0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Файлы Проект 122 — большие охотники за подводными лодками

Проект 122 — большие охотники за подводными лодками

Пер­вые, го­лов­ные ко­раб­ли се­рии ОХТ-1 и ОХТ-2 в кон­це 1940 г. во­шли в со­став по­гран­ох­ра­ны НКВД При­бал­тий­ско­го ок­ру­га и ста­ли чис­лить­ся ПСКР 3 ран­га. В ян­ва­ре 1941 г. их пе­ре­име­но­ва­ли со­от­вет­ст­вен­но в «То­паз» и «Ко­ралл», а 22 ию­ня 2-й Бал­тий­ский от­ряд по­гра­нич­ных су­дов на ос­но­ва­нии рас­по­ря­же­ния нар­ко­ма Во­ен­но-Мор­ско­го Фло­та был пе­ре­дан в под­чи­не­ние КБФ. Охот­ни­ки во­шли в со­став от­дель­ных ди­ви­зио­нов ба­зо­вых СКР. Бое­вой путь «То­па­за» ока­зал­ся не­дол­гим: в ав­гу­сте 1941 г. он по­гиб во вре­мя Тал­линн­ско­го пе­ре­хо­да.

К ав­гу­сту 1942 г. про­изош­ло по­пол­не­ние ко­ра­бель­но­го со­ста­ва фло­ти­лии при­шед­ши­ми из Зе­ле­но­доль­ска вновь по­стро­ен­ны­ми БО: «Ар­тил­ле­рист», «Ми­нер» и «Тор­пе­дист». Позд­нее в ее со­став во­шли: «Боц­ман», «Зе­нит­чик», «Даль­но­мер­щик», «Про­жек­то­рист», «На­вод­чик» и «Ог­не­мет­чик».

27 ок­тяб­ря 1942 г. тан­кер «Аг­ма­лы ог­лы» (во­до­из­ме­ще­ние 800 т) дос­та­вил из Ба­ку на Ас­т­ра­хан­ский рейд го­рю­чее. В это вре­мя на­ле­те­ли са­мо­ле­ты про­тив­ни­ка. Од­на из бомб уго­ди­ла в мос­тик тан­ке­ра, на­чал­ся по­жар. Не­управ­ляе­мое суд­но се­ло на мель. В этот кри­ти­че­ский мо­мент на по­мощь тер­пя­ще­му бед­ст­вие тан­ке­ру по­дос­пе­ли во­ен­ные ко­раб­ли — БО «Ар­тил­ле­рист» и «Ми­нер», пла­ву­чие зе­нит­ные ба­та­реи. Ог­нем сво­их пу­шек и пу­ле­ме­тов рас­сея­ли вра­же­скую авиа­цию, унич­то­жив при этом один бом­бар­ди­ров­щик. За­тем на­ча­лось спа­се­ние тан­ке­ра, а «Ар­тил­ле­рист» и «Ми­нер» с 29 по 31 ок­тяб­ря не­сли ох­ра­ну по­вре­ж­ден­но­го суд­на и ве­ли ра­бо­ты по сня­тию его с ме­ли.

Ме­сяц спус­тя, 31 ок­тяб­ря, «Ми­нер» нес до­зор на две­на­дца­ти­фу­то­вом рей­де. В 16.15 сиг­наль­щик до­ло­жил о по­яв­ле­нии се­ми Ju-88. Они шли со сто­ро­ны за­хо­дя­ще­го солн­ца, мас­ки­ру­ясь в его лу­чах. Сбро­шен­ные бом­бы не при­чи­ни­ли ко­раб­лю вре­да, а один из са­мо­лё­тов был сбит ог­нем пу­ле­ме­тов.

15 но­яб­ря БО «Ар­тил­ле­рист» вме­сте с дву­мя пла­ву­чи­ми зе­нит­ны­ми ба­та­рея­ми кон­вои­ро­вал тан­кер «Ку­ли­бе­ков», на бук­си­ре по­след­не­го бы­ли зем­ле­сос и два мо­то­бо­та. Че­ты­ре Ju-88 ата­ко­ва­ли тан­кер, ко­то­рый от близ­ких раз­ры­вов бомб по­лу­чил серь­ез­ные по­вре­ж­де­ния и на­чал по­гру­жать­ся. На по­мощь по­до­шел «Ар­тил­ле­рист». С то­ну­ще­го суд­на бы­ло сня­то 43 че­ло­ве­ка. При от­ра­же­нии воз­душ­ной ата­ки уда­лось под­бить два са­мо­ле­та про­тив­ни­ка.

Боль­шой охот­ник за под­вод­ны­ми лод­ка­ми БО-107 («Мар­со­вый») 22 ию­ля 1943 г. во­шел в ка­че­ст­ве сто­ро­же­во­го ко­раб­ля в со­став Онеж­ской во­ен­ной фло­ти­лии, дис­ло­ци­ро­вав­шей­ся на Вы­тег­ру. К осе­ни ли­ния фрон­та про­хо­ди­ла по преж­ним обо­ро­ни­тель­ным ру­бе­жам, про­тив­ник про­дол­жал удер­жи­вать за­пад­ное по­бе­ре­жье Онеж­ско­го озе­ра от го­ро­да По­ве­нец до ре­ки Ош­та. 10 ок­тяб­ря ко­раб­ли фло­ти­лии, в том чис­ле БО «Мар­со­вый», при­ня­ли уча­стие в ар­тил­ле­рий­ском об­стре­ле со­ору­же­ний и пла­ву­чих средств про­тив­ни­ка в рай­оне де­рев­ни Ще­ли­ки. В 6.00 ут­ра боль­шой охот­ник и ка­те­ра вы­шли из устья Вы­тег­ры на мыс Сам­бо, где они долж­ны бы­ли стать на ог­не­вые по­зи­ции. Ве­тер был зюйд-вест 4 бал­ла, вол­на — 3 бал­ла, ви­ди­мость — 30 кбт. Го­лов­ным шел «Мар­со­вый», имея ход 17,5 уз.

При­быв в рай­он, ка­те­ра умень­ши­ли ход до 13 уз. и на­ча­ли ма­нев­ри­ро­вать, ожи­дая сиг­на­ла для на­ча­ла ар­тил­ле­рий­ско­го об­стре­ла. Пла­ву­чих средств про­тив­ни­ка у при­ста­ни Ще­ли­ки об­на­ру­же­но не бы­ло.

В 6.56 ко­раб­ли от­ря­да по­лу­чи­ли при­каз об от­кры­тии ог­ня и на­ча­ли при­стрел­ку по ви­ди­мым при­стан­ским со­ору­же­ни­ям в де­рев­не Ще­ли­ки. По­сле пер­во­го зал­па на при­ста­ни за­го­ре­лись де­ре­вян­ные строе­ния. Пе­ре­ме­нив ог­не­вую по­зи­цию, ка­те­ра на­ча­ли пе­ре­за­ряд­ку ус­та­но­вок ре­ак­тив­ных сна­ря­дов.

Че­рез 9 ми­нут ба­та­реи про­тив­ни­ка от­кры­ли огонь. Ос­кол­ка­ми сна­ря­да был по­вре­ж­ден тор­пед­ный ка­тер ТКА-83. В 7.38 «Мар­со­вый» на­чал пе­ре­стрел­ку с вра­же­ски­ми ба­та­рея­ми, стре­ляв­ши­ми с мы­са Сам­бо и от де­рев­ни Ще­ли­ки, ста­ра­ясь от­влечь их огонь от на­ших тор­пед­ных ка­те­ров. То­гда ба­та­рея, стре­ляв­шая с мы­са Ча­сов­ня, пе­ре­не­сла огонь на «Мар­со­вый», двух­ору­дий­ным зал­пом за­хва­ти­ла его в «вил­ку» и по­ве­ла стрель­бу на по­ра­же­ние. Ко­рабль, в свою оче­редь, уси­лил огонь по этой ба­та­рее, и она, вы­пус­тив 25 сна­ря­дов, за­мол­ча­ла. Про­дол­жая ма­нев­ри­ро­вать, «Мар­со­вый» вы­шел из зо­ны об­стре­ла.

Ве­тер све­жел, до­хо­дя до 6 бал­лов, и вол­на зна­чи­тель­но уси­ли­ва­лась. «Мар­со­вый» по­до­шел к ТКА-83 и взял его на бук­сир. В 8.30 с ко­манд­но­го пунк­та по­сту­пил сиг­нал о пре­кра­ще­нии об­стре­ла и воз­вра­ще­нии в ба­зу.

Все­го ка­те­ра вы­пус­ти­ли 96 сна­ря­дов, из них 38 ре­ак­тив­ных. При этом бы­ли по­дав­ле­ны не­при­ятель­ские ба­та­реи на мы­се Сам­бо и в рай­оне де­рев­ни Под­ще­лье, со­жже­на при­стань и раз­ру­ше­ны при­стан­ские со­ору­же­ния в де­рев­не Ще­ли­ки.

Под­во­дя ито­ги этой опе­ра­ции, ко­ман­дую­щий фло­ти­ли­ей, в ча­ст­но­сти, ука­зал: «Ре­ше­ние ко­ман­ди­ра ка­те­ра «Мар­со­вый» взять на бук­сир по­вре­ж­ден­ный ТКА-83 под ог­нем про­тив­ни­ка яв­ля­лось не­вер­ным, так как ско­п­ле­ние ка­те­ров об­лег­ча­ло про­тив­ни­ку вес­ти по ним со­сре­до­то­чен­ный огонь. Для по­ста­нов­ки ды­мо­вой за­ве­сы ды­мап­па­ра­ту­ра на ка­те­рах ис­поль­зо­ва­лась не пол­но­стью, а на «Мар­со­вом» со­всем не бы­ла за­ря­же­на».

25-26 ок­тяб­ря боль­шой охот­ник уча­ст­во­вал в вы­сад­ке раз­вед­чи­ков на по­бе­ре­жье, за­ня­тое про­тив­ни­ком. Опе­ра­ция про­шла ус­пеш­но. Этим бы­ли за­кон­че­ны бое­вые дей­ст­вия фло­ти­лии на озе­ре в 1943 г. На зи­му «Мар­со­вый» ос­тал­ся в Онеж­ском озе­ре для обо­ро­ны по­бе­ре­жья от де­сант­ных и ди­вер­си­он­ных сил про­тив­ни­ка.

К на­ча­лу бое­вых дей­ст­вий фло­ти­лии в 1944 г. «Мар­со­вый» вхо­дил в со­став 4-го от­ря­да сто­ро­же­вых ка­те­ров. В на­ча­ле ию­ня он уча­ст­во­вал в со­ста­ве от­ря­да ко­раб­лей под­держ­ки в раз­вед­ке рас­по­ло­же­ния ог­не­вых средств и ба­та­рей бе­ре­го­вой обо­ро­ны про­тив­ни­ка в рай­оне мыс Сам­бо-мыс Су­хой Нос. Ко­рабль оп­ре­де­лял ко­ор­ди­на­ты стре­ляв­ших не­при­ятель­ских ба­та­рей и дер­жал связь со шта­бом фло­ти­лии.

Ле­том 1944 г. «Мар­со­вый» при­ни­мал уча­стие в бое­вых дей­ст­ви­ях по из­гна­нию про­тив­ни­ка с Онеж­ско­го озе­ра: 20-21 ию­ня осу­ще­ст­в­лял раз­вед­ку в свя­зи с от­хо­дом не­при­ятель­ских войск на пра­вый бе­рег ре­ки Свирь, 25 ию­ня уча­ст­во­вал в по­ис­ке плав­средств про­тив­ни­ка у бухт Шок­ша и Де­ре­вян­ская, 27-28 ию­ня обес­пе­чи­вал вы­сад­ку де­сан­та на за­пад­ное по­бе­ре­жье озе­ра.

Читать еще:  Исторические сведения Кортик классных чинов корпуса лесничих обр. 1904 г.

Со­глас­но цир­ку­ля­ру на­чаль­ни­ка Глав­но­го мор­ско­го шта­ба от 7 ию­ля сто­ро­же­вой ка­тер «Мар­со­вый» над­ле­жа­ло пе­ре­дать в со­став Чер­но­мор­ско­го фло­та. 8 ию­ля он при­был из Пет­ро­за­вод­ска на Вы­тег­ру, че­рез три дня от­пра­вил­ся по Ма­ри­ин­ской вод­ной сис­те­ме в Ры­бинск, а за­тем — в го­род Са­реп­ту.

Пе­ре­вод боль­ших охот­ни­ков на Чер­ное мо­ре. В хо­де Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны бы­ла вы­пол­не­на опе­ра­ция по транс­пор­ти­ров­ке пя­ти боль­ших охот­ни­ков про­ек­та 122-а с од­но­го мор­ско­го те­ат­ра (Кас­пий­ско­го мо­ря и Онеж­ско­го озе­ра) на дру­гой (Чер­ное мо­ре). Вся опе­ра­ция по пе­ре­во­ду ко­раб­лей дли­лась с ок­тяб­ря 1943 по ав­густ 1944 г.

Из Ас­т­ра­ха­ни и Вы­тег­ры в Са­реп­ту под Ста­лин­гра­дом все ко­раб­ли при­шли сво­им хо­дом. Здесь на за­во­де №264 (быв­шая Крас­но­ар­мей­ская верфь) был пе­ре­обо­ру­до­ван слип, с по­мо­щью ко­то­ро­го БО бы­ли под­ня­ты на бе­рег. По пред­ва­ри­тель­но­му рас­че­ту, их вес не дол­жен был пре­вы­шать 157 т. При де­мон­та­же и раз­груз­ке с ко­раб­лей сни­ма­лись ар­тил­ле­рий­ские сис­те­мы, весь бое­за­пас, ды­мо­вая ап­па­ра­ту­ра, хи­ми­че­ское иму­ще­ст­во, якорь и якор­ные це­пи, мач­та, то­п­ли­во, все за­па­сы и т.д. За­вод­ка ко­раб­лей на кильб­ло­ки про­из­во­ди­лась вруч­ную на пень­ко­вых кон­цах. По­сле подъ­е­ма на бе­рег на трех те­леж­ках с ко­раб­лей сни­ма­лись так­же руль и греб­ные вин­ты. До­пол­ни­тель­но бы­ли про­ве­де­ны рас­че­ты на­пря­же­ний при об­щем из­ги­бе в кон­ст­рук­ци­ях кор­пу­са от дей­ст­вия опор­ных ре­ак­ций те­ле­жек, ко­то­рые не пре­вы­ша­ли до­пус­кае­мых. По­сле по­груз­ки на транс­пор­тер бы­ло ус­та­нов­ле­но, что дей­ст­ви­тель­ный вес БО (вви­ду не­пол­ной раз­груз­ки) пре­вы­шал рас­чет­ный и на­хо­дил­ся в пре­де­лах 170-187 т.

Да­лее они бы­ли по­гру­же­ны на 240-тонные транс­пор­те­ры и по же­лез­ной до­ро­ге дос­тав­ле­ны в Ка­лач-на­-Д­ону.

На бе­ре­гу До­на бы­ла вы­бра­на ни­зи­на, за­та­п­ли­вае­мая вес­ной, ку­да про­ло­жи­ли раз­гру­зоч­ный ту­пик, под­хо­дя­щий не­по­сред­ст­вен­но к уре­зу во­ды. На ко­раб­ли с по­мо­щью же­лез­но­до­рож­но­го кра­на ус­та­но­ви­ли ар­тил­ле­рий­ское воо­ру­же­ние и по­ста­ви­ли в фев­ра­ле 1944 г. один за дру­гим «в киль­ва­тер» в рас­че­те, что при по­ло­во­дье они всплы­вут. Од­на­ко во­пре­ки дол­го­вре­мен­но­му про­гно­зу в тот год ока­за­лось ма­ло во­ды вслед­ст­вие не­зна­чи­тель­но­го ко­ли­че­ст­ва осад­ков и ран­не­го тая­ния сне­га. Ко­раб­ли до се­ре­ди­ны ап­ре­ля не всплы­ли, и их при­шлось под­ни­мать на пон­то­нах, пе­ре­обо­ру­до­ван­ных из барж. За­тем охот­ни­ков на бук­си­ре пе­ре­ве­ли в Рос­тов-на­-Д­ону, где и пе­ре­да­ли Чер­но­мор­ско­му фло­ту. Че­рез Азов­ское мо­ре и Кер­чен­ский про­лив ко­раб­ли шли уже сво­им хо­дом.

Вто­рым пу­тем БО спе­ци­аль­ны­ми эше­ло­на­ми дос­тав­ля­лись по же­лез­ной до­ро­ге пря­мо до го­ро­да Ей­ска на Азов­ском мо­ре. Про­дол­жи­тель­ность пе­ре­воз­ки со­ста­ви­ла трое су­ток. Для спус­ка ко­раб­лей на во­ду в Ей­ском пор­ту в мае-и­ю­не 1944 г. бы­ло со­ору­же­но спе­ци­аль­ное спус­ко­вое уст­рой­ст­во, рас­по­ло­жен­ное в вос­точ­ной час­ти мо­ла на про­дол­же­нии подъ­езд­но­го же­лез­но­до­рож­но­го ту­пи­ка хлеб­но­го при­ча­ла. Спуск ко­раб­лей на во­ду был пре­ду­смот­рен без пе­ре­груз­ки пря­мо на же­лез­но­до­рож­ных плат­фор­мах, для че­го в во­ду бы­ло уло­же­но 110 м же­лез­но­до­рож­но­го пу­ти. В ав­гу­сте опе­ра­ция бы­ла ус­пеш­но за­вер­ше­на.

1 ию­ля 1944 го­да в 5.00 боль­шие охот­ни­ки 2-го ди­ви­зио­на (БО-102 «Ми­нер», БО-103 «Тор­пе­дист», БО-101 «Ар­тил­ле­рист», БО-104 «Зе­нит­чик», БО-105 «Боц­ман») вы­шли из Ей­ска в Та­мань. Там к ним при­сое­ди­нил­ся «Мар­со­вый», ко­то­рый то­же во­шел во 2-й Вар­нен­ский ди­ви­зи­он боль­ших охот­ни­ков Чер­но­мор­ско­го фло­та.

28 ав­гу­ста БО-103 и БО-106 осу­ще­ст­в­ля­ли ох­ра­не­ние ба­зо­вых траль­щи­ков на пе­ре­хо­де из Но­во­рос­сий­ска в Се­ва­сто­поль. На сле­дую­щий день эти охот­ни­ки вме­сте с дру­ги­ми ко­раб­ля­ми от­ря­да вы­шли из Се­ва­сто­по­ля в Одес­су, ку­да при­бы­ли 30 ав­гу­ста в 9.30. На ко­раб­лях на­хо­дил­ся 331 мат­рос для за­хва­чен­ных ру­мын­ских ко­раб­лей и 333 бой­ца 393-го от­дель­но­го ба­таль­о­на мор­ской пе­хо­ты. По­сле не­боль­шо­го от­ды­ха и мел­ко­го ре­мон­та 1 сен­тяб­ря боль­шие охот­ни­ки вы­шли из Одес­сы в Тен­д­ру и от­ту­да в Кон­стан­цу.

На Се­вер­ном фло­те боль­шие охот­ни­ки 122-го про­ек­та за­ни­ма­лись буд­нич­ной во­ен­ной ра­бо­той, а ее хва­та­ло. Ос­ваи­вать но­вые ко­раб­ли, рай­он пла­ва­ния, бла­го­ус­т­раи­вать­ся в ба­зах бы­ло не­ко­гда, и это за­час­тую ска­зы­ва­лось на бое­вой служ­бе. В свя­зи с ак­ти­ви­за­ци­ей бое­вых дей­ст­вий вра­же­ских ПЛ в За­по­ля­рье ко­ман­до­ва­ние СФ уси­ли­ло обо­ро­ну мор­ских ком­му­ни­ка­ций. Бы­ли соз­да­ны Ио­каньг­ская и Кар­ская во­ен­но-мор­ские ба­зы, где ба­зи­ро­ва­лось не­сколь­ко БО. Те­перь су­да со­про­во­ж­да­лись спе­ци­аль­ны­ми про­ти­во­ло­доч­ны­ми ко­раб­ля­ми, имею­щи­ми на воо­ру­же­нии гид­ро­аку­сти­че­скую ап­па­ра­ту­ру и бом­бо­ме­ты.

БО-150 «Мо­то­рист» во­шел в со­став фло­та 4 но­яб­ря 1944 г., а 7 де­каб­ря уже за­дей­ст­во­ван в про­ти­во­ло­доч­ных опе­ра­ци­ях се­вер­нее Киль­ди­на. БО-141 «Ки­ро­вец» был сдан в се­ре­ди­не ле­та 1944 г., а в но­яб­ре шел в ох­ра­не­нии кон­воя ЮВ-5.

БО-142 15 сен­тяб­ря 1944 г. уча­ст­во­вал в ох­ра­не­нии кон­воя ДВ-2. Но из-за пло­хой по­го­ды (ве­тер 5-6 бал­лов, мо­ре 3-4 бал­ла, пас­мур­но, тем­пе­ра­ту­ра +3°С) и не­по­ла­док в ме­ха­низ­мах ко­рабль с раз­ре­ше­ния ко­ман­ди­ра кон­воя 16 сен­тяб­ря взял на об­рат­ный курс, на Дик­сон.

29 де­каб­ря БО-142 на­хо­дил­ся в ох­ра­не­нии траль­щи­ков Т-37 и Т-32. Пло­хая ра­бо­та ГАС при­ве­ла к то­му, что Т-37 был тор­пе­ди­ро­ван не­мец­кой ПЛ, ко­то­рая уш­ла из рай­она без­на­ка­зан­ной.

21 ап­ре­ля 1945 г. из пор­та Лии­на­хам­ма­ри вы­шел кон­вой ПК-9 в ох­ра­не­нии эс­кор­та в со­ста­ве че­ты­рех эс­кад­рен­ных ми­но­нос­цев, двух нор­веж­ских траль­щи­ков, шес­ти боль­ших охот­ни­ков и че­ты­рех тор­пед­ных ка­те­ров. Не­смот­ря на силь­ное ох­ра­не­ние, про­тив­ник все же пред­при­нял не­сколь­ко атак под­вод­ны­ми лод­ка­ми в 12 ми­лях се­вер­нее мы­са Цы­п-На­во­лок. Сна­ча­ла эс­ми­нец «Же­ст­кий» со­вме­ст­но с боль­шим охот­ни­ком БО-131 ата­ко­вал об­на­ру­жен­ную под­вод­ную лод­ку и со­рвал ее ата­ку. За­тем око­ло 7.00 эс­ми­нец «Дерз­кий» и БО-131 ата­ко­ва­ли дру­гую под­лод­ку глу­бин­ны­ми бом­ба­ми и на­ча­ли ее пре­сле­до­ва­ние. Бом­би­ли до тех пор, по­ка кон­вой не про­шел опас­ный рай­он.

До кон­ца 1946 г. за­вод №199 сдал Ти­хо­оке­ан­ско­му фло­ту шесть БО про­ек­та 122-а: «Свя­зист», «Ра­дист», «Сиг­наль­щик», «Аку­стик», «Те­ле­гра­фист» и «Гид­ро­аку­стик». 1 де­каб­ря 1952 г. из этих ко­раб­лей бы­ла сфор­ми­ро­ва­на 145-я бри­га­да охот­ни­ков за под­вод­ны­ми лод­ка­ми. В 1954 г. пять БО бы­ли пе­ре­да­ны КНР (По не­ко­то­рым дан­ным, Ки­таю был пе­ре­дан и шес­той ко­рабль, БО-127 «Гид­ро­аку­стик»).

Читать еще:  2С4 «Тюльпан» - 240-мм самоходный миномет

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознаного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответсвующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

Файлы Проект 122 — большие охотники за подводными лодками

Большие морские охотники проекта 122

“Корабли и сражения”

Боевые корабли мира

На 1-й и 2-й стр. обложки: большие охотники на учениях; на 3-й стр. в Неве на параде.

Фотографии из собрания Д. Васильева

Тех. редактор С.В. Костин, лит. редактор Т.С. Субботина, корректор А.В. Никитина.

Часть I Большие морские охотники проекта 122

«Большой охотник», как разновидность малого противолодочного корабля (концепцию сформулировали еще в 20-х гг. — «искатель подводных лодок»), в нашей стране создали буквально накануне Великой Отечественной войны. В те годы, учитывая возрастающую роль подводных сил в вооруженной борьбе на море и необходимость усиления и совершенствования сил и средств противолодочной обороны, руководством Военно-Морского флота СССР было принято решение о создании нового подкласса боевых кораблей — больших охотников за подводными лодками.

Основной задачей, возлагаемой на эти корабли, являлось несение дозорной и охранной службы в ближней зоне наших военно-морских баз и на путях развертывания сил флота. Предполагалось, что это будет достаточно мореходный и быстроходный корабль, с увеличенной дальностью плавания, небольшого водоизмещения, который был бы способен нести современное по тому времени вооружение для борьбы с подводными лодками. Строившиеся тогда катера — малые охотники типа MO-IV с деревянными корпусами этим требованиям удовлетворить уже не могли.

На большом охотнике пр. 122-а идут учения

Конструкторское бюро (КБ) Балтийского завода в 1938–1939 гг. разработало проект корабля морской пограничной охраны под № 115. Заинтересованное в подобном корабле руководство Наркомата ВМФ поручило конструкторскому бюро в г. Горьком (ЦКБ-51) переработать его с довооружением гидроакустической станцией типа «Тамир». Новый проект получил № 122.

В 1940 г. Военно-морской академией было выполнено техническое обоснование (ОТТ) к большому охотнику, предназначенному «для эскортирования и действий по вызову вне районов базы».

Требования ВМФ предусматривали:

— вооружение корабля двумя 76-мм орудиями, большими (18–24 шт.) и малыми (36–48 шт.) глубинными бомбами;

— скорость полного хода 22–24 уз, дальность плавания 2500 миль, мореходность до 7–8 баллов;

— водоизмещение 275–325 т.

Эти элементы в большей мере определялись уже готовым пр. 122. Зеленодольский завод № 340 и завод № 300 («Ленинская кузница») в Киеве с 1939-40 гг. уже вели постройку серии больших охотников (соответственно 6 и 4 единицы). Параллельно с постройкой осуществлялась и корректировка проекта в ЦКБ-51. «Артиллерист», головной большой охотник завода № 340. сошёл на воду 21 апреля 1940 г., а за ним в том же году. на том же заводе спустили и второй — «Минёр».

Скорректированный пр. 122-а предусматривал вооружение корабля одной 76-мм универсальной артиллерийской установкой 34К. тремя 12,7-мм пулеметами ДШК и глубинными бомбами (16 больших и 40 малых). Нормальное водоизмещение по проекту равнялось 209 т, скорость 23 уз, дальность плавания 2410 миль. Главные механизмы состояли из трёх дизелей марки 9Д мощностью по 1100 л. с.

Постройку первых серийных кораблей пр. 122-а, задерживавшуюся из-за доработки проекта до начала боевых действий, завершить не успели. Первые два больших охотника «Артиллерист» и «Минер» были готовы к сдаче заказчику в июле 1941 г. Их перевели по Волге в Баку, где, после завершения сдаточных испытаний, в ноябре 1941 г. они вступили в строй Краснознаменной Каспийской флотилии.

В отличие от катеров — малых охотников типа MO-IV, эти корабли со стальными корпусами были значительно крупнее — их водоизмещение превышало 200 т. Это позволило усилить состав вооружения, установить одну 76,2-мм и две 37-мм артиллерийских установки, три 12,7-мм пулемета, бомбосбрасыватели больших и малых глубинных бомб в количестве 20 и 40 штук соответственно.

В качестве средства подводного наблюдения устанавливалась первая отечественная подкильная выдвижная гидроакустическая аппаратура «Тамир». Трехвальная главная энергетическая установка, состоящая из дизелей марки 9Д Коломенского завода мощностью по 1100 л. с, позволяла развивать скорость до 22 уз. и обеспечивала район плавания до 2000 миль.

Однако в ходе испытаний головного корабля «Артиллерист», постройки Зеленодольского завода № 340, осенью 1941 г. на Каспийском море выявили и серьезные недостатки. Так, отсутствовал режим малошумного хода (2–4 уз) для прослушивания шумов подводных лодок. Двигатель американской фирмы «Дженерал моторе» мощностью 90 л. с, установленный для режима малого поискового хода, не обеспечивал управляемости корабля. Шумопеленгатор «Посейдон» даже при дрейфе корабля не обеспечивал надёжного обнаружения подводных лодок. Выявили также недостаточную общую прочность сварного корпуса корабля (появилась трещина в наружной обшивке по правому борту). Это требовало подкреплений корпуса.

Доработка проекта № 122-а в ЦКБ-51 под руководством Н.Г. Лощинского включала усиление вооружения: установку 85-мм орудия 90К вместо 76-мм 34К (снятого с производства), двух автоматов 70К и двух бомбометов, размещение гидроакустической станции типа «Тамир-3» и замену отечественных дизелей типа 9Д импортными американскими фирмы «Дженерал моторе». Все эти изменения привели к уменьшению начальной поперечной метацентрической высоты с 0,51 до 0,43 м. Специальная комиссия под председательством Ю.А. Шиманского, с участием А.Н. Крылова и В.Л. Поздюнина, установила минимально допустимую величину метацентрической высоты не менее 0,47 м.

Доработанный пр. 122-а с некоторыми изменениями приняли для кораблей заводов № 340 и № 199, а также для вновь заложенных в 1941–1942 гг. на заводе № 402 в Молотовске и на Владивостокской верфи Наркомрыбпрома. На заводе № 402, в частности, перешли от сварной обшивки к клепаной, что увеличило массу корпуса на 7 т. По своим кораблестроительным элементам отечественные корабли пр. 122-а не уступали поставлявшимся нашему флоту по ленд-лизу американским охотникам типов PC и PCS, несколько превосходили их по артиллерийскому вооружению и уступали им по совершенству радиолокации и гидроакустики.

Читать еще:  Файлы Тип «К» серия XIV - дизель-электрические подводные лодки

В интересах скорейшего развёртывания крупносерийной постройки больших охотников руководство Наркомата ВМФ отказалось от пр. 152, разработанного в 1942–1943 гг. в ЦКБ-51. Основным отличием большого охотника этого проекта являлось усиление вооружения до двух 85-мм орудий при увеличении ширины корпуса до 6,2 м и снижении скорости до 20.5 уз.

Однако для сохранения остойчивости при очередной корректировке проекта (пр. 122 бис) на увеличение ширины и снижение скорости серийных охотников всё-таки пришлось пойти. В техническом проекте 122 бис удалось повысить прочность корпуса, мореходность с 6–7 до 9 баллов и несколько усилить вооружение. При этом проектное водоизмещение возросло на 27 т.

В первое послевоенное десятилетие строительство больших охотников, в целом хорошо зарекомендовавших себя в годы войны, продолжалось. Десятилетним планом намечалось построить в 1946–1955 гг. 345 таких кораблей. Большие охотники за подводными лодками пр. 122 бис строились крупной серией и в нескольких модификациях. При этом изменение тактико-технических элементов касалось вооружения и вызванного им некоторого увеличения главных размерений и обводов корпуса. Гидроакустические станции заменялись на более совершенные образцы, корабли оснащались радиолокационными станциями обнаружения воздушных и надводных целей.

Бескомпромиссные убийцы. Большой Охотник типа БО-2.

Разработка проекта большого охотника БО-2 началась в конце 1936 года. Головной корабль — “Артиллерист” — был заложен в конце 1939 года, однако до начала Великой Отечественной войны вступили в строй всего два корабля. По результатам их испытаний рабочая документация подверглась корректировке, и крупносерийное строительство охотников началось уже во второй половине 1941 года. Всего до окончания войны от промышленности было принято 17 кораблей, причем их строительство продолжалось и после, до конца 40-х годов.

Несколько сот охотников за подводными лодками американского производства, неплохо действовали у английского побережья и в водах Средиземного моря, во время первой мировой войны. Боевой опыт показал, однако, что желательно увеличить размеры и скорость этих кораблей, поскольку охотникам надлежало связывать решительные и безнаказанные действия подводных лодок, заставляя их отступать и маневрировать. В соответствии с этой концепцией советские кораблестроители еще перед войной создали большой охотник БО-2 типа «Артиллерист» водоизмещением более 200 т.

К началу Великой Отечественной войны корабли, заложенные на одной из волжских верфей, были построены. и осенью 1941 года известный советский катерник, впоследствии контр-адмирал Б. В. Никитин получил приказ принять несколько больших охотников для включения их в состав Каспийской военной флотилии. Прибыв в Баку, Никитин увидел у причала эти корабли — с узкими стальными корпусами, носы которых были приподняты, что делало их похожими на маленькие миноносцы. Перед приемной комиссией встала проблема использования больших охотников, так как в условиях войны переброска их на Балтику и на Белое море стала невозможной. Решено было сделать из охотников корабли охранения танкерного флота на Каспии. Поскольку главным противником здесь были фашистские самолеты, а против них вооружение больших охотников было неэффективным, глубинные бомбы с катеров сняли, усилив артиллерийское вооружение 37-мм зенитным автоматом и еще одним крупнокалиберным пулеметом. К концу декабря 1941 года, все катера были переданы Каспийской флотилии. В последующие месяцы они сопровождали танкеры с жидким топливом на Каспии и Волге, участвовали в боях под Сталинградом в составе Волжской флотилии.

Проект 122а оказался на редкость удачным. Близкий по назначению и даже силуэту к американскому большому охотнику типа PC, БО-2 по своим техническим данным превосходил все зарубежные аналоги. А его конструктивная схема — стальной цельносварной корпус и надстройки из алюминиевого сплава — стала классической для многих послевоенных поколений боевых катеров и кораблей.

Большой охотник БО-2 типа «Артиллерист», 1940 г. Строились на Волге для Каспийской флотилии. Водоизмещение 240 т, суммарная мощность трех дизелей 3300 л. с., скорость хода 25 узлов. Длина наибольшая 49, ширина 5,8, среднее углубленна 2 м. Вооружение: 76-глм орудие, два 37-км зенитных автомата, три 12,7-мм пулемета, два бомбосбрасывателя, 18 больших глубинных бомб, 16 малых глубинных бомб, 16 мин. Всего построено 2 единицы.

Большой охотник БО-2 типа «КИРОВЕЦ», 1944 г. Водоизмещение серийного охотника 240 т, длина наибольшая 49 м, ширина 5,8 м, среднее углубление 2 м, суммарная мощность трех отечественных дизелей типа “38-НРН-8” или американских “Дженерал моторе” 3360 и 3600 л. с. соответственно, скорость хода 24—25 узлов. Вооружение: одно 76-мм орудие (на некоторых 85-мм), два 37-мм автомата, два спаренных 12,7-мм пулемета, два бомбомета, 18 — больших и 16 малых глубинных бомб.

В пер­вое по­сле­во­ен­ное де­ся­ти­ле­тие строи­тель­ст­во боль­ших охот­ни­ков, в це­лом хо­ро­шо за­ре­ко­мен­до­вав­ших се­бя в го­ды вой­ны, про­дол­жа­лось. Де­ся­ти­лет­ним пла­ном на­ме­ча­лось по­стро­ить в 1946-1955 гг. 345 та­ких ко­раб­лей. Боль­шие охот­ни­ки за под­вод­ны­ми лод­ка­ми пр. 122-бис строи­лись круп­ной се­ри­ей и в не­сколь­ких мо­ди­фи­ка­ци­ях. При этом из­ме­не­ние так­ти­ко-тех­ни­че­ских эле­мен­тов ка­са­лось воо­ру­же­ния и вы­зван­но­го им не­ко­то­ро­го уве­ли­че­ния глав­ных раз­ме­ре­ний и об­во­дов кор­пу­са. Гид­ро­аку­сти­че­ские стан­ции за­ме­ня­лись на бо­лее со­вер­шен­ные об­раз­цы, ко­раб­ли ос­на­ща­лись ра­дио­ло­ка­ци­он­ны­ми стан­ция­ми об­на­ру­же­ния воз­душ­ных и над­вод­ных це­лей. Ор­га­ни­за­ция по­строй­ки боль­ших охот­ни­ков пр. 122 бис на за­во­де име­ни Горь­ко­го в г. Зе­ле­но­доль­ске осу­ще­ст­в­ля­лась по­точ­но-по­зи­ци­он­ным ме­то­дом. Это по­зво­ля­ло сда­вать фло­ту еже­год­но по 25-30 ко­раб­лей. Та­кая по­точ­ная ли­ния по по­строй­ке ко­раб­лей яв­ля­лась пер­вой в на­шей стра­не.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector