0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Файлы СУ-101 и СУ-102 «Уралмаш-1» — 100- и 122-мм самоходные артиллерийские установки

СУ-101 и СУ-102 «Уралмаш-1» — 100- и 122-мм самоходные артиллерийские установки

САУ СУ-101 и СУ-102 «Уралмаш-1» от­но­си­лись к ти­пу про­ти­во­тан­ко­вых са­мо­ход­ных ус­та­но­вок

Схе­ма об­щей ком­по­нов­ки пре­ду­смат­ри­ва­ла кор­мо­вое раз­ме­ще­ние за­кры­то­го бое­во­го от­де­ле­ния и пе­ред­нее рас­по­ло­же­ние мо­тор­но-транс­мис­си­он­но­го от­де­ле­ния.

Кор­пус САУ сва­ри­вал­ся из ка­та­ных бро­не­вых лис­тов, ко­то­рым при­да­ва­лись ра­цио­наль­ные уг­лы на­кло­на. Тол­щи­на ло­бо­во­го лис­та кор­пу­са рав­ня­лась 90 мм при уг­ле на­кло­на 27°, тол­щи­на ло­бо­во­го лис­та руб­ки — 122 мм при уг­ле на­кло­на 55°. Бор­то­вые лис­ты име­ли тол­щи­ну 75 мм, кор­мо­вой лист — 40 мм. Кор­мо­вой лист кор­пу­са и руб­ки вы­пол­нял­ся об­щим. Спра­ва в нем на­хо­дил­ся пря­мо­уголь­ный вход­ной люк, за­кры­вав­ший­ся бро­не­вой две­рью. На кры­ше руб­ки раз­ме­щал­ся круг­лый люк с вра­щаю­щей­ся крыш­кой, в ко­то­рую был вмон­ти­ро­ван смот­ро­вой при­бор ко­ман­ди­ра.

Ме­ха­ни­к-во­ди­тель на­хо­дил­ся в от­де­ле­нии управ­ле­ния в но­со­вой час­ти кор­пу­са у ле­во­го бор­та, спра­ва от не­го ус­та­нав­ли­ва­лись дви­га­тель и аг­ре­га­ты транс­мис­сии. В не­под­виж­ной бро­не­вой руб­ке сле­ва от пуш­ки бы­ли рас­по­ло­же­ны друг за дру­гом на­вод­чик и ко­ман­дир ма­ши­ны, спра­ва — за­ря­жаю­щий. Для на­блю­де­ния за по­лем боя ис­поль­зо­ва­лись смот­ро­вые при­бо­ры МК-4. По­сад­ка чле­нов эки­па­жа в бое­вое от­де­ле­ние про­из­во­ди­лась че­рез кор­мо­вой вход­ной люк и люк ко­ман­ди­ра, ме­ха­ни­ка-во­ди­те­ля — че­рез люк в от­де­ле­нии управ­ле­ния.

Ос­нов­ное воо­ру­же­ние СУ-101 — 100-мм на­рез­ная пуш­ка Д-10С. Пуш­ка ус­та­нав­ли­ва­лась в ло­бо­вом лис­те кор­пу­са в ли­той бро­не­вой мас­ке. Её ствол вы­сту­пал за га­ба­ри­ты кор­пу­са на 630 мм. Уг­лы вер­ти­каль­ной на­вод­ки со­став­ля­ли от -2°15′ до +18°, го­ри­зон­таль­ной — в сек­то­ре 22,5°. Вы­со­та ли­нии ог­ня — 1760 мм. При стрель­бе пря­мой на­вод­кой ис­поль­зо­вал­ся те­ле­ско­пи­че­ский при­цел ТШ-19, при стрель­бе с за­кры­тых ог­не­вых по­зи­ций — па­но­ра­ма Гер­ца. На­чаль­ная ско­рость бро­не­бой­но­го сна­ря­да со­став­ля­ла 895 м/с. Ско­ро­стрель­ность — 3 выстр/мин. Бое­ком­плект со­сто­ял из 36 уни­тар­ных вы­стре­лов.

В ка­че­ст­ве до­пол­ни­тель­но­го воо­ру­же­ния на САУ ус­та­нав­ли­вал­ся пу­ле­мёт ДШК, ко­то­рый мон­ти­ро­вал­ся на ту­ре­ли, ус­та­нов­лен­ной па под­виж­ном коль­це ос­но­ва­ния лю­ка ко­ман­ди­ра. Уг­лы вер­ти­каль­ной на­вод­ки со­став­ля­ли от -6° до +84°20′. При стрель­бе по воз­душ­ным це­лям ис­поль­зо­вал­ся кол­ли­ма­тор­ный при­цел. При не­об­хо­ди­мо­сти пу­ле­мёт мог при­ме­нять­ся для стрель­бы по на­зем­ным це­лям. Бое­ком­плект — 450 па­тро­нов.

Дви­га­тель — ди­зель В-44 — рас­по­ла­гал­ся вдоль про­доль­ной оси ма­ши­ны в пе­ред­ней час­ти кор­пу­са спра­ва. Мощ­ность — 500 л.с. (368 кВт). Пуск дви­га­те­ля про­из­во­дил­ся с по­мо­щью стар­те­ра СТ-700 мощ­но­стью 15 л.с. (11 кВт) или сжа­тым воз­ду­хом из двух воз­душ­ных бал­ло­нов. Ём­кость внут­рен­них то­п­лив­ных ба­ков со­став­ля­ла 370 л, на­руж­ных — 360 л. За­пас хо­да по шос­се дос­ти­гал 167 км. Мак­си­маль­ная ско­рость — 54 км/ч.

Кон­ст­рук­ция аг­ре­га­тов транс­мис­сии во мно­гом бы­ла за­им­ст­во­ва­на у тан­ка Т-34-85. Не­ко­то­рые кон­ст­рук­тив­ные из­ме­не­ния (на­прав­ле­ние вра­ще­ния ва­лов в ко­роб­ке пе­ре­дач, ох­ла­ж­де­ние тор­моз­ных лент и ба­ра­ба­нов, а, так­же, ко­роб­ки пе­ре­дач спе­ци­аль­ным осе­вым вен­ти­ля­то­ром, ус­та­нов­лен­ным на флан­це ле­во­го бор­то­во­го ре­дук­то­ра) бы­ли свя­за­ны с пе­ред­ним рас­по­ло­же­ни­ем мо­тор­но-транс­мис­си­он­но­го от­де­ле­ния и ве­ду­щих ко­лёс. Глав­ный фрик­ци­он был ус­та­нов­лен не на нос­ке ко­лен­ча­то­го ва­ла, а на хво­сто­ви­ке ве­ду­ще­го ва­ла ко­роб­ки пе­ре­дач, ко­то­рая обес­пе­чи­ва­ла пять пе­ре­дач пе­ред­не­го хо­да и од­ну пе­ре­да­чу при дви­же­нии на­зад.

В хо­до­вой час­ти ис­поль­зо­ва­лись ин­ди­ви­ду­аль­ная тор­си­он­ная под­вес­ка и гу­се­нич­ный дви­жи­тель, за­им­ст­во­ван­ные у тан­ка Т-44.

Элек­тро­обо­ру­до­ва­ние бы­ло вы­пол­не­но по од­но­про­вод­ной схе­ме (ава­рий­ное ос­ве­ще­ние — двух­про­вод­ное). На­пря­же­ние бор­то­вой се­ти со­став­ля­ло 24 и 12 В. В ка­че­ст­ве ис­точ­ни­ков элек­тро­энер­гии ис­поль­зо­ва­лись че­ты­ре ак­ку­му­ля­тор­ных ба­та­реи 6СТЭ-128, со­еди­нен­ных по­сле­до­ва­тель­но-па­рал­лель­но с об­щей ем­ко­стью 256 А·ч, и ге­не­ра­тор ГТ-4563-А мощ­но­стью 1 кВт и на­пря­же­ни­ем 24 В с ре­ле-ре­гу­ля­то­ром РРА-24Ф.

Для внеш­ней ра­дио­свя­зи ма­ши­на бы­ла обо­ру­до­ва­на ра­дио­стан­ци­ей 9РС, для внут­рен­ней свя­зи — пе­ре­го­вор­ным уст­рой­ст­вом ТПУ-3-бис-Ф, све­то­вой сиг­на­ли­за­ци­ей (ко­ман­дир — ме­ха­ни­к-во­ди­тель) и тан­ко­фо­ном (ре­зи­но­вый шланг с на­ко­неч­ни­ка­ми) для дву­сто­рон­ней свя­зи ко­ман­ди­ра с ме­ха­ни­ко­м-во­ди­те­лем.

Для по­ста­нов­ки ды­мо­вой за­ве­сы на кор­мо­вом лис­те руб­ки ус­та­нав­ли­ва­лись две ды­мо­вые шаш­ки.

Эки­паж со­сто­ял из че­ты­рёх че­ло­век.

СУ-102 от­ли­ча­лась от СУ-101 толь­ко ос­нов­ным воо­ру­же­ни­ем. На ней бы­ла ус­та­нов­ле­на 122-мм пуш­ка Д-25-44С с дли­ной ство­ла 48 ка­либ­ров. Вы­лет ство­ла пуш­ки рав­нял­ся 750 мм. Уг­лы вер­ти­каль­ной на­вод­ки со­став­ля­ли от -0°24′ до +18°3′, го­ри­зон­таль­ной — в сек­то­ре 19°. При стрель­бе пря­мой на­вод­кой ис­поль­зо­вал­ся те­ле­ско­пи­че­ский при­цел ТШ, при стрель­бе с за­кры­тых ог­не­вых по­зи­ций — па­но­ра­ма Гер­ца. Ско­ро­стрель­ность со­став­ля­ла 2-3 выстр/мин. Бое­ком­плект со­сто­ял из 28 уни­тар­ных вы­стре­лов . На­чаль­ная ско­рость бро­не­бой­но­го сна­ря­да со­став­ля­ла 781 м/с. Бое­ком­плект пу­ле­мё­та — 250 па­тро­нов.

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознаного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответсвующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

Проект «Уралмаш-1»: самоходки СУ-101 и СУ-102

В сентябре 1944 года «Уралмашзавод» начал серийное производство новейших самоходных артиллерийских установок СУ-100. Во время Великой Отечественной войны окончание работ по одному проекту сопровождалось стартом разработки новых боевых машин. Поэтому конструкторы, завершившие создание самоходки СУ-100, тут же приступили к дальнейшему развитию бронетехники этого класса. В течение нескольких месяцев были разработаны два проекта, получившие обозначения СУ-101 и СУ-102.



Еще летом 44-го специалисты «Уралмашзавода» приступили к проработке облика перспективной САУ, лишенной характерных недостатков существующих машин. Следует отметить, переднее расположение боевого отделения и заднее моторно-трансмиссионное отделение, использованные на машинах СУ-100 или ИСУ-152, вызывали серьезные претензии. Установленная в передней части корпуса пушка увеличивала габариты всей машины, а также ухудшала проходимость на пересеченной местности и в городских условиях. Требовалось строить САУ с иной компоновкой агрегатов, не ухудшающей характеристики машины.

В октябре 1944 года конструктор «Уралмашзавода» Н.В. Курин и его сотрудники представили в наркомат танковой промышленности сразу пять вариантов перспективной САУ с новой компоновкой. Это были следующие разработки:
— ЭСУ-100 с кормовым боевым отделением и электротрансмиссией;
— СУ-122П с орудием калибра 122 мм. Эта САУ уже была построена и проходила испытания;
— СУ-122-44 на базе шасси танка Т-44 с передним расположением боевого отделения;
— СУ-100-М-1 на базе танка Т-44 с измененной компоновкой объемов корпуса и кормовым боевым отделением;
— СУ-100-М-2 – аналог СУ-100-М-1 с другим двигателем.

Технический совет наркомата танковой промышленности решил, что следует продолжать работы по проектам СУ-122-44 и СУ-100-М-2. Решение было утверждено наркомом 26 октября 1944 года. Всего через несколько недель после начала работ, в декабре 44-го, стало ясно, что самоходка СУ-122-44 не вписывается в требования по габаритам и боевой массе. Что касается проекта СУ-100-М-2, то эта машина не только соответствовала требованиям, но и могла иметь достаточно высокие показатели защиты. Вследствие этого руководство «Уралмашзавода» предложило прекратить разработку СУ-122-44 в пользу второго проекта.

Читать еще:  Видео Палаш кирасирский офицерский обр. 1826 г. и 1826/1909 гг.

Обсуждение этого предложения закончилось тем, что проект СУ-122-44 в его исходном виде был закрыт. Одновременно с этим инженеры получили задание построить два опытных образца САУ СУ-100-М-2, один из которых должен был получить 100-мм пушку Д-10С, другой – 122-мм орудие Д-25С. Приказ о строительстве прототипов СУ-100-М-2 был подписан 7 марта 1945 года. С учетом заслуг «Уралмашзавода» проект получил дополнительное обозначение «Уралмаш-1». В марте и апреле коллектив конструкторов под руководством Л.И. Горлицкого завершил подготовку документации, после чего стартовало строительство опытных машин.





На стадии проектирования двух вариантов САУ с разным вооружением проекты получили собственные обозначения. Самоходка с пушкой Д-10С получила название СУ-101, с пушкой Д-25С – СУ-102. Именно под такими названиями машины вышли на испытания и остались в истории отечественной бронетехники.

Основой для перспективных самоходок стали шасси средних танков Т-34-85 и Т-44. Использовать агрегаты последнего пришлось ввиду ограничений, налагаемых конструкцией «Тридцатьчетверки». Запас ее прочности подходил к концу и не позволял серьезно повышать огневую мощь машины как за счет увеличения калибра, так и при помощи удлинения ствола пушки. Такой подход к конструированию новой САУ позволил выполнить все требования, а также в определенной мере упростить предполагавшееся серийное производство этой техники.

Претензии к компоновке самоходки СУ-100 сказались на размещении агрегатов внутри корпуса машин СУ-101 и СУ-102. Моторно-трансмиссионное отделение разместили в передней части корпуса у правого борта. Рядом с ним, у левого борта, находилось отделение управления с рабочим местом механика-водителя. Кормовую часть корпуса отдали под боевое отделение с вооружением и местами для трех членов экипажа. В корпусе и рубке были предусмотрены несколько люков. Собственными люками в крыше корпуса и рубки располагали водитель и командир соответственно, а кроме того, имелась дополнительная дверь в кормовом листе боевого отделения.

Кормовое расположение боевого отделения позволило уменьшить габариты машины, а также обеспечить хорошую бронезащиту. Лоб корпуса обеих самоходок предлагалось сваривать из двух броневых листов толщиной по 90 мм. Верхняя лобовая деталь должна была располагаться под углом 63° к вертикали, нижняя – 53°. Борта корпуса имели толщину 75 мм, корма (общий лист корпуса и рубки) – 40 мм, крыша и днище – по 15 мм. Боевое отделение было защищено лобовым листом рубки толщиной 120 мм (угол 55° к вертикали) и бортовыми листами по 90 мм (45°). Крыша имела толщину 20 мм.

В моторно-трансмиссионном двигателе самоходок СУ-101 и СУ-102 располагался дизельный двигатель В-44 мощностью 500 л.с. Для запуска двигателя можно было использовать стартер СТ-700 мощностью 15 л.с. или пневматическую систему. Основная часть агрегатов трансмиссии была заимствована у танка Т-34-85. При этом, однако, в их конструкцию пришлось внести изменения, обусловленные передним расположением силовой установки и ведущих колес. Трансмиссия имела пять передач для движения вперед и одну заднюю. В состав топливной системы входили несколько баков. Внутренние баки имели общий объем 370 л, внешние, расположенные на бортах рубки, – 350 л.

Гусеничная ходовая часть перспективных самоходок представляла собой доработанный вариант движителя танка Т-44. Она имела по пять опорных катков с индивидуальной торсионной подвеской на каждом борту. Ввиду большого диаметра катков поддерживающие ролики отсутствовали. Направляющие колеса находились в корме корпуса, ведущие колеса с гребневым зацеплением – в передней части.

Основой электросистем обеих самоходок стал генератор ГТ-4563-А мощностью 1 кВт и напряжением 24 В. Кроме того, в состав электрооборудования входили четыре аккумулятора 6СТЭ-128 общей емкостью 256 А•ч. Основная электросистема была выполнена по однопроводной схеме, аварийное освещение – по двухпроводной. Генератор и аккумуляторы снабжали энергией ряд оборудования, в том числе танковое переговорное устройство ТПУ-3-БИС-Ф, радиостанцию 9РС и систему световой сигнализации для передачи приказов командира механику-водителю. В качестве дополнительного средства связи между командиром и водителем использовался т.н. танкофон: резиновая трубка, соединяющая их рабочие места.

Экипаж двух новых самоходок состоял из четырех человек. Механик-водитель располагался в передней части корпуса. Наводчик, командир и заряжающий находились в рубке. При этом места наводчика и командира находились друг за другом у левого борта, а заряжающий располагался справа от пушки.

Основное отличие САУ СУ-101 и СУ-102 заключалось в использованном вооружении. Самоходка СУ-101 несла нарезную пушку Д-10С калибра 100 мм. Пушка устанавливалась на подвижной установке, допускавшей вертикальное и горизонтальное наведение. Горизонтальная наводка осуществлялась в пределах сектора шириной 22°, вертикальная – от -2°15’ до +18°. Самоходка имела панораму Герца для стрельбы с закрытых позиций и телескопический прицел ТШ-19 для ведения огня прямой наводкой. В боевом отделении имелись укладки для 36 унитарных выстрелов калибра 100 мм.

САУ СУ-102 оснастили 122-мм нарезным орудием Д-25С. Иные габариты пушки сказались на допустимых углах наведения. Горизонтальная наводка могла осуществляться только в пределах 19°, вертикальная – от -0°24’ до +18°3’. Состав прицельного оборудования обеих самоходок совпадал. Боекомплект СУ-102 составлял 28 выстрелов раздельно-гильзового заряжания.

Дополнительное вооружение двух перспективных САУ состояло из одного зенитного пулемета ДШК. Пулемет устанавливался на турели, смонтированной на люке командира. Конструкция турели позволяла вести огонь в любом направлении. Допустимые углы вертикальной наводки – от -6° до +84°20’. Пулемет ДШК комплектовался коллиматорным прицелом. Основной задачей этого оружия была защита от самолетов противника, однако при необходимости экипаж самоходки мог использовать его и для атаки наземных целей. В патронных ящиках умещалось до 450 патронов.

На кормовом листе корпуса предусматривались крепления для двух дымовых шашек.

Применение компоновки с задним расположением боевого отделения позволило сократить общие габариты новых САУ. Они имели длину (по корпусу) 6,1 м, ширину 3 м и высоту 2,1 м. Примечательно, что в случае со 122-мм пушкой Д-25С, имевшей длину ствола 48 калибров, вынос ствола не превышал 750 мм. САУ СУ-101 имела боевую массу на уровне 34,1 тонны, СУ-102 – 34,8 т.

В мае 1945 года «Уралмашзавод» построил по одному прототипу СУ-101 и СУ-102. По некоторым данным, самоходку СУ-101 построили в двух экземплярах. Вскоре стартовали испытания построенных машин, продолжавшиеся до осени. В ходе испытаний машины показали достаточно высокие характеристики. На шоссе они разгонялись до 50-54 км/ч, на грунте – до 25 км/ч. Топлива хватало на марш длиной 350 км. Самоходки могли подниматься на 35-градусный склон и двигаться с креном до 25°. Преодолевались ров шириной 2,5 м и стенка высотой 0,73 м.

Читать еще:  Исторические сведения Штык к пехотному гладкоствольному ружью обр. 1805 г.

Основные положительные черты двух новых машин, отмеченные по результатам испытаний, в той или иной мере были связаны с использованной компоновкой. Так, улучшилась маневренность на пересеченной местности в и городе, а кормовой люк позволял экипажу покидать машину под прикрытием машины. Более плотная компоновка внутренних объемов позволила оснастить САУ серьезным противоснарядным бронированием. Лобовая проекция машин защищала от всех танковых и противотанковых орудий, состоявших на вооружении Германии на последних этапах войны.

Несмотря на использование сравнительно толстой брони и тяжелого вооружения, САУ СУ-101 и СУ-102 получились достаточно легкими, их боевая масса незначительно превышала соответствующий показатель танков Т-34 и Т-44. За счет равномерного распределения массы по опорным каткам снижался износ и увеличивался ресурс ходовой части. Кроме того, габариты и вес машин позволяли в будущем провести их модернизацию с использованием новой пушки с более длинным стволом.

Плотная компоновка позволила сократить размеры и массу боевых машин, однако сказалась на удобстве работы экипажа. По своим внутренним размерам рубка СУ-101 и СУ-102 заметно уступала боевому отделению серийной СУ-100. Эта особенность ухудшала и без того не слишком хорошие условия работы экипажа, в первую очередь, заряжающего. Отделение управления имело приемлемые размеры, однако на комфорте механика-водителя сказались другие особенности компоновки. Несмотря на все усилия по обеспечению охлаждения силовой установки, на рабочем месте водителя всегда было слишком жарко. Подобный прогрев отделения управления посчитали неприемлемым. Кроме того, лобовая часть корпуса и передняя часть крыши, при выстреле подвергались действию ударной волны, что дополнительно ухудшало условия работы водителя.



Испытания 1945 года позволили установить положительные и отрицательные стороны двух самоходок, созданных в рамках проекта «Уралмаш-1». Вероятно, при определенных доработках можно было исправить некоторые имеющиеся недостатки, однако ситуация в области производства бронетехники определила дальнейшую судьбу проекта. В 1945 году стартовали испытания среднего танка Т-54, вооруженного 100-мм пушкой Д-10Т. Эта машина не уступала самоходкам СУ-101 и СУ-102 по огневой мощи, однако превосходила их по уровню защиты. Кроме того, в войсках имелось большое количество САУ СУ-100, уступавших новой технике только в защите.

Ввиду технических недостатков и отсутствия серьезных преимуществ перед новой техникой проект «Уралмаш-1» был закрыт. Доводка самоходных артиллерийских установок СУ-101 и СУ-102 прекратилась. Прототип машины СУ-101 сохранился до наших дней и сейчас находится в танковом музее в Кубинке. САУ СУ-102 вскоре после окончания испытаний была разобрана.

СУ-101 СУ-102 vШтурмовые самоходные артиллерийские установки

Разработчик: КБ УЗТМ
Год начала работ: 1944
Год выпуска первого прототипа: 1945
САУ остались в единственных экземплярах в виду принятия на вооружение танка Т-54.

1944-й год стал наиболее плодотворным для РККА в плане оснащения бронетанковых подразделений противотанковыми самоходками. Хотя номенклатура выпускаемых САУ была совсем небольшой, по сравнению с Германией, мощности 100-мм самоходных орудий гарантированно хватало для поражения любого немецкого танка на дистанции до 2000 метров. Исключение составляли, разве что, “Jagdtiger” и опытный сверхтяжелый танк “Maus”. Вместе с тем, процесс наращивания брони не стоял на месте, а СУ-100 обладала рядом конструктивных недостатков, которые можно было устранить только в процессе полной переработки машины. Больше всего претензий вызывали два пункта: чрезмерный вынос ствола за габариты корпуса и устаревшая трансмиссия.

За решение данной проблемы взялись специалисты Уралмашзавода (УЗТМ), которым проектирование САУ большой мощности было поручено ещё в конце 1943 года. Субподрядчиками этого предприятия тогда выступали завод №100 и ОКБ 172, которые должны были поставить шасси и артсистему, однако к 1 марта 1944 года ни один из агрегатов получен не был. Тогда бригадой конструкторов под руководством Л.И.Горлицкого был предложен проект “среднего фердинанда” с использованием ходовой части от СУ-85 и вооружением, состоявшим из 85-мм или 100-мм орудия – на выбор предлагались Д-5-85БМ и Д-10. Однако на этом сходство с серийной самоходкой заканчивалось.

Спустя две недели были представлены первые эскизы самоходного орудия ЭСУ-100, а в течении месяца были спроектированы его основные узлы: бронекорпус, торсионная подвеска (с использованием катков от Т-34), электрическая трансмиссия и боевое отделение под пушки Д-5-85БМ или Д-10. В разработке проектной документации САУ приняли участие конструкторы А.М.Лехтцинд, И.И.Эммануилов, А.Г.Гайворонский, Г.Ф.Ксюнин, И.Ф.Вахрушев, Л.А.Пинус, Е.А.Карлинский, Е.И.Линькова, Д.А.Гериев, В.Л.Лихоманов, Н.Н.Ефимов, А.Д.Нехлюдов и другие.

По компоновке советская САУ напоминала немецкий “Ferdinand” – боевое отделение размещалось сзади, моторный отсек – в центре, трансмиссия и отделение управления – впереди. Представленный в апреле 1944 года на пленуме НКТП проект ЭСУ-100 получил хорошую оценку, однако уже в июне решением начальника ОГК НКТП И.Бера все работы по данной машины отменялись. Поводом послужил мнение, что ЭСУ-100 не подходит под требования танкосамохода прорыва. По огневой эффективности САУ не имеет преимуществ перед серийной СУ-100, а запуск в серию машины с электротрансмиссией мог потянуть за собой множество проблем производственного характера. В то же время данный агрегат признавался очень перспективным и впоследствии нашел применение на опытном тяжелом танке ИС-6.

Несмотря на это, бригады Горлицкого продолжило развитие ЭСУ-100 в инициативном порядке, чему поспособствовала неожиданная поддержка со стороны высшего руководства страны. Есть версия, что Сталин, которому доложили о состоянии работ по танку Т-44, распорядился создать на его базе самоходку со 122-мм орудием. Под эти “требования” и решили подстроиться специалисты УЗТМ. Работы продвигались весьма быстрыми темпами, так что в октябре 1944 года завод представил в технический совет НКТП для рассмотрения пять проектов:

СУ-122П, вооруженную 122-мм пушкой Д-25С, к тому моменту уже изготовленную в металле и успешно прошедшую заводские испытания;

ЭСУ-100, вооруженную 100-мм пушкой Д-10С, с задним расположением боевого отделения и электротрансмиссией;

СУ-100-М-1, вооруженную 100-мм пушкой Д-10С, на шасси танка Т-34, но с задним расположением боевого отделения (соответственно, МТО было перенесено на нос);

СУ-100-М-2, вооруженную 100-мм пушкой Д-10С, на базе танка Т-44, с задним расположением боевого отделения;

СУ-122-44, вооруженную 122-мм пушкой Д-25-44С, с использованием агрегатов и базы Т-44, с переднем расположении боевого отделения.

Одобрение получили два последних варианта, однако 10 октября состоялось обсуждение макетов СУ-100-М-1 и СУ-100-М-2, в ходе которого было выявлено более 40 различных недостатков. Далее последовал приказ Наркома танковой промышленности №625 от 26 октября 1944 года, в котором заводу УЗТМ было предложено завершить проектирование, выпустить чертежи и изготовить опытные образцы СУ-100-М-2 и СУ-122-44. Видимо, подобное требование несло в себе скрытое желание перестраховаться на случай неудачи с “советским фердинандом”.

Читать еще:  Схемы ВМ-Т "Атлант" - тяжёлый транспортный самолёт

Окончательный проектный вид СУ-100-М-2 был утвержден на заседании Техсовета НКТП и ГБТУ в марте 1945 года – то есть, через год после начала работ по ЭСУ-100. Опытный образец самоходной установки, именовавшейся как “Уралмаш-1”, предписывалось сдать к 1 мая.

За это время были проведены совместные испытания серийной СУ-100 образца 1945 г. и “Jagdpanther”, выявившие нецелесообразность размещения боевого отделения с длинноствольным орудием в носовой части корпуса. Кроме того, масса проектируемой САУ “Гром” со 122-мм пушкой оказалась слишком велика. В то же время, для самоходки “Уралмаш-1” прорабатывалось два варианта вооружения: СУ-101 (со 100-мм пушкой Д-10С) и СУ-102 (со 122-мм пушкой Д-25-44С). Таким образом, конкурентов у самоходки УЗТМ не оставалось, однако реальная ситуация выглядела не столь безоблачно.

Конструкция самоходного орудия СУ-101 сочетала в себе как хорошо освоенные в серийном производстве, так и принципиально новые узлы и агрегаты.
Корпус САУ был сварным и собирался из листов катаной броневой стали, большая часть из которых имела рациональные углы наклона. По мощности бронирования СУ-101 даже превосходила СУ-100. Толщина лобового листа корпуса равнялась 90 мм при угле наклона 27°, толщина лобового листа рубки — 122 мм при угле наклона 35°. Бортовые листы имели толщину 75 мм, кормовой лист (единый для корпуса и рубки) — 40 мм.

В носовой части корпуса, слева от двигателя, располагалось место водителя, органы управления и элементы трансмиссии. За ними, вдоль оси машины со смещением к правому борту, разместили дизельный двигатель В-2-44 мощностью 500 л.с. Ёмкость основного топливного бака составила 370 литров, наружных – 360 литров (они размещались по бортам боевого отделения и не были связаны с топливной системой САУ).

Кормовое отделение полностью занимал боевой отсек, где находились места для командира, наводчика и заряжающего. В кормовом бронелисте справа был выполнен прямоугольный люк с броневой дверью. На крыше боевого отделения, у левого борта, находился круглый люк с вращающейся крышкой, в которую был вмонтирован смотровой прибор командира. Чуть впереди него – двухстворчатый люк.

Основное вооружение СУ-101 состояло из 100-мм пушки Д-10С, установленной в лобовом листе надстройки корпуса в литой броневой маске. Ствол орудия выступал за габариты корпуса всего на 630 мм. Угол возвышения составлял – 18°, склонения – 2°, угол горизонтального наведения – 22,5°. Боекомплект составлял 35 выстрелов. Легкое стрелковое вооружение состояло из 12,7-мм пулемета ДШК с боекомплектом 450 патронов, который монтировался на кольце основания крышки люка командира.

Модификация СУ-102 отличалась только наличием 122-мм орудия Д-25С. Угол возвышения равнялся – 18,5°, склонения – 0°24′, горизонтальный сектор наведения – 19°. Боекомплект САУ составлял 28 выстрелов унитарного заряжания. На обеих самоходках устанавливались телескопический прицел ТШ-19 и панорама. Масса СУ-102 несколько повысилась и составила 34800 кг, против 34100 кг у машины оснащенной 100-мм орудием.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме (аварийное освещение — двухпроводное). Напряжение бортовой сети составляло 24 и 12 В. В качестве источников электроэнергии использовались четыре аккумуляторных батареи 6СТЭ-128, соединенных последовательно-параллельно с общей емкостью 256 А•ч, и генератор ГТ-4563-А мощностью 1 кВт и напряжением 24 В с реле-регулятором РРА-24Ф. Для внешней радиосвязи машина была оборудована радиостанцией 9РС, для внутренней связи — переговорным устройством ТПУ-3-БИС-Ф, световой сигнализацией (командир — механик-водитель) и танкофоном (резиновый шланг с наконечниками) для двусторонней связи командира с механиком-водителем. Средства внешней связи включали радиостанцию 9-РС, внутреннее переговорное устройство ТПУ-3Ф-бис, световую сигнализацию и танкофон для двусторонней связи командира с механиком-водителем.

Ходовая часть почти полностью соответствовала среднему танку Т-44 образца 1944 г. На каждый борт она включала по 5 сдвоенных обрезиненных катков с индивидуальной торсионной подвеской, ведущего колеса переднего расположения и заднего направляющего колеса. Гусеничные траки и колеса заимствовались у Т-34-85.

Перед началом испытаний СУ-101 был проведен обстрел одного из специально изготовленных бронекорпусов. Уже при первых огневых тестах выявилась недостаточная прочность его отдельных элементов. Например, кормовой 30-мм бронелист был пробит насквозь фугасной гранатой калибра 122 мм с расстояния 300 метров, при этом задняя эвакуационная дверь была сорвана с петель. Военные посчитали это недоработкой конструкции, однако Горлицкий настоял на том, увеличение кормовой брони до 45 мм неизбежно приведёт к возрастанию массы САУ, а попадание столь крупного снаряда в реальном бою чрезвычайно редки.

Заводские испытания первого прототипа СУ-101 проводились в мае-сентябре 1945 г. Первоначально планировалось изготовить два опытных образца со 100-мм пушкой и один со 122-мм пушкой, но в связи с завершением войны их количество сократили. Возможно, постройка ограничилась только двумя самоходками СУ-101, одна из которых впоследствии была перевооружена орудием Д-25С.

Общее впечатление от СУ-101 было весьма хорошим. По бронезащите и вооружению советский самоход превзошел не только “Jagdpanther” (чего сильно желали в НКТП), но и большинство противотанковых САУ союзников. При этом, скоростные качества и проходимость по местности у него остались такими же как у серийного танка Т-44 с незначительными изменениями. Из наиболее существенных недостатков отметили тесное боевое отделение, которое к тому сильно нагревалось при постоянной работе двигателя, создавая невыносимые условия для работы экипажа, а также сильное воздействие на крышу корпуса ударной волны при выстреле, особенно у СУ-102.

Впрочем, главной причиной, по которой самоходные орудия конструкции УЗТМ были отвергнуты НКТП, послужило ожидаемое принятие на вооружение среднего танка Т-54, также оснащенного 100-мм пушкой. Насколько оправданным было такое решение показало время, особенно в отношении СУ-102. В 1949 году на смену СУ-100 пришло 122-мм самоходное орудие «Объект 600» (более известное как СУ-122-54), созданное на базе того же Т-54А и имевшего классическую «самоходную» компоновку с передним расположением вооружения. Из преимуществ перед СУ-102 эта машина обладала более просторным боевым отделением и выкокой дульной мощностью орудия Д-49. Вместе с тем, СУ-122-54 имела большой вынос ствола и экипаж из 5 человек, а её боевая масса составила 36400 кг. В серийное производство новая самоходка пошла только в 1954 году, а ведь за это время можно было выпустить несколько сотен СУ-102, в то время как суммарное количество СУ-122-54 оценивается всего в 77-90 экземпляров.

После завершения полигонных испытаний оба прототипа САУ были отправлены на временное хранение. Впоследствии СУ-102 была разобрана, а СУ-101 удалось сохранить в первоначальном виде и сейчас эта машины находится в экспозиции музея БТТ в подмосковной Кубинке.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector