставалась. Страшно смотреть. Но это был наш долг, который, я считаю, мы исполнили по первой категории».

Владимир Местер, стрелок Ил-2 так вспоминал свои ощущения от атаки Ил-2, оказавшись рядом с немецкими частями:

«Сбили нас 30 марта при налете на немецкий аэродром. Впереди, в полукилометре, — лесок. Парашюты сбросили. Машина горит сзади. И мы рванули через поле в лесок. Лежим. Виктор, как пехотинец, хорошо ориентировался. Говорит, сейчас не шевелимся, а потом посмотрим. . Буквально через три-четыре часа наш же полк навалился на эту батарею. А мы-то лежим рядышком. Думаем, что же вы по нам-то «долбаете»? Ничего, бог пронес. Вот тут было очень страшно. Когда эта «дура» на тебя валится, а здесь — две пушки, два пулемета, под машиной РСы подвешены. Когда он на тебя вот так прет, кажется, что он идет только на тебя. Бреющим полетом — это страшная штука. Такая «дура» на тебя валится, огонь сплошной. Ничего, обошлось».

Характеристики

Максимальная скорость: 414 км/ч; масса максимальная взлетная: 6 380 кг; масса брони: 990 кг; дальность полета: 720 км; вооружение: 2×23 мм пушки ВЯ-23 по 150 снарядов на ствол, 2×7,62 мм пулемета ШКАС по 750 патронов на ствол, 1×12,7 мм оборонительный пулемет УБТ в задней кабине, 150 патронов; до 600 кг бомб, 4× РС-82 или РС-132.

«Летающий танк»: Ил-2 штурмовик

Настоящие легенды не нуждаются в представлении. Сегодня мы расскажем об истории штурмовика Ил-2

«Черная смерть», «летающий танк», «бетонный самолет» или просто «чума» – как только не называли немцы наш штурмовик, ставший одной из самых больших напастей для вермахта. Самый массовый в мире самолет, обладающий феноменальной живучестью и огневой мощью. Ил-2 прошел большой путь – от прототипов до буквально выкованного в горниле войны самолета поля боя и летающего на небольших высотах штурмовика, поражающего наземные цели всех типов. Как его конструкция, так и тактика применения со временем менялись, но неизменным оставалось лишь одно: если над немецкими позициями появлялись Ил-2, враг в ужасе стрелял по нашим штурмовикам из всего что было в надежде остановить неизбежный опустошительный удар.

На пороге войны

Идея использовать авиацию для ударов по наземным целям была не нова. Еще в Первую мировую истребители, а также новый тип самолетов – бомбардировщики – активно утюжили позиции и тыловые объекты врага. С течением времени и развитием зенитной артиллерии и истребительной авиации для вылетов на линию фронта и ближнюю прифронтовую полосу противника потребовались самолеты специальной конструкции. Адаптация для этих целей истребителя или бомбардировщика уже не давала защиты от плотного зенитного огня и свободно охотящихся истребителей. Так, в армиях стали появляться специализированные машины, используемые в военной авиации и в наши дни, – штурмовики. В СССР уже был опыт применения «боевиков» (так в 30-е годы у нас называли штурмовики), например Р-5Ш или Р-Z. Но это как раз были адаптированные для данных целей самолеты. Революцию в конструкции штурмовиков произвел прототип нашего гениального авиаконструктора Сергея Владимировича Ильюшина, который назывался БШ-2 (бронированный штурмовик), или ЦКБ-55, поднятый в воздух 2 октября 1939 года еще одной легендой отечественной авиации, летчиком-испытателем Владимиром Коккинаки.

Прототип штурмовика БШ-2

Конструкция нового самолета поражала воображение. Для тех лет это был действительно прорывной самолет. Вокруг двухместной кабины-бронекапсулы, выдерживавшей попадание 7,62-миллиметровой пули с любой дистанции, строились органы управления, двигатель и оперение. Баки, бачки, основные жизненно важные узлы самолета также бронировались. Так коллектив ОКБ завода №39 выполнил задачу военных и лично Сталина на новый штурмовик, неуязвимый к огню с земли. Тем не менее у новой машины был выявлен ряд недостатков, прежде всего связанных с двигателем: АМ-34 даже в форсированном варианте слабо «тянул» новую тяжелую машину, а новый АМ-35 вообще был недоведенным и плохо работал.

Читать еще:  Боевое применение 9К22 «Тунгуска» зенитный ракетно-артиллерийский комплекс

Тем не менее военные приняли новый самолет благосклонно и, как водится, велели доработать его. Так, 12 октября 1940 года в воздух поднялся ЦКБ-57 – «дополненный» вариант БШ-2. Новый мощный маловысотный «движок» АМ-38 неплохо тянул облегченную машину. Но тут крылся и первый недостаток – к сожалению, стоивший жизни многим пилотам. Доподлинно не известно, почему Ильюшин так поступил, но вкупе с увеличением мощности оружия (добавили две 23-миллиметровые пушки ВЯ, заменив ими два пулемета из четырех) и новым двигателем исчезла задняя кабина для стрелка. Самолет стал одноместным. Вероятно, на это решение повлияли сроки, которые нельзя было срывать, и работы над ДБ-3, еще одним проектом, но уже бомбардировщика, Ильюшина (кстати, он первым бомбил Берлин).

Ил-2 штурмовик

В декабре 1940 года в рядах нашей авиации появился самолет Ил-2. Сразу же началось производство одноместных Ил-2. На 22 июня 1941 года было выпущено 249 машин, 50 уже были в действующих частях, еще 50 только должны были прибыть в свои полки. Несмотря на небольшое количество, первые вылеты Ил-2 совершили уже 25 июня. Машины 74-го и 66-го ШАП наносили удары по продвигающимся немецким колоннам.

Ил-2 готовят к вылету

В первых же боях быстро были выявлены недостатки нового штурмовика – конечно же, это отсутствие бортового стрелка, делающее неповоротливый Ил легкой добычей вражеского истребителя, и недостаточная эффективность бомб. В строевых авиаполках взялись решать первую проблему самостоятельно: кустарным способом прорезали позади кабины отверстие, куда ставили пулемет ШКАС; на место стрелка становился техник или оружейник. Это место прозвали «кабиной смерти». И только в сентябре 1942 года в части стали поступать новые двухместные штурмовики. Правда, кабина стрелка уже не была бронирована, что в среднем приводило к смертности восьми стрелков на одного летчика.

Производство штурмовиков Ил-2 на одном из авиазаводов в Куйбышеве, куда были эвакуированы около 40 предприятий авиапромышленности

А вот довооружили самолет быстро. Под крыльями размещали реактивные снаряды РС-82 или РС-132, как у Катюши. Быстро расширялась номенклатура бомб: так, 100-килограммовая ФАБ-100 могла пробивать бортовую броню средних немецких танков при близком разрыве и выбивать сварные швы и заклепки. А когда на вооружение поступили ПТАБ – кумулятивные противотанковые авиабомбы калибром 1,5–2,5 килограммов, немцы были вынуждены отказаться от танковых атак плотным строем и увеличить дистанции в колоннах. Один штурмовик мог сбросить целый ворох таких бомб, повреждая сразу множество единиц техники. Ил-2 нес от 400 до 600 килограммов бомб и восемь реактивных снарядов на внешней подвеске. Любители загадок могут порассуждать и над торпедной версией штурмовика – Ил-2Т. Мог ли он поднять торпеду? Свидетельства этого есть, хоть и не документальные, а устные. В любом случае Ил-2 служили и в морской авиации, а их пилоты отлично освоили так называемое топмачтовое бомбометание – с рикошетированием бомбы от воды с целью попасть в борт вражеского судна.

Атака на немецкую автоколонну

Самолет постоянно модернизировался, улучшались его летные и технические характеристики. Появилась версия с более мощными 37-миллиметровыми орудиями для поражения бронетехники противника. Испытывались даже 45-миллиметровые, но от них отказались из-за очень сильной отдачи. Улучшили и мотор машины, поставив форсированный АМ-38Ф. К концу войны все наработки были превращены в новый, очень удачный самолет Ил-10 – дальнейшее развитие Ил-2.

Боевое применение

Война застала Ил-2 врасплох. Еще не были в достаточной мере отработаны тактические методики применения штурмовой авиации. Часто в штурмовых авиаполках учиться воевать приходилось прямо в ходе боевых действий ценой потерь и крови. Высокие потери одноместных Ил-2 в начале войны, несмотря на хорошую живучесть, были нивелированы к 1943–1944 годам. По иронии судьбы к этому времени советская авиация захватила господство в воздухе, и многие пилоты-штурмовики вообще перестали брать с собой стрелка за ненадобностью – вот такая метаморфоза.

Хорошо видно ракетно-бомбовое вооружение Ил-2

За годы войны было сформировано 356 штурмовых авиаполков всех очередей готовности. Из более чем 36 тысяч построенных штурмовиков (а это и сейчас мировой рекорд) потеряны были 23600 машин. Естественно, большая часть потерь приходилась на первый период войны. Однако 11 тысяч было потеряно не в боях, а вследствие различных летных происшествий и аварий. Штурмовики часто возвращались, имея по 500 пробоин в корпусе, садились «на брюхо», списывались из-за невозможности восстановления.

Знаменитые Ил-2 47-го ШАП, на переднем плане самолет героя Советского Союза подполковника Н. Степаняна

Ил-2 стал настоящим фронтовиком, особенно страшным в опытных руках, когда наши летчики освоили тактику налетов «все разом». Когда 12 машин (и более) одновременно сбрасывали весь боекомплект, расстреливая вражескую позицию, шансов уцелеть на земле было очень мало. Наши летчики-штурмовики особенно успешно боролись с крупными скоплениями техники, колоннами, позициями артиллерии, складами и железнодорожными узлами. После налетов Ил-2 оставались лишь дымящиеся головешки и кучи нацистских трупов.

Восстановленый Ил-2 в полете, наши дни

На Ил-2 летала целая плеяда настоящих асов, например дважды Герои Советского Союза Василий Андрианов, Михаил Одинцов, Талгат Бегельдинов, десятки однократно награжденных «Золотой Звездой». Пилоты Ил-2 считались действительно бесстрашными людьми, ведь иногда им по нескольку раз в день приходилось прорываться сквозь завесу зенитного огня с земли и атаки нацистских истребителей с воздуха. Ил-2 стал не просто символом Победы, а оружием, «рабочей лошадкой» фронтовой авиации, день за днем своим тяжелым трудом приближая разгром противника.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector