4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Файлы Тесак парадный лейб-кампании 1740-х—1750-х гг.

«Картина эпохи»: XVIII век в русской живописи

П осле реформ Петра I и открытия «окна в Европу» кардинальным образом изменилась и русская культура. Перемены затронули и изобразительное искусство: русские художники познакомились с зарубежными «коллегами», иностранцы стали работать при дворе. Новые стили и жанры, Академия художеств и первые картинные галереи — вспоминаем, как развивалась русская живопись в XVIII веке.

Европейские пенсионеры и иностранные учителя

При Петре I людей разных профессий отправляли учиться за границу, в том числе и художников. Тех, кто получал знания за государственный счет, называли пенсионерами (от слова «пенсион» — содержание на время обучения). Среди первых живописцев, уехавших за границу в 1715 году, были Иван Никитин и Андрей Матвеев. Никитин прошел обучение в Италии и, вернувшись в Россию, работал при царском дворе. Его считают одним из основателей русской портретной школы. Андрей Матвеев учился в Голландии, позже он создал первый в истории русской живописи автопортрет.

За границей русские художники погружались в европейскую культурную среду. Они знакомились с направлениями, которые уже долгое время развивались в искусстве законодательницы мод Франции, национальной живописи Англии, наследнице Ренессанса Италии и Голландии. На манере их письма отражались популярные в Европе стили: маньеризм, барокко, рококо, классицизм. Однако художникам удавалось сохранять черты, присущие русскому искусству. Так, до середины XVIII века даже на полотнах в стиле вычурных барокко и рококо были заметны элементы аскетичной парсуны.

В творчестве одного художника часто проявлялись черты разных стилей. Происходило это оттого, что в Европе русские мастера знакомились сразу и с барочными мотивами, и с зарождающимся сентиментализмом.

Пока русские живописцы учились за рубежом, ко двору приглашали иностранных художников. Они писали полотна на заказ и набирали учеников «на местах». Одними из первых прибыли в Россию в начале XVIII века француз Луи Каравак и немец Иоганн Готфрид Таннауэр. Во времена Елизаветы важную роль в искусстве сыграли братья Гроот и итальянец Пьетро Ротари. Для обозначения работ иностранных художников в России XVIII века даже появился специальный термин — россика.

Новые жанры. От портрета — к городскому пейзажу

Поток свежих идей хлынул в русскую живопись: художественные техники и приемы колористики, работа с композицией и новые жанры. В книге «История русского искусства» Игорь Грабарь писал: «С уверенностью можно сказать лишь то, что одним из главных факторов, решивших судьбу русской живописи, было появление портрета». Новый жанр был связан с парсунной живописью, которая получила распространение в XVII столетии. Парсуной (от искаженного «персона») условно называли портрет, в котором наряду с традиционными иконописными чертами стали появляться и более реалистичные мотивы. Художники, до этого писавшие иконы, стали обращаться к человеку и его внутреннему миру. Краски становились более яркими, а сюжеты — более светскими. В XVIII столетии — его называли «веком портретов» — появилось множество вариантов этого жанра: роскошный парадный, автопортрет и изображение на одном полотне сразу двоих людей.

С 1740-х годов стал более популярным скромный камерный портрет. Известными портретистами были Алексей Антропов и Иван Аргунов. Аргунов стал одним из первых крепостных художников, добившихся славы живописца и сумевших основать художественную династию. Его двоюродный брат и оба сына стали архитекторами и художниками.

В XVIII веке развивался не только портретный жанр. Григорий Теплов написал первый натюрморт. Антон Лосенко создал первую картину в историческом жанре. Его начинания продолжили ученики — Петр Соколов, Григорий Угрюмов и Иван Пучинов. Бытовая живопись стала заметным явлением благодаря творчеству бывшего крепостного Михаила Шибанова. Полотна о жизни русских крестьян писал Иван Ерменёв. Он был сыном конюха, окончил Академию художеств, учился в Париже. Кисти Ерменева принадлежала целая серия «Нищие».

Еще одним новшеством для XVIII века стало изображение природы и романтики города. Основоположником пейзажного жанра считается Семен Щедрин, а городского пейзажа — живописец Федор Алексеев.

Читать еще:  Схемы Штык к пехотному ружью обр. 1828 г.

Академия художеств и первые картинные галереи

В XVIII веке в корне изменилось само отношение к живописи. Работа художника становилась профессией. В эти годы появилась Академия художеств, высшее учебное заведение, где обучали изобразительным искусствам. Она была создана по примеру школ, уже существовавших в Болонье, Милане, Париже, Берлине и Вене. Изначально в Академии преподавали лишь иностранцы, поэтому воспитанникам приходилось учить языки своих наставников. Первыми выпускниками учебного заведения стали Федор Рокотов, Антон Лосенко, Василий Баженов, Иван Старов.

При Петре I появились и первые частные коллекции живописи. Полотна собирали Александр Меншиков, Борис Шереметев, князья Голицыны. Императрица Елизавета Петровна создала первые картинные галереи при дворе. И совершенно все изменилось при Екатерине II: «музеи» живописи теперь контролировали на государственном уровне. Иностранных мастеров приглашали ко двору, картины скупали через российских дипломатов за рубежом. Екатерина II собрала достойную коллекцию западноевропейского искусства. Именно на ее основе к концу века был сформирован один из богатейших фондов живописи в мире — будущий Эрмитаж.

«Картина эпохи»: XVIII век в русской живописи

П осле реформ Петра I и открытия «окна в Европу» кардинальным образом изменилась и русская культура. Перемены затронули и изобразительное искусство: русские художники познакомились с зарубежными «коллегами», иностранцы стали работать при дворе. Новые стили и жанры, Академия художеств и первые картинные галереи — вспоминаем, как развивалась русская живопись в XVIII веке.

Европейские пенсионеры и иностранные учителя

При Петре I людей разных профессий отправляли учиться за границу, в том числе и художников. Тех, кто получал знания за государственный счет, называли пенсионерами (от слова «пенсион» — содержание на время обучения). Среди первых живописцев, уехавших за границу в 1715 году, были Иван Никитин и Андрей Матвеев. Никитин прошел обучение в Италии и, вернувшись в Россию, работал при царском дворе. Его считают одним из основателей русской портретной школы. Андрей Матвеев учился в Голландии, позже он создал первый в истории русской живописи автопортрет.

За границей русские художники погружались в европейскую культурную среду. Они знакомились с направлениями, которые уже долгое время развивались в искусстве законодательницы мод Франции, национальной живописи Англии, наследнице Ренессанса Италии и Голландии. На манере их письма отражались популярные в Европе стили: маньеризм, барокко, рококо, классицизм. Однако художникам удавалось сохранять черты, присущие русскому искусству. Так, до середины XVIII века даже на полотнах в стиле вычурных барокко и рококо были заметны элементы аскетичной парсуны.

В творчестве одного художника часто проявлялись черты разных стилей. Происходило это оттого, что в Европе русские мастера знакомились сразу и с барочными мотивами, и с зарождающимся сентиментализмом.

Пока русские живописцы учились за рубежом, ко двору приглашали иностранных художников. Они писали полотна на заказ и набирали учеников «на местах». Одними из первых прибыли в Россию в начале XVIII века француз Луи Каравак и немец Иоганн Готфрид Таннауэр. Во времена Елизаветы важную роль в искусстве сыграли братья Гроот и итальянец Пьетро Ротари. Для обозначения работ иностранных художников в России XVIII века даже появился специальный термин — россика.

Новые жанры. От портрета — к городскому пейзажу

Поток свежих идей хлынул в русскую живопись: художественные техники и приемы колористики, работа с композицией и новые жанры. В книге «История русского искусства» Игорь Грабарь писал: «С уверенностью можно сказать лишь то, что одним из главных факторов, решивших судьбу русской живописи, было появление портрета». Новый жанр был связан с парсунной живописью, которая получила распространение в XVII столетии. Парсуной (от искаженного «персона») условно называли портрет, в котором наряду с традиционными иконописными чертами стали появляться и более реалистичные мотивы. Художники, до этого писавшие иконы, стали обращаться к человеку и его внутреннему миру. Краски становились более яркими, а сюжеты — более светскими. В XVIII столетии — его называли «веком портретов» — появилось множество вариантов этого жанра: роскошный парадный, автопортрет и изображение на одном полотне сразу двоих людей.

С 1740-х годов стал более популярным скромный камерный портрет. Известными портретистами были Алексей Антропов и Иван Аргунов. Аргунов стал одним из первых крепостных художников, добившихся славы живописца и сумевших основать художественную династию. Его двоюродный брат и оба сына стали архитекторами и художниками.

Читать еще:  Новости Солдатская фузея обр. 1715 г.

В XVIII веке развивался не только портретный жанр. Григорий Теплов написал первый натюрморт. Антон Лосенко создал первую картину в историческом жанре. Его начинания продолжили ученики — Петр Соколов, Григорий Угрюмов и Иван Пучинов. Бытовая живопись стала заметным явлением благодаря творчеству бывшего крепостного Михаила Шибанова. Полотна о жизни русских крестьян писал Иван Ерменёв. Он был сыном конюха, окончил Академию художеств, учился в Париже. Кисти Ерменева принадлежала целая серия «Нищие».

Еще одним новшеством для XVIII века стало изображение природы и романтики города. Основоположником пейзажного жанра считается Семен Щедрин, а городского пейзажа — живописец Федор Алексеев.

Академия художеств и первые картинные галереи

В XVIII веке в корне изменилось само отношение к живописи. Работа художника становилась профессией. В эти годы появилась Академия художеств, высшее учебное заведение, где обучали изобразительным искусствам. Она была создана по примеру школ, уже существовавших в Болонье, Милане, Париже, Берлине и Вене. Изначально в Академии преподавали лишь иностранцы, поэтому воспитанникам приходилось учить языки своих наставников. Первыми выпускниками учебного заведения стали Федор Рокотов, Антон Лосенко, Василий Баженов, Иван Старов.

При Петре I появились и первые частные коллекции живописи. Полотна собирали Александр Меншиков, Борис Шереметев, князья Голицыны. Императрица Елизавета Петровна создала первые картинные галереи при дворе. И совершенно все изменилось при Екатерине II: «музеи» живописи теперь контролировали на государственном уровне. Иностранных мастеров приглашали ко двору, картины скупали через российских дипломатов за рубежом. Екатерина II собрала достойную коллекцию западноевропейского искусства. Именно на ее основе к концу века был сформирован один из богатейших фондов живописи в мире — будущий Эрмитаж.

Снова о колоризации. И «Русском стиле».

И вновь о неудачной колоризации. В сети довольно распространена эта фотография. Николай II с семьей, 1910е годы.

Зеленая рубаха, синие штаны с красным кантом, красный крест на груди цесаревича и темный крест на груди императора. Заливая рубаху зеленым цветом неправильного оттенка, колоризатор не заметил колодки ордена. На нецветной фотографии она в тени складок одежды, но в цветном варианте черно-красная лента Владимира 4й степени должна быть хорошо видна. Темный цвет эмали так же не особо достоверен. Да, одно время была мода на «черные» ордена, но к началу ХХ века она уже прошла. А вот крест цесаревича, наоборот должен быть черным, ибо это не орден (да и не носились ордена без ленты), а полковой знак Гвардейского экипажа. Алексей как раз в морской форме.

Эти ошибки отсутствуют на этом варианте оцветненной фотографии, да и оттенок более приятный. Но самая главная и «яркая» ошибка сохраняется. Император на самом деле не в защитной гимнастерке или рубахе, а в малиновой!

Потому что на фото Николай II в форме полковника Лейб-гвардии 4-го стрелкового Императорской Фамилии полка и аксельбантами флигель-адъютанта. Шаровары должны быть темно-зеленые или «царского» («цвета морской волны») цвета. Датировку фотографии можно сузить – например, известно, что открытка на основе этой фотографии с автографом была подарена императрицей в марте 1914г. унтер-офицеру СЕИВ Сводного пехотного полка. А знак Гвардейского Экипажа введен в 1910г.

Слева — реконструкция С.Попова погона Николая II как полковника стрелков Императорской фамилии (как раз те, что на фотографии). Вензель Александра II полагался Николаю как состоявшему в роте Его Величества на 1 марта 1881г., а вензель Александра III – как флигель-адъютанту последнего с 1889г. Малиновая рубаха стрелков, принадлежавшая последнему императору (ГМЗ «Царское Село»). Справа внизу знак Гвардейского Экипажа.

Лейб-гвардии 4-й стрелковый Императорской Фамилии батальон (с 1910г — полк) был сформирован в 1855г. как Стрелковый полк императорской фамилии (позже причислен к Гвардии) и с момента возникновения резко выделялся своей «русской» формой, «приближенной к обыкновенной крестьянской», «русского покроя» (и «кучерской» по мнению недоброжелателей)- полукафтаны, шаровары, особая шапка с ополченческим крестом и тп.

Судя по картине Гебенса 1858г. неофициально вне строя уже носились и красные рубашки.

С 1867 по 1881г носились шнуры, наподобие гусарских. При Александре III, как и у всех, форма упростилась, но все равно продолжала выделяться своим «русским стилем».

В 1905г. на ужине в честь 50-летия батальона, Николай объявил, что возвращает им «самую первую форму с малиновыми рубашками». С 1906г. вводится еще одно отличие – погоны с гусарским галуном (с зигзагом).

Читать еще:  Исторические сведения Су-35 (Су-27М) - многоцелевой истребитель

Стрелки держали тонность и стиль и неофициально. Полукафтаны офицеров шились длиннее солдатских, на сапогах добивались «гармошки» — большое количество складок, сборок, ну и, конечно же, более широкие шаровары, чем в остальной армии.

А.И. Куприн: «Широкие черные штаны, по моде, заимствованной у императорских стрелков , надевались с широким напуском и низко заправлялись в собственные шикарные сапоги».

А.А.Керсновский (про «мужицкую» форму Александра III ):«Офицеры стремились смягчить уродство новой формы, каждый на свой вкус. Одни укорачивали мундир на прежний образец, другие, наоборот, удлиняли, приближая его к сюртуку, третьи по примеру стрелков утрировали напуск шаровар, доводя их до носков сапог. В результате — иностранные корреспонденты, видевшие русскую армию в Маньчжурии, поразились, что нельзя было встретить двух офицеров, одинаковым образом одетых»

Малиновая рубаха-«косоворотка» обр. 1906г. послужила прототипом для защитных походных рубах обр. 1911 уже для всей армии.

Форма Императорских стрелков была едва ли не самая любимая у последнего императора. Генерал-лейтенант А.А.Мосолов: «Николай II в домашней обстановке облачался в «мужицкую» рубаху и хорошо в ней выглядел. Один из императорских гвардейских полков был обмундирован подобным же образом».

Небольшое отступление – данная цитата из издания 2006г, переведенного с английского (книга Мосолова неоднократно переиздавалась, в английском варианте есть отличия). Не мог русский офицер написать «какой-то полк гвардии» — названия и прозвища, история и «отлички, выпушки, петлички» полков вбивались намертво на подкорку еще в военных училищах, быв одновременно и своеобразным хобби, и частью цука. Ну а на службе это окончательно утверждалось. Недаром даже в эмиграции, не имея под рукой справочников и литературы и интернета , ориентируясь только на свою память (зачастую уже старческую), многие с любовью описывали и историю, и униформу своего полка, да и в других, по крайней мере знаменитых, частях, плюс-минус разбирались.

Я не поленился и нашел издание 1938г. на русском языке и английское. «Николай II, правда, надевал дома красные крестьянские рубахи и даже дал их, под мундир, стрелкам императорской фамилии».

«Nicholas II used to wear a sort of mujik’s blouse at home, and looked well in it. He had put one of his regiments, the Fusiliers of the Imperial Household, into similar garb». Фузилеры Императорской Семьи (можно перевести и Двора, но здесь по смыслу и контексту именно семья) — типичная ошибка. Доктор Ватсон у нас тоже Стрелок оказался, хотя он как раз Фузилер. Корректно было бы перевести «стрелков» на английский как Rifles , и указать правильное название полка при обратном переводе, но современный переводчик не стал заморачиваться и написал обтекаемо «один из гвардейских полков».

Военный министр А.Ф.Редигер: «…когда стрелкам императорской фамилии вернули старую форму с малиновыми шелковыми рубашками, он дома почти всегда носил ее, притом в летнюю жару – прямо на голом теле».

Из дневника самого Николая, например: «Чудесный день – 10 гр. в тени… Солнце отлично пригревало я вышел в малиновой рубахе».

Следует отметить и то, что офицерских гимнастерок как таковых в РИА в мирное время, и официально, не было. В 1913г. было введено, что в военное время офицеры обязаны носить солдатское обмундирование, в т.ч. рубахи и гимнастерки. Но так как это Высочайшее повеление было секретно, большинство узнало об этом только в 1914г., что вызвало определённые проблемы. Во многих полках побогаче сумели пошиться единообразно, хотя бы на время выступления на фронт. Многие вообще покупали или шили за свой счет, в годы войны разнобой усилился окончательно — офицеры ходили в разных официальных образцах солдатских рубах и гимнастерок, самоделках, доработках — на что хватало фантазии, желания, представлений об удобстве и красоте, возможностей и полковых традиций – обычно это касалось разного покроя карманов, воротников, цветной полковой тесьмы на планке и обшлагах, иногда даже разрезы и тп. Ю. Макаров из Семеновского полка вспоминал, что к 1915г. у них появились «полукителя-полурубашки», придуманные самими офицерами, и, по его мнению, почти не отличающиеся от советской формы 1945г.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector