4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Боевое применение Штык-тесак к штуцеру лейб-гвардии Финского стрелкового батальона обр. 1827 г.

Штык-тесаки к винтовкам «Mauser» (Германия)

Самая первая модификация винтовки «Mauser» (поначалу однозарядная) появилась в войсках Германской империи в 1871 году по завершению победоносной для немцев Франко-прусской войны. К новому стрелковому оружию был выпущен и новый штык тесачного типа, заменивший игольчатый штык от штатной прусской винтовки Dreyse. Причем устройство данного штыка стало классическим на долгие годы.

Винтовка «Mauser» модель 1888 года — магазинная, многозарядная, под унитарный патрон с бездымным порохом — имела штык-тесак той же конструкции, но с укороченным до 250 миллиметров клинком и массой 0,365 кг. Это был один из наиболее компактных тесаков своего времени, который, впрочем, изготавливался недолго. Винтовка и карабин «Mauser» исполнения 1898 года приобрели «вдовесок» огромный полуметровый штык-тесак, по длине больше напоминающий саблю.

Правда, со временем германские штык-ножи стали вновь укорачиваться, вследствие чего к началу 1945 года немецкий тесак приобрел габариты первых винтовок «Mauser» 1888 года выпуска, а также меньший вес за счет упрощения конструкции.

Переосмысленный вариант штыка исполнения 1898/1905 годов для винтовки «Маузер» модели 1898 года обладал укороченным «усиком» крестовины. Помимо всего прочего, в конструкцию оружия привнесли протекционную пластину, крепящуюся на спинку рукоятки. Данное решение позволяло использовать указанный тесак совместно с карабином «Mauser» модели k98a. В начале осени 1915 года указом Военного Министерства тесак модификации 1898/1905 годов претерпел существенные доработки. Благодаря им, возле острия на поверхности обуха появилось специально затачиваемое дополнительное лезвие. По окончанию Первой мировой войны тесак исполнения 1898/1905 годов все также можно было встретить в подразделениях Рейхсвера и сил правопорядка, невзирая на тот факт, что уже с начала 1923 года был издан указ сменить все штык-тесаки данной модели на штык-тесаки улучшенного нового исполнения (они также имели индекс «Mod. 1884/98″).

Тесак исполнения 1884/98 годов (нового типа) был запущен в массовое производство начиная с 1915 года и первоначально предназначался для поставки в кавалерийские подразделения, военизированные части технического назначения, а также подразделения полевой артиллерии. Рассматриваемый штык был укорочен до первоначальных, принятых еще в 1888 году габаритов. Крестовина обладает настолько скромными размерами, что назвать ее гардой можно лишь с большим трудом. Зимой 1917 года штык-тесаками новой модификации стали снабжать штурмовые подразделения взамен громоздких и неудобных штыков исполнения 1898/1905 годов. В середине лета 1920 года, штык указанного образца был окончательно принят на вооружение рейхсвера наряду с тесаком модели 1898/1905 годов и с двадцать седьмого мая 1923 года стал штатным штыком рейхсвера, а в последствие и Вермахта. Более этого — тесак исполнения 1884/98 годов (нового образца) находился на вооружении военных подразделений значительного числа стран Европы и Азии, в которые он поступал в качестве трофея по окончанию Первой и Второй мировых войн.

Боевое применение Штык-тесак к штуцеру лейб-гвардии Финского стрелкового батальона обр. 1827 г.

В. В. Мавродин Вал. В. Мавродин
ИЗ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОРУЖИЯ

РУССКАЯ ВИНТОВКА

Список сокращений, использованных в данной книге, приводится ниже:
АВИМАИВС — Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Ленинград).
ГИМ — Государственный Исторический музей (Москва).
ГБЛ — Государственная Публичная библиотека им. В. Л. Ленина (Москва).
ЛГИА — Ленинградский государственный исторический архив.
ПСЗ — Полное собрание законов.
ЦГВИА СССР — Центральный государственный Военно-исторический архив (Москва).
ЦГА ВМФ СССР — Центральный государственный архив Военно-Морского Флота (Ленинград).

ПЕРВЫЕ НАРЕЗНЫЕ РУЖЬЯ В РОССИИ С ФИТИЛЬНЫМ И КРЕМНЕВЫМ ЗАМКОМ

Идея вращения снаряда, способствующего его устойчивости в полете и меткости стрельбы, восходит к очень отдаленному прошлому, когда стрелу, пускаемую из лука, оперяли. Разрезанные вдоль перья (в Европе главным образом гусиные) прикреплялись шнуром, ниткой, жилой наискось под определенным углом к оси стрелы. Во время полета встречный воздух, ударяя по перьям, заставлял стрелу вращаться вокруг своей оси, что придавало ей устойчивость и способствовало меткости стрельбы.
Когда появилось огнестрельное оружие, далеко не сразу вытеснившее лук и арбалет с их стрелами и болтами, идея вращения снаряда нашла применение и в «огненном бое». Полагают, что нарезы впервые применил в 1498 г. венский оружейник Гаспар Цольнер. Это были прямые нарезы, несколько облегчавшие заряжание ружья, но они утратили свое значение с появлением винтовых нарезов, изобретателями которых считают немецких оружейников Коттера, Кольнера или Даннера, работавших в начале и середине XVI в. С этого же времени известны нарезные ружья, изготовлявшиеся в России и носившие чаще всего название «винтовальных пищалей». Среди них нарезные пищали Соловецкого монастыря калибром 10 — 20 мм, пищаль, сработанная в Москве в начале XVII в., калибром 8,9 мм, имеющая 6 нарезов.
Большому любителю охоты царю Алексею Михайловичу принадлежала нарезная винтовка калибром 9,14 мм с кремневым замком, сделанная московским мастером Тимофеем Вят-киным в 1654 г. Мастера Иван Болдарев и Евтихий Кузовлев изготовили для Алексея Михайловича двухствольное ружье, один ствол которого (калибром 9 мм) был нарезным.
Нарезные пищали в XVII в. были довольно широко распространены в России. Среди пищалей XVII в. обращает на себя внимание «Пищаль Иванова дела Лучникова, о шти зарядах, заправляемая с казны».
В собраниях Государственного Эрмитажа, Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Ленинграде, Государственного Исторического музея и Оружейной палаты в Москве хранится много нарезных ружей и пистолетов с фитильными и кремневыми замками. Среди них много богато отделанных ружей, принадлежавших высшей аристократии и членам императорской фамилии.
В1 Государственном Эрмитаже в Ленинграде хранятся нарезные ружья с кремневым замком (1670 — 1680 гг.), тульский охотничий штуцер генерала М. Н. Кречетникова (1785 г.), охотничий гарнитур Екатерины II, состоящий из винтовки и нарезных пистолетов, а также дуэльные нарезные пистолеты (1785 — 1790 гг.), изготовленные Иоганном Грекке в Петербурге (1780 г.), сделанный в Туле охотничий гарнитур Александра I, причем ствол винтовки имеет тригональный канал. Там же хранятся кремневые нарезные пистолеты тульского мастера М. Бурдыкина, охотничья винтовка калибром 18 мм (1700 г.), охотничья винтовка калибром 18 мм (1740 г.), казачья винтовка калибром 10,5 мм (1740 г.), нарезной карабин калибром 16,3 мм (1755 г.), карабин с нарезами калибром 11,8 мм (1785 г.).5
В Государственном Историческом музее в Москве хранится около 50 нарезных охотничьих ружей с фитильными и кремневыми замками. Среди них промысловое охотничье ружье калибром 12 мм с фитильным замком серпентином (XVIII в.),6 такое же ружье с фитильным замком калибром 11 мм (XVIII в.),7 ружья с кремневыми замками; ружье калибром 10 мм мастера Ивана Пермяка (wan Permiak, вторая половина XVIII в.),8 промысловое ружье с замком карельского типа калибром 8 мм, датируемое XVIII в., а быть может к XVII в.,9 6-миллиметровое ружье московского мастера Мейера (D. Y. Meier a Moskov, середина XVIII в.),10 ижевское нарезное ружье калибром 16 мм (1800 г.),“ промысловое ружье с замком мастера А. Быкова калибром 7 мм (начало XIX в.),12 ружье мастера И. Гребенникова калибром 14 мм.
В Оружейной палате в Москве хранится 64 нарезных ружья с кремневым замком. В основном это охотничьи винтовки («пищали») XVII в., изготовленные мастерами Андроновым, Вяткиным, Исаевым, Алферовым, Титовым, Давыдовым. Калибр винтовок от 8 до 11 — 19 мм, но преобладают ружья калибром 8 — 9 — 10 мм. Семь нарезных ружей, именуемых штуцерами или охотничьими винтовками, датируются XVIII в., созданы в Туле и Москве, а также петербургскими оружейниками Грекке и Илингом.
Нарезных ружей XVIII в, армейского образца в Оружейной палате числится только два, а именно винтовка калибром 15 мм мастера Ивана Иванова из Олонца (1708 г., № 8213/7696). Второе нарезное ружье («солдатское») изготовлено в Петербурге в 1712 г. Его калибр 21 мм (№ 8215/7699).
Весьма оригинальными являются кремневые ружья с полигональным каналом ствола. Об одном из них из охотничьего гарнитура Александра I уже говорилось.
Второй винтовкой такого рода является казацкая «тройца» с треугольным каналом ствола с надписью «Тула. 1783 год. Цыгаев».14 Полигональная нарезка не требовала загонки пули в нарезы с большой силой. Вполне достаточно было треугольную пулю, отлитую по калибру, опустить по каналу ствола, как это делалось в гладкоствольных ружьях, а вращательное движение. она получала в силу устройства канала ствола.
Обычно нарезные ружья требовали тугой загонки пули. Для этого ее обертывали кусочком мягкой кожи или тряпкой, чем достигалась большая обтюрация 15 и облегчалось продвижение пули по нарезам во время заряжения. Заряжалось нарезное ружье пулей с помощью деревянной колотушки и металлического шомпола, которым пуля прогонялась по стволу до порохового заряда.
Для облегчения заряжания нарезного ружья ствол его обычно был короче, чем у гладкоствольного, но бой благодаря нарезам был все же лучше, чем у гладкоствольного ружья. Пуля летела дальше, и меткость значительно превосходила соответствующие данные гладкоствольных ружей. Скорострельность нарезных ружей с кремневым замком была очень невелика и составляла в среднем один выстрел в 4 мин.
До начала XVIII столетия специальных частей, вооруженных нарезными ружьями, в русском войске не было, да и вообще нарезных ружей в армию поступало мало — они предназначались главным образом для охоты. Только со времен Петра I стали поступать на вооружение армии «винтовальные фузеи».
Наиболее богатой коллекцией нарезных ружей армейского образца является собрание Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Ленинграде, в котором хранятся образцы всех нарезных ружей, принятых на вооружение в России в XVIII в,
Самым ранним из хранящихся в Военно-историческом музее нарезным ружьем XVIII в. является изготовленный в Туле в 1721 г. штуцер. Калибр штуцера — 15,2 мм, ствол имел в длину 753 мм. Весил штуцер 3,9 кг. Прицел состоял из мушки и целика, представлявшего собой щиток с прорезью.18
Б 1775 г. был принят на вооружение винтовальный карабин: калибр — 15,8 мм, длина ствола — 788 мм, вес — 2,5 кг Прицельное приспособление состояло из мушки и прорези на хвостовике казенного винта.
Следующими по времени принятия на вооружение являлись егерские штуцера 1778 и 1789 гг. Штуцер егерский 1778 г. имел калибр 16,2 мм, стол длиной 755 мм и весил он 4 кг. Прицельное приспособление — железная мушка и целик в виде вертикальной планки с прорезью.20 Егерский штуцер 1789 г. характеризуют следующие данные: один экземпляр калибром 15 мм имеет ствол длиной 840 мм, вес 4,7 кг,21 другой — калибр — 15,5 мм, ствол — 836 мм, вес — 4,6 кг.22
В 1790 г, был принят на вооружение крепостной штуцер. Один экземпляр его, хранящийся в музее, имеет калибр 18,7 мм, ствол длиной 1251 мм и весит он 7,5 кг,28 другой — калибр — 18,3 мм, ствол длиной — 1254 мм и вес — 7,4 кг.2*
Прицельные приспособления состоят из медной мушки и целика, представляющего собой три вертикальные планки с прорезью, из которых одна стационарна, а две откидные.
В 1797 г. приняли на вооружение егерский штуцер. В Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи хранится несколько экземпляров этих штуцеров. Калибр — 15,4; 16; 16,2 мм; вес — 8,8; 3,9; 4,2; 4,2 кг. Прицельным приспособлением является медная мушка и целик, состоящий из трех вертикальных планок с вырезкой, причем две планки откидные, а одна стационарная.25
В том же году поступили на вооружение винтовальные унтер-офицерские ружья. Их изготовляли в Туле и в Сестрорецке. Они имели калибр — 15,6 мм, ствол длиной — 947 мм и вес — 4,2 кг. Прицельным приспособлением являлись мушка и рамка с прорезью.26 Винтовальный карабин 1797 г. имел калибр — 18,5 мм, ствол длиною — 793 мм, медную мушку с холкой и прорезью и вес — 4,05 кг.27
Последним нарезным ружьем XVIII в. в России являлся кавалерийский штуцер 1799 г. Штуцер имел калибр — 16 мм, короткий ствол (520 мм) и вес — 2,5 кг. Прицел состоял из медной мушки и целика, представлявшего собою три вертикальные планки с прорезью, одна из которых была стационарна, а две откидные. Эти штуцера изготовлялись и в Туле, и в Сестрорецке для Петербургского драгунского полка.28
Нарезное оружие армейского образца изготовлялось главным образом на Тульском оружейном заводе, так как производство его в Сестрорецке обходилось дороже. Вообще нарезные ружья стоили дороже. Обычная гладкоствольная фузея петровских времен обходилась казне 1 р. 58 к., а штуцер 1721 г. стоил 2 р. 15 к. Но несмотря на дороговизну, Петр I приказал изготовлять их для вооружения полевых полков. И тем не менее на протяжении всего XVIII столетия нарезных ружей изготовлялось мало. На Тульском заводе с 1737 по 1778 г. было сделано всего 415 штуцеров. По штатам в 1785 — 1786 гг. в армии должно было числиться 7500 нарезных ружей, а фактически находилось в войсках 2549.20
Нельзя не отметить, что именно в России в XVIII в. появились первые теоретические труды, посвященные нарезному оружию и так называемым «продолговатым пулям».
Речь идет о трудах профессора Санкт-Петербургской Академии наук Иоганна Георга Лейтмана, относящихся к 1728 и 1729 гг. Они были изданы в Петербурге в 1732 г. в III и IV то-ма Комментариев Академии наук по первому математическому отделу.30
И. Г. Лейтман первым теоретически обосновал превосходство нарезных ружей над гладкоствольными, продолговатых яйцеобразных пуль с выемкой иад обычными сферическими и впервые разработал идею овального канала ствола.
В XIX столетии на вооружение русской армии поступило уже много различных образцов кремневых нарезных ружей, хотя насыщенность нарезным оружием в русских войсках все еще была незначительна.
В 1803 г. был принят на вооружение кавалерийский штуцер. Штуцер имел калибр — 6,5 линий31 (16,51 мм), очень короткий ствол (322,5 мм), весил 2,65 кг. Через два года, в 1805 г., приняли на вооружение винтовальное ружье того же калибра с длиною ствола 952,4 мм и весом 4,26 кг.
В том же году поступил на вооружение егерский штуцер того же калибра, длина ствола которого составляла 660 мм, вес — 4,28 кг. Кавалерийский штуцер 1818 г. тоже имел калибр — 6,5 линий, ствол длиной — 331 мй, вес — 3,03 кг.
В 1827 г. лейб-гвардии финский стрелковый батальон получил на вооружение шестилинейный штуцер. Длина ствола составляла 723,9 мм, а вес 4,13 кг.
Последним нарезным ружьем с кремневым замком, принятым на вооружение в России, был кавалерийский штуцер образца 1839 г., калибром 6,5 линии (16,51 мм). Он имел ствол длиной 325,1 мм и весил 3,03 кг.
Разнообразие типов нарезного оружия в русской армии начала XIX столетия обусловливалось столь характерным для того времени стремлением не только иметь много различных форм для разных родов войск (драгун, кирасир, гусар, конных егерей, пехоты и пр.), но и различные образцы ружей, по сути дела ничем принципиально не отличающихся друг от друга.
Насыщенность воинских частей нарезным оружием оставляла желать лучшего. Так, кавалерийских штуцеров образца 1803 г. полагалось на эскадрон всего 16, а остальные солдаты были вооружены либо двумя пистолетами, либо гладкоствольным карабином. «Винтовальных ружей» образца 1805 г., предназначенных для вооружения унтер-офицеров, вначале полагалось на полк всего-навсего 16 и только в 1809 г. число их увеличили до 32. Егерских штуцеров <«с кортиком») образца 1805 г. имелось в егерской роте только 12.
Кавалерийский штуцер образца 1839 г. впоследствии переделывался и снабжался капсюльным замком. Нарезные ружья давали большую кучность боя, прицельная дальность их была большей, по пробивное действие пули меньше, чем из гладкоствольного ружья, так как в нарезные ружья клали меньший заряд пороха, чтобы пуля не срывалась с нарезов. Дальность стрельбы из нарезного пехотного ружья составляла 800 — 1000 шагов (568 — 700 м), кавалерийских штуцеров — до 400 шагов (284 м).
Нарезное оружие русской армии с кремневым замком начала XIX столетия характеризуется обилием образцов, крайней их малочисленностью в войсках.

Читать еще:  А-60 - лазерный комплекс воздушного базирования

Боевое применение Штык-тесак к штуцеру лейб-гвардии Финского стрелкового батальона обр. 1827 г.

Русский метод штыкового боя так пугал неприятеля, что по Женевской конвенции традиционный удар в живот пришлось заменить на «более гуманный» — в грудь.

В 1684 году в австрийской армии первыми решились на отмену пик и введение байонетов (предшественников штыка, которые вставлялись в ствол мушкета для ведения ближнего боя). Вскоре во Франции придумали штык. В 1688 году в присутствии короля Людовика XIV были проведены опыты по фехтованию на штыках, однако конструкция крепления штыка на стволе была еще несовершенной, и штыки соскальзывали с мушкетов при нанесении ударов. Король Франции забраковал нововведение, однако австрийцы усовершенствовав крепление немедленно перевооружили пехоту в 1689 году. Затем новшество распространилось по всем армиям Европы, а французы приняли его на вооружение самыми последними, в 1703 году.
Форма штыка определялась его способом крепления к оружию:
1. Штык-пробка — багинет. Имел суживающуюся рукоять для плотного втыкания в ствол.
2. Втульчатый штык. Имел цилиндрическую рукоять и насаживался на ствол.
3. Штык-нож. Рукоять имеет паз, которым надевается на стойку ствола и кольцо, которое обхватывает ствол.
4. Несъемный штык — постоянно закреплен и обычно имеет механизм для складывания и быстрого откидывания.

Техника боя штыком, естественно, наработана еще не была. Так, от шведского мушкетёра устав требовал атаковать, держа ружье в левой руке, а обнаженную шпагу — в правой. Такой способ одновременного фехтования двумя руками требовал длительной подготовки. Поэтому русские, не обладавшие ни достаточным временем для обучения, ни достойными учителями, применяли более простые приемы.

В начале 18-го века Петр I сделал отработку приемов штыкового боя уставным законом армии. Жестокое поражение под Нарвой послужило отправным пунктом для широкого обучения личного состава армии и флота рукопашному бою, введения фехтования в учебные заведения. В 1700 году, при непосредственном участии Петра был разработан первый официальный документ, регламентирующий боевую подготовку русской пехоты «Короткое обыкновенное обучение». В нем особое внимание было уделено штыковому бою с использованием багинетов (разновидность штыка). Причем, если в западных армиях багинеты применялись преимущественно как оборонительное оружие, в «Кратком обыкновенном обучении» развивалась идея наступательного применения штыка.

Читать еще:  Исторические сведения 2С31 «Вена» - 120-мм автоматизированное самоходное орудие

Подготовка воинов к штыковому бою занимала значительное место во введенном в действие в 1716 году «Воинском уставе». Петр 1 требовал от офицеров так организовать и проводить подготовку подчиненных, чтобы «солдаты обвыкали, как в самом бою». При этом большое значение уделялось индивидуальному обучению: «Надлежит офицерам с прилежанием за каждым солдатом подмечать, чтобы справно быти могло наилучшим образом».

Революцию в применении штыка совершил А.В.Суворов, который понимал, что только всерьез овладев навыками штыковой схватки, русские солдаты смогут победить турок в рукопашной.
«Стреляй редко, да метко. Штыком коли крепко; пуля обмишулится, а штык не обмишулится. Коли один раз! — Бросай бусурмана со штыка; Мертв на штыке, царапает саблей шею; Сабля на шею — отскакни шаг — ударь опять — коли другого, коли третьего.Богатырь заколет полдюжины, а я видел и больше. Береги пулю в дуле! Трое наскочат — первого заколи, второго застрели, третьему штыком карачун.»
Во времена Суворова пуля и в самом деле была дурой. Достаточно сказать, что в конце XVIII века до 20 процентов выстрелов давали осечки. Конечно, это вовсе не значит, что Суворов отказывался от ружейного огня. Он требовал «додержать» пулю, чтобы выстрелить в момент сближения с противником с максимальной эффективностью.

Русская тяжёлая пехота (гренадёры)

При относительно невысоком тогда уровне военной техники, прицельный огонь из гладкоствольного оружия можно было вести не далее 80-100 шагов. Это расстояние преодолевалось бегом за 20-30 секунд. В течение такого промежутка времени противник, как правило, успевал выстрелить только один раз. Поэтому стремительная атака, переходившая в стремительный штыковой удар, была у Суворова главным средством достижения победы в сражении. Он говорил, что «у неприятеля те же руки, да только штыка не знают».

«Атакуй первую неприятельскую линию в штыки! — ура! — Взводные командиры: коли, коли!»
Действию штыками солдат обучали как в строю, так и индивидуально. Перед Итальянским походом 1799 года Суворов, зная, что австрийцы были слабыми бойцами в штыковой схватке, написал инструкцию специально для их армии. В ней давались такие советы:». а когда противник подойдет на тридцать шагов, то стоящая армия сама двигается вперед и встречает атакующую армию штыками. Штыки держат плоско, правою рукой, а колоть с помощью левой. При случае не мешает и прикладом в грудь или по голове».
«. в расстоянии ста шагов командовать: марш-марш! По этой команде люди хватают ружья левой рукой и бегом бросаются на неприятеля в штыки с криком «виват»! Неприятеля надобно колоть прямо в живот, а если который штыком не приколот, то прикладом его.»
Рекомендация наносить удар в живот обусловлена тем, что солдаты регулярной армии (в данном случае — французы) имели на груди ремни из толстой кожи, перекрещивающиеся друг с другом (один — для полусабли, другой — для патронной сумки).

Читать еще:  Характеристики Проект 1134 "Беркут" - большие противолодочные корабли

Пробить такую защиту довольно сложно и опытному бойцу. Удар в лицо тоже был сопряжен с риском промаха, так как противник мог отвернуть голову. Живот же был открыт и отпрянуть, находясь в строю, солдат не мог. Суворов учил поражать врага с первого удара, дабы боец после этого успел парировать нападение, направленное на него. Действия должны были быть четкими и слаженными, по принципу «укол — защита» и снова «укол — защита». При этом, как видно из вышеописанных советов, широко мог применяться приклад. Тактику применяемую против турок, русские с успехом испробовали и на французах.

Бородино — великое сражение.

Вот как описывает штыковую атаку в битве при Прейсиш-Эйлау офицер Елецкого полка М.Петров:«Но вскоре поваливший непроглядный снег без ветра заслонил все виды местоположений, и в этом-то мраке корпус Ожеро потерял данную ему Наполеоном дирекцию и, как известно, свое существование, приняв влево забредший в угол зигзачной нашей трехлинейной фрунтовой позиции, высунулся головами колонн из снежной занавесы прямо к главной 40-пушечной батарее нашего центра, грянувшей по ним скорострельным огнем картечей; французы спохватились, хотели уйти назад, но было поздно, ибо полки нашей Остермановой дивизии и других, зайдя полковыми фрунтами двух передних баталионов каждого полка налево и направо, охватив их, зачали душить, работая штыками русскими! Нас подкрепили значительными силами пехоты и кавалерии, и ужасные костры тел неприятельских загромоздили пригородную луговую долину. В этом поражении и я с военными чадами роты моей совершал мщение ожесточенного сердца моего неслыханною до того войною на сугробах зимы северной страны, но военный гнев мой скоро нашел столкновение свое и поник до скорби сердечной; когда разъяренные солдаты наши, сломив все и оболевши, стали разрывать штыками костры трупов, ища под ними скрывшихся французов живых.»

Подвиг гренадера лейб-гвардии Финляндского полка Леонтия Коренного в битве под Лейпцигом 1813 года.В бою под Лейпцигом несколько солдат 3-го батальона лейб-гвардии Финляндского полка были окружены многочисленными врагами. Храбрецы стойко защищались, прикрывая отход раненых. Когда Леонтий Коренной остался один, он продолжал бой. 18 ран получил в этом бою русский солдат. Обессилевший, он был взят в плен. Наполеон ставил его в пример своим солдатам.

Гренадер Кондратий Екименко

Штык массового поражения

И в дальнейшем штыковому бою в русской армии традиционно уделялось особое внимание.
«Ежели к примеру фихтуешь, так и фихтуй умственно, потому фихтование в бою — вещь есть первая, а, главное, помни, что колоть неприятеля надо на полном выпаде, в грудь, коротким ударом, и коротко назад из груди у его штык вырви.
Помни: из груди коротко назад, чтоб он рукой не схватил. Вот так! Р-раз – полный выпад и р-раз— коротко назад. Потом р-раз-два! Р-раз-два! ногой коротко притопни, устрашай его, неприятеля р-раз-д-два!»- так, по воспоминаниям знаменитого журналиста Владимира Гиляровского, унтер–офицер Ермилов, «великий мастер своего дела», учил солдат штыковому бою. Было это в 1871 году, Гиляровский служил тогда в армии вольноопределяющимся.

Инструктор Ермилов, как и Суворов, тоже любил образные и доходчивые выражения:
«А у кого неправильная боевая стойка, Ермилов из себя выходит:
— Чего тебя скрючило? Живот, что ли, болит, сиволапый! Ты вольготно держись, как генерал в карете развались, а ты, как баба над подойником. Гусь на проволоке»!
Способ удара «на полном выпаде, в грудь, коротким ударом» в то время был относительной новинкой в русской армии, ведь ещё в годы Крымской войны (1853-1856 годы) русские солдаты били штыком по-другому. Писатель–историк Сергеев–Ценский так описал этот прием:
«Русских солдат учили бить штыком только в живот и сверху вниз, а, ударив, опускать приклад, так что штык подымался кверху, выворачивая нутро: бесполезно было таких раненных даже и относить в госпиталь».
Действительно, какой уж после этого мог быть толк от госпиталя…
Отказаться от столь эффективного способа штыкового боя пришлось под международным давлением.
Дело в том, что в 1864 году была подписана первая Женевская конвенция, которая относилась исключительно к вопросам оказания помощи раненым солдатам. Инициатором конвенции стал швейцарский общественный деятель Анри Дюнан. В 1859 году он организовал оказание помощи раненым в битве при Сольферино во время австро-итало-французской войны, жертвами которой стали 40 тыс. убитых и раненых. Он же был и инициатором создания организации, которую позже стали называть обществом Красного Креста (Красного Полумесяца). Красный Крест был избран опознавательным знаком медиков, работающих на поле боя.
В России общество Красного Креста было создано в мае 1867 года под названием «Общество о попечении раненых и больных воинов». Вот тут и пришлось столкнуться с просьбами международной общественности (в основном в лице Англии и Франции, которые имели самые печальные воспоминания о русских штыковых атаках во время Крымской войны) отказаться от страшного удара в живот. В качестве альтернативы был избран описанный выше удар в грудь.
Штыковой бой — это разновидность фехтования, в технике которой очень многое заимствовано из техники поединка на длиннодревковом оружии. Утверждение, что русский штыковой бой был лучшим в Европе, хоть и набило всем оскомину, тем не менее, справедливо, и это признавали в любой армии вплоть до Второй Мировой войны.
Основные рекомендации по штыковому бою в начале прошлого столетия были изложены в книге Александра Люгарра «Руководство фехтования на штыках», вышедшей в 1905 году после окончания русско-японской войны.

Вот несколько из изложенных там приемов:
«Солдат наносит удар, держа ружье на уровне головы или чуть выше.
Приклад оружия повернут вверх. Штык направлен в область головы, шеи или груди; чуть сверху. Парад против такого удара совершают, держа ружье
прикладом вверх, уводя штык противника влево центральной частью ложа.
(Возможно отбить такой удар собственным штыком или верхней частью ружья, держа оружие штыком вверх и уводя им направленный удар вправо или влево,
при этом чуть пригнув корпус).
2. Удар наносится снизу вверх, при согнутых коленях, и направляется в область живота. Отбивают его, повернув ружье штыком к земле, уводя оружие противника влево или вправо.
3. Проводят его по тому же принципу, что и удар N 2, но колени при этом не так сильно согнуты. Штык направляют снизу вверх в голову или шею. Парад выполняется простым движением ружья в сторону. Штык нападающего принимается на центр ложа; корпус смещается влево. (При верхнем хвате ружья правой рукой производится то же самое, но в другую сторону. Такая позиция удобна еще и тем, что позволяет обороняющемуся самому тут же перейти в атаку).
Как мы видим, Люгарр не предлагает отказаться от удара штыком в живот. Правда, и поднимать штык в животе, «выворачивая нутро» он не рекомендует. Времена не те, гуманный двадцатый век на дворе…

Морская пехота. Севастополь 1942 год.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector