0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Боевое применение ФАИ — лёгкий бронеавтомобиль

Легкие бронеавтомобили ФАИ и ФАИ-М

Легкий бронеавтомобиль ФАИ или «Форд-А Ижорский» был разработан в 1932 году, как понятно из названия на Ижорском заводе, на основе шасси американского легкового автомобиля «Форд-А». Американское шасси было лишь временной мерой — запущенный в производство в 1933 году, броневик уже со следующего года перешел целиком на отечественные запчасти, «форд» был заменен аналогом «ГАЗ-А». Всего за годы производства с 1933 по 1936, было произведено 676 легких бронеавтомобилей ФАИ.

Из-за простоты и надежности, ФАИ хорошо приняли в войсках — в качестве разведывательной или патрульной машины, броневик по-началу был весьма неплох. Однако слабое вооружение и бронирование не позволяли использовать ФАИ как «линейную силу» непосредственно на поле боя. Разумеется попытки исправить ситуацию предпринимались постоянно, были попытки и усилить вооружение машины и повысить толщину брони, однако это значительно ухудшало проходимость (нагрузка на шасси у ФАИ почти в 2 раза превышала норму!), что делало её бесполезной вне накатанных дорог.

Чертеж бронеавтомобиля ФАИ-М

Боевое применение легкого броневика ФАИ

Начало боевой карьеры бронеавтомобиля ФАИ — Гражданская война в Испании, куда было поставлено 33 броневика этого типа. Машины шли за танками и пулеметным огнем поражали огневые точки противника, поддерживая наступление. В целом тактика себя оправдывала — потери бронеавтомобилей были значительно меньше потерь танков и со своими задачами они справлялись.

Также неплохо развивались события и на Халкин-Голе, где 80 бронеавтомобилей ФАИ Красной Армии и несколько десятков этих машин поставленных ранее Монголии, также весьма успешно боролись с японцами.

Впрочем, к началу Советско-Финской войны ФАИ уже не отвечали требованиям времени, да и театр боевых действий разительно отличался от забайкальских степей. Никакого существенного влияния на ход войны устаревшие машины уже не могли оказать, и использовались на вторых ролях. К началу Великой Отечественной войны в РККА числилось ещё 376 ФАИ (и ФАИ-М), однако практически все они были потеряны в первые же месяцы боевых действий. После 1942 года упоминания о них в составе действующей армии уже не встречались.
ФАИ захваченным финами повезло больше — в заботе и без серьезных встрясок, старички использовались вплоть до 50-х годов, как учебные и полицейские бронемашины.

Характеристики легкого бронеавтомобиля ФАИ

Приведены характеристики для ФАИ-М

Модификации легкого бронеавтомобиля ФАИ

ФАИ. 1933 г., базовая модель на шасси сперва Форд-А, затем ГАЗ-А. Выпускался серийно до 1936 года. Вес машины: 2 тонны.Сварной броневой корпус машины из катаных листов толщиной 3,4 и 6 мм, посадка экипажа производилась через бортовые двери. В крыше башни имелся люк с откидной куполообразной крышкой, через который можно было вести наблюдение вне боя (на поле боя — через смотровые щели).

ФАИ ЖД. Бронеавтомобиль для движения по рельсовым путям был разработан в 1933 году. Поверх автомобильных покрышек надевались металлические бандажи с ребордами и пожалуйста — импровизированный локомотив уже мог нестись со скоростью до 86 км/ч.

ГАЗ-ТК. («Трехосный Курчесвского») в 1934-35 г. на шасси для 76-мм динамо-реактивной пушки конструкции Л.В.Курчевского был установлен слегка удлиненный корпус от ФАИ, соответственно машина имела боле удобное для размещения экипажа отделение, что позволило добавить к водителю и стрелку, ещё и радиста (ну и поставить рацию, конечно). Так как машина была трехосной, её характеристики проходимости улучшились, но двигатель остался прежним, и ГАЗ-ТК, масса которого возросла по сравнению с ФАИ до 2620 кг, по прежнему был далек от идеала на бездорожье. Скорость ГАЗ-ТК составляла около 60 км/ч. Серийно не выпускался.

Бронеавтомобиль ФАИ на рельсах

ФАИ-М. В 1939 году парк оставшихся бронеавтомобилей ФАИ был совершенно изношен, ведь ГАЗ-А к этому времени уже 4 года как был снят с производства. Модернизированный вариант ФАИ представлял собой прежний бронекорпус установленный на шасси автомобиля «ГАЗ-М1» с более мощным 50-сильным двигателем. Масса броневика несколько возросла (2280 кг), однако характеристики, включая скорость, также повысились.
Так как длина рамы М-1 была больше длины бронекорпуса ФАИ, на корму машины и бензобак поставили дополнительные броневые листы.

ФАИ-М был явно лучше оригинального ФАИ, но также явно уступал своему «однокласснику» БА-20, уже находившемуся в производстве. По этой причине в серию машину не пустили, поручив конструкторам, сперва провести дополнительный комплекс работ — загерметизировать корпус, усилить передний мост, увеличить запас хода и т.п.

Обратите внимание на характерное отличие ФАИ-М от ФАИ — длинный «хвост» с запасным колесом

Известно, что в конце 1939 года работы по доведению ФАИ до уровня ФАИ-М все-таки были начаты, однако сколько единиц было модернизировано и какой степени была эта модернизация (полная или частичная) неизвестно.

Источник: компиляция на основе сведений находящихся в открытом доступе сети интернет, а также книги «Бронеавтомобили Красной Армии 1918-1945 г.г.»

ФАИ — лёгкий бронеавтомобиль

К 1 ию­ня 1934 го­да в со­ста­ве мех­кор­пу­сов РККА чис­лил­ся все­го 51 лег­кий бро­не­ав­то­мо­биль ФАИ и Д-8: 5-й мк — 22, 45-й мк — 27, 7-й мк — 1 и 11-й мк — 1.

Глав­ным об­ра­зом ФАИ рас­пре­де­ля­ли ме­ж­ду от­дель­ны­ми ро­та­ми свя­зи тан­ко­вых и ка­ва­ле­рий­ских час­тей. В со­ста­ве стрел­ко­вых под­раз­де­ле­ний ФАИ не ис­поль­зо­ва­лись, ис­клю­че­ние со­ста­ви­ли толь­ко “удар­ные” ди­ви­зии, ко­то­рым, кро­ме штат­ным тан­ко­вых ба­таль­о­нов, по­ла­га­лось иметь от­дель­ный тан­ко­вый ба­таль­он (лег­кие тан­ки Т-26), ба­таль­он тан­ке­ток Т-27 и раз­ве­ды­ва­тель­ную ро­ту с пя­тью ФАИ. По та­ко­му об­раз­цу бы­ло сфор­ми­ро­ва­но 4 стрел­ко­вые ди­ви­зии, од­на­ко уже с 1936 го­да Т-27 ста­ли за­ме­нять на пла­ваю­щие тан­ки Т-37А, а че­рез год тан­кет­ные ба­таль­о­ны бы­ли уп­разд­не­ны.

По ме­ре уве­ли­че­ния тем­пов вы­пус­ка ко­ли­че­ст­во ФАИ воз­рас­та­ло и к 1 ию­ня 1938 го­да в че­ты­рех имев­ших­ся то­гда ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных кор­пу­сах их на­счи­ты­ва­лось 222 еди­ни­цы, не счи­тая ма­шин дру­гих ти­пов (БА-20, Д-8 и Д-12). В про­цес­се пе­ре­фор­ми­ро­ва­ния ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных бри­гад в тан­ко­вые лег­кие бро­не­ав­то­мо­би­ли ос­та­ви­ли в со­ста­ве от­дель­ных рот свя­зи, уве­ли­чив их ко­ли­че­ст­во до пя­ти.

Читать еще:  СУ-101 и СУ-102 «Уралмаш-1» - 100- и 122-мм самоходные артиллерийские установки

В 1937 го­ду по­ряд­ка 50 ФАИ пе­ре­да­ли для ос­на­ще­ния 7-й, 8-й и 9-й мо­то­бро­не­бри­гад при­дан­ных 57-му Осо­бо­му кор­пу­су, дис­ло­ци­ро­ван­но­му в За­бай­ка­лье. Штат­ная чис­лен­ность бри­га­ды вклю­ча­ла 57 сред­них бро­не­ма­шин БА-6 и 17 лег­ких ФАИ и БА-20 (три из них бы­ли ра­дио­фи­ци­ро­ван­ны­ми).

По­сле на­ча­ла Вто­рой Ми­ро­вой вой­ны, в на­ча­ле 1940 го­да, в СССР при­сту­пи­ли к соз­да­нию ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных кор­пу­сов но­во­го шта­та, со­глас­но ко­то­ро­му в ка­ж­дом та­ком со­еди­не­нии над­ле­жа­ло иметь 106 бро­не­ма­шин ти­па БА-20 или БА-20М. По­ка но­вая тех­ни­ка шла в вой­ска её не­дос­та­ток воз­ме­ща­ли за счет ма­шин ста­рых ти­пов.

На про­тя­же­нии поч­ти все­го пред­во­ен­но­го пе­рио­да бро­не­ав­то­мо­би­ли ФАИ ис­поль­зо­ва­лись глав­ным об­ра­зом на уче­ни­ях, са­мы­ми гран­ди­оз­ны­ми из ко­то­рых ста­ли Боль­шие Ки­ев­ские Ма­нев­ры 1935 го­да.

Ле­том 1939 го­да со­вет­ские ФАИ при­шлось за­дей­ст­во­вать при от­ра­же­нии япон­ской аг­рес­сии на ре­ке Хал­хи­н-Гол, где лег­кие бро­не­ав­то­мо­би­ли хо­ро­шо по­ка­за­ли се­бя. Дей­ст­во­вав­ший в Мон­го­лии 57-й Осо­бый кор­пус рас­по­ла­гал зна­чи­тель­ны­ми бро­не­тан­ко­вы­ми си­ла­ми (в том чис­ле 167 ФАИ и БА-20) и вме­сте с час­тя­ми 11-й тан­ко­вой бри­га­ды ему уда­лось не толь­ко сдер­жать на­тиск япо­но-мань­чжур­ской ар­мии, но и пе­рей­ти в на­сту­п­ле­ние. На про­тя­же­нии мая-сен­тяб­ря 1939 го­да лег­кие бро­не­ма­ши­ны ис­поль­зо­ва­лись для са­мых раз­но­об­раз­ных це­лей: ве­де­ния раз­вед­ки, пе­ре­воз­ки ра­не­ных, дос­тав­ки про­до­воль­ст­вия и т.д. В ря­де слу­ча­ев ФАИ при­хо­ди­лось за­дей­ст­во­вать для под­держ­ки пе­хо­ты. Об­щие по­те­ри вы­гля­де­ли сле­дую­щим об­ра­зом:

  • 5-я стрел­ко­во-пу­ле­мет­ная бри­га­да — 1 сго­рел и 2 раз­би­ты;
  • 9-я от­дель­ная мо­то­бро­не­бри­га­да — 3 сго­ре­ли и 1 ос­тав­лен на тер­ри­то­рии про­тив­ни­ка;
  • 11-я тбр — 2 сго­ре­ли, 7 раз­би­ты и от­прав­ле­ны на за­вод;
  • 12-й от­дель­ный ба­таль­он свя­зи — 1 сго­рел;
  • 36-я мо­то­стрел­ко­вая ди­ви­зия — 4 раз­би­ты ар­тил­ле­ри­ей.

Та­ким об­ра­зом, без­воз­врат­но бы­ло по­те­ря­но 14 ма­шин, ещё 5 тре­бо­ва­ли те­ку­ще­го ре­мон­та, 15 — сред­не­го и 7 — ка­пи­таль­но­го. Об­щий итог ис­поль­зо­ва­ния ФАИ мож­но оце­нить как по­ло­жи­тель­ный, но слиш­ком тон­кая бро­ня и не­дос­та­точ­ная про­хо­ди­мость по мяг­ко­му грун­ту и пес­ку де­ла­ли из этой ма­ши­ны лег­кую цель для япон­ской ар­тил­ле­рии и тан­ков.

Ко вре­ме­ни со­вет­ско-фин­ской вой­ны 1939-1940 гг. чис­ло ста­рых бро­не­ма­шин силь­но со­кра­ти­лось, по­это­му ис­поль­зо­ва­ние ФАИ но­си­ло эпи­зо­ди­че­ский ха­рак­тер. На­при­мер, в со­ста­ве 8-й ар­мии име­лось все­го две ма­ши­ны это­го ти­па, при­чем од­на ма­ши­на бы­ла бро­ше­на на тер­ри­то­рии про­тив­ни­ка и дос­та­лась фин­нам в ка­че­ст­ве тро­фе­ев.

В хо­де лет­не-о­сен­не­го на­сту­п­ле­ния 1941 го­да фин­ские вой­ска за­хва­ти­ли ещё не­сколь­ко ФАИ, часть из ко­то­рых бы­ла при­год­на для даль­ней­шей экс­плуа­та­ции. Два бро­не­ав­то­мо­би­ля от­ре­мон­ти­ро­ва­ли и впо­след­ст­вии ис­поль­зо­ва­ли для по­ли­цей­ских функ­ций, сдав их на слом лишь 1951 го­ду.

По со­стоя­нию на 1 ию­ня 1941 го­да ФАИ и ФАИ-М име­лись в сле­дую­щих во­ен­ных ок­ру­гах:

  • За­бай­каль­ский ВО — 104;
  • Мо­с­ков­ский ВО — 9;
  • Ле­нин­град­ский ВО — 41;
  • За­пад­ный ОВО — 21;
  • При­бал­тий­ский ОВО — 6;
  • Ор­лов­ский ВО — 2;
  • Одес­ский ВО — 18;
  • Харь­ков­ский ВО — 2;
  • Се­ве­ро-Кав­каз­ский ВО — 4;
  • За­кав­каз­ский ВО — 3;
  • При­волж­ский ВО — 5;
  • Ураль­ский ВО — 3;
  • Ар­хан­гель­ский — 1;
  • на скла­дах — 18.

В об­щей слож­но­сти име­лось 428 ма­ши­ны обе­их ва­ри­ан­тов, од­на­ко лишь 4 из них бы­ли пол­но­стью год­ны­ми к даль­ней­шей экс­плуа­та­ции, а 127 ма­шин тре­бо­ва­ли сред­не­го или ка­пи­таль­но­го ре­мон­та и ис­поль­зо­вать­ся в бое­вых дей­ст­ви­ях не мог­ли.

Об их бое­вом при­ме­не­нии в кам­па­нии 1941 го­да ска­зать что-ли­бо весь­ма труд­но, по­сколь­ку в от­че­тах их за­час­тую не от­де­ля­ли от БА-20. С оп­ре­де­лен­ной уве­рен­но­стью мож­но го­во­рить лишь о бро­не­ма­ши­нах при­гра­нич­ных во­ен­ных ок­ру­гов, ко­то­рые в пол­ном со­ста­ве бы­ли ос­тав­ле­ны на тер­ри­то­рии, за­ня­той про­тив­ни­ком. К кон­цу го­да ФАИ в час­тях пер­вой ли­нии прак­ти­че­ски не ос­та­лось. Из со­хра­нив­ших­ся све­де­ний име­ют­ся дан­ные толь­ко по 5-й ар­мии За­пад­но­го фрон­та, где на 9 де­каб­ря чис­ли­лось 26 бро­не­ав­то­мо­би­лей ФАИ и БА-20 без ука­за­ния их мо­ди­фи­ка­ций. Доль­ше все­го ФАИ про­дер­жа­лись в За­бай­ка­лье — здесь на 23 сен­тяб­ря 1942 го­да в со­ста­ве фрон­та име­лось 14 ма­шин, од­на­ко к на­ча­лу со­вет­ско­го на­сту­п­ле­ния в Мань­чжу­рии все они бы­ли спи­са­ны.

О ко­ли­че­ст­ве тро­фей­ных ФАИ точ­ной ин­фор­ма­ции нет. Из­вест­но толь­ко, что ле­том-о­се­нью 1941 го­да, не­сколь­ко де­сят­ков лег­ких бро­не­ав­то­мо­би­лей бы­ло за­хва­че­но не­мец­кой и ру­мын­ской ар­мия­ми. Боль­шин­ст­во из них на­хо­ди­лось в не­бое­спо­соб­ном со­стоя­нии, ли­бо бы­ло раз­би­ты в бо­ях или со­жже­ны свои­ми же эки­па­жа­ми. Од­на­ко, по мень­шей ме­ре, 30 (по дру­гим дан­ным — до 50) лег­ких бро­не­ма­шин бы­ли впол­не при­год­ны для даль­ней­ше­го ис­поль­зо­ва­ния. Часть за­хва­чен­ных бро­не­ма­шин под­вер­глась ре­мон­ту, по­сле ко­то­ро­го ФАИ от­пра­ви­ли в учеб­ные и ох­ран­ные под­раз­де­ле­ния. По всей ви­ди­мо­сти, один из по­след­них тро­фей­ных ФАИ ис­поль­зо­вал­ся час­тя­ми вер­мах­та при по­дав­ле­нии Вар­шав­ско­го вос­ста­ния 1944 го­да. В ав­гу­сте эта ма­ши­на бы­ла за­хва­че­на по­ля­ка­ми и вое­ва­ла про­тив нем­цев.

Един­ст­вен­ны­ми стра­на­ми, ку­да бы­ли экс­пор­ти­ро­ва­ны ФАИ, бы­ли Ис­па­ния и Мон­го­лия.

Осе­нью 1936 го­да, рам­ках по­мо­щи рес­пуб­ли­кан­ско­му пра­ви­тель­ст­ву, бы­ла дос­тав­ле­на пар­тия из 20 бро­не­ав­то­мо­би­лей ФАИ. Пер­вый бой эти ма­ши­ны при­ня­ли в ок­тяб­ре, ко­гда сме­шан­ная бро­не­тан­ко­вая груп­па под ко­ман­до­ва­ни­ем пол­ков­ни­ка Кри­во­шеи­на (23 Т-26, 6 БА-6 и 3 ФАИ) ус­пеш­но ата­ко­ва­ла и раз­гро­ми­ла фран­ки­стов под г. Валь­де­ма­ро. В даль­ней­шем лег­кие бро­не­ма­ши­ны ис­поль­зо­ва­лись пре­иму­ще­ст­вен­но на цен­траль­ных уча­ст­ках фрон­та как для ве­де­ния раз­вед­ки, так и для под­держ­ки пе­хо­ты.

Вме­сте с тем, эки­па­жи жа­ло­ва­лись на тес­но­ту внут­ри бое­во­го от­де­ле­ния, тон­кую бро­ню и от­кро­вен­но сла­бое воо­ру­же­ние. ФАИ ока­зал­ся хо­рош толь­ко про­тив пе­хо­ты, не имею­щей тя­же­ло­го воо­ру­же­ния и про­ти­во­тан­ко­вых средств. В ос­таль­ных слу­ча­ях бро­ня со­вет­ской ма­ши­ны не вы­дер­жи­ва­ла по­па­да­ний пуль ка­либ­ром бо­лее 9 мм, а про­тив вра­же­ских бро­не­ав­то­мо­би­лей и тан­ков пу­ле­мет ДТ был про­сто бес­по­ле­зен. Всё это при­ве­ло к то­му, что уже на 10 сен­тяб­ря 1937 го­да у рес­пуб­ли­кан­цев ос­та­лось все­го три ФАИ, на­хо­див­ших­ся в Ал­ка­ле в рас­по­ря­же­нии шта­ба од­ной из бри­гад. Ос­таль­ные бы­ли унич­то­же­ны, ли­бо ста­ли тро­фея­ми фран­ки­стов. Лег­кие бро­не­ав­то­мо­би­ли при­ме­ня­лись вплоть до за­вер­ше­ния бое­вых дей­ст­вий в фев­ра­ле 1939 го­да, по­сле че­го ос­тав­шие­ся ФАИ пе­ре­ве­ли в раз­ряд учеб­ных.

В со­ста­ве мон­голь­ской ар­мии бро­не­ав­то­мо­би­ли ФАИ поя­ви­лись ле­том 1936 го­да. Все­го их дос­та­ви­ли 15 еди­ниц и рас­пре­де­ли­ли ме­ж­ду бро­не­вы­ми эс­кад­ро­на­ми ка­ва­ле­рий­ских ди­ви­зий. Хо­тя по шта­ту ка­ж­дый эс­кад­рон дол­жен был иметь по 9 БА-6 и ФАИ, фак­ти­че­ское ко­ли­че­ст­во лег­ких бро­не­ма­шин ока­за­лось го­раз­до мень­ше. К вес­не 1939 го­да МНРА сфор­ми­ро­ва­ла во­семь кав­ди­ви­зий, но в ка­кие имен­но бы­ли на­прав­ле­ны ФАИ ос­та­ет­ся не из­вест­ным. По край­ней ме­ре, в со­ста­ве 6-й и 8-й ка­ва­ле­рий­ских ди­ви­зий, при­ни­мав­ших уча­стие в вой­не с япон­ца­ми в мае-сен­тяб­ре 1939 го­да, лег­кие бро­не­ав­то­мо­би­ли не ис­поль­зо­ва­лись.

Читать еще:  Файлы ПТРС-41 - противотанковое ружьё

Материалы данного раздела получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознаного нарушения авторских прав, информация будет убрана, после получения соответсвующей просьбы, от авторов или издателей, в письменном виде.

Легкий пулеметный бронеавтомобиль ФАИ-М

Максим Коломиец

(М-Хобби №6 за 1999 год)

Материал предоставлен: Андрей Алексеев

К концу 20-х годов стало ясно, что одного только пушечного бронеавтомобиля БА-27 для Красной Армии недостаточно. Требовался легкий пулеметный броневик для разведки и связи. В качестве базы для такой машины было решено использовать шасси легкового автомобиля Форд-А, выпуск которого (сборку из американских комплектов деталей) предполагалось начать на заводе «Гудок Октября» в Нижнем Новгороде. Это шасси имело неплохие характеристики: оно отличалось малой массой, простотой и хорошей проходимостью.

Разработку бронированного варианта Форд-А вело опытно-конструкторское и испытательное бюро под руководством Н.Дыренкова и научно-технический комитет Управления моторизации и механизации (НТК УММ РККА). Изготовление трех опытных образцов началось на Ижорском заводе в сентябре 1930 года. Однако «из-за загруженности завода текущими заказами УММ и нехватки кадров», броневики были готовы только в январе 1931 года.

Внешне все машины (в документах именуются как «Форд-А с броней» или «колесные танкетки») были очень похожи. Они представляли собой броневые ящики без крыши, смонтированные на шасси Форд-А и вооруженные двумя пулеметами каждая (один пулемет размещался в лобовом листе справа от водителя, а другой — на штыревой установке в центре броневого кузова).

Параллельно с разработкой броневых Фордов, на том же шасси были изготовлены два бронеавтомобиля но проекту Н.Дыренкова. Они получили индексы Д-8 и Д-12 и различались, главным образом, установкой вооружения. Д-8 имел пулемет ДТ, который мог устанавливаться в одно из четырех пулеметных гнезд, а Д-12, кроме этого, еще и авиационную турель с зенитным пулеметом на крыше корпуса. В феврале 1931 года машины были осмотрены комиссией НТК УММ РККА. В заключении комиссии говорилось: «Признать, что бронеавтомобили Д-8 и Д-12 не удовлетворяют требованиям, предъявляемым к легким разведывательным автомобилям ввиду неудобства пользования вооружением, плохой видимости для водителя и перегрузки передней оси».

Тем не менее, после небольших доработок эти бронеавтомобили были рекомендованы для серийного производства — ведь ничего другого просто не было, а армия нуждалась в новой технике. В течение 1932-1934 годов Ижорский завод изготовил несколько десятков таких броневиков.

В ходе работ по выпуску Д-8 и Д-12 конструкторы Ижорского завода разработали башенный броневик, получивший обозначение ФАИ (Форд-А Ижорский). Как видно из названия, в качестве базы использовали все то же шасси Форда, производство которого наладили на Нижегородском автомобильном заводе. Новая перспективная компоновка машины привела к значительному увеличению ее высоты (до 2240 мм) и массы, достигшей 2 тонн. Тем не менее, боевые качества и удобство работы экипажа в новом броневике значительно улучшились.

Производство ФАИ началось в 1933 году на Ижорском заводе в Ленинграде, затем было передано на Выксинский за под дробильно-размолоточного оборудования (г. Выкса Горьковской области), где и продолжалось до 1936 года. Всего за это время было выпушено 676 броневиков, причем с 1934 года использовалось уже отечественное шасси ГАЗ-А — лицензионный вариант Форд-А. В 1936 году ФАИ сменил в производстве бронеавтомобиль БА-20, разработанный на более мощном и надежном легковом шасси ГАЗ-М1.

ФАИ поступали на вооружение танковых частей Красной Армии и по состоянию на 25 марта 1936 года в семи (из 13) военных округах имелось 574 таких броневика. Больше всего их было в Киевском (129 машин), Белорусском (113 машин) и Забайкальском военных округах. Эти машины поставлялись и на экспорт — в Монголию и Испанию, а также участвовали во всех военных конфликтах, которые вел СССР и 30-е годы.

Однако, стремление усилить бронезащиту и вооружение легких броневиков неизбежно приводило и к увеличению боевой массы. Стандартное легковое шасси уже не могло выдерживать такую нагрузку — на ФАИ она превосходила номинальную примерно па 40%. В результате, проходимость машины была довольно низкой на грунтовых дорогах (особенно в весенне-осенний период) и полностью отсутствовала па пересеченной местности.

В 1934 году появился трехосный автомобиль ГАЗ-ТК, спроектирован-ный на Горьковском автозаводе как самоходное шасси для 76-мм динамо-реактивной пушки конструкции Л.В.Курчевского. По сути, машина эта была все тем же ГАЗ-А, но к его удлиненной раме на поперечной рессоре была подвешена третья ведущая ось и применены в главной передаче конические шестерни с большим передаточным числом для обеспечения лучших тяговых качеств при слабом 40-сильном двигателе ГАЗ-А.

Появилась надежда, что новое шасси может решить проблему боевой ценности легкого бронеавтомобиля, повысив его проходимость и динамические качества. В 1935 году на ГАЗ-ТК установили удлиненный корпус ФАИ. При том же вооружении и броне, новый бронеавтомобиль ГАЗ-ТК имел более просторное боевое отделение, что позволило оборудовать его радиостанцией и ввести третьего члена экипажа — радиста. Однако из-за возросшей боевой массы и неудачной конструкции самого шасси ГАЗ-ТК остался только в опытном экземпляре.

К 1939 году большая часть ФАИ, находившихся в войсках, были сильно изношены в результате длительной эксплуатации. Запасных частей для ремонта также не хватало — ГАЗ-А был снят с производства в 1935 году. Выход из создавшегося положения был найден путем перестановки броневого корпуса ФАИ па шасси ГАЗ-М1. Впервые подобную операцию провели на рембазе №6 в 1938 году. В ноябре 1938 — январе 1939 года такой броневик, получивший обозначение ФАИ-М, прошел испытания на НИИ БТ полигоне в подмосковной Кубинке.

Читать еще:  Новости ИСУ-152 - 152-мм самоходная артиллерийская установка

Бронекорпус с шасси ГАЗ-А был переставлен на шасси М-1 с усиленной накладками передней осью. Так как длина рамы М-1 была значительно больше длины броневого корпуса ФАИ, то задняя часть рамы и бензобак забронировали дополнительными листами, приваренными к заднему броневому листу корпуса. Всего на испытаниях ФАИ-М прошел 3180 километров по шоссе и проселочным дорогам. Несмотря на то, что боевая масса машины увеличилась и достигла 2280 кг, благодаря более мощному двигателю динамические качества даже несколько выросли. Например, максимальная скорость по асфальтовому шоссе составляла 83,1 км/ч.

В заключении комиссии, проводившей испытание броневика, говорилось: «Модернизация ФАИ путем постановки корпуса на шасси М-1 делает его по своим динамическим качествам равноценным с БА-20. Однако применение ФАИ-М будет ограниченно ввиду наличия неполноценного бронирования. Корпус по конструкции и качеству уступает БА-20. При серийной модернизации необходимо внести следующие изменения:

1. Усилить передний мост.

2. Провести герметизацию корпуса (от жидких ОВ и т.п.).

3. Увеличить запас хода путем установки дополнительного бензобака.

Все перечисленные изменения должны быть осуществлены при серийной модернизации и только после этого бронеавтомобиль ФАИ-М может быть принят для эксплуатации в РККА как дополнительный тип к основному БА-20″.

Неизвестно, были ли внесены все вышеперечисленные изменения, но со второй половины 1939 года на ремба-зах Народного комиссариата обороны начались работы по модернизации ФАИ. Сколько всего ФАИ было переставлено на шасси ГАЗ-М1 автору не известно. Достоверно можно сказать лишь то, что этой операции подверглись далеко не все броневики.

К началу Великой Отечественной войны в частях Красной Армии числилось 376 ФАИ и ФАИ-М (в документах того периода не проводилось четкого деления на ФАИ и ФАИ-М). Известно, что к 22 июня 1941 года небольшое число машин этого типа имелось в 34-й танковой дивизии (8-й механизированный корпус), 24-й танковой дивизии (10-й механизированный корпус), 17-й танковой дивизии (5-й механизированный корпус) и в некоторых других частях. Практически все они были потеряны в первые месяцы войны, хотя отдельные бронеавтомобили этого типа встречаются в списках танковых частей Красной Армии весной-летом 1942 года.

Летом-осенью 1941 года несколько трофейных ФАИ-М досталось финнам. Не обманываясь их боевой ценностью, те использовали наши легкие броневики преимущественно в полицейских и учебных частях. В финской армии ФАИ-М прослужили до 1950 года.

Комментарии к чертежам

Чертежи были выполнены с использованием обмеров подлинного бронекорнуса ФАИ-М, любезно предоставленного для этой цели военно-историческим клубом «РККА» (их электронный адрес: www.rkka.msk.ru). К сожалению, интерьер машины практически не сохранился, поэтому сейчас проблематично его достоверно воспроизвести в чертежах или на модели. В процессе восстановления машины были заново изготовлены двери боевого отделения

— они отличаются от оригинальных. Правильные двери — на чертеже. На ФАИ-М от «РККА» установлен кронштейн звукового сигнала на левом борту. Причем, установлен не в ходе реставрации, а еще «при жизни» машины. Такой способ установки «гудка» уникален и не встречается больше ни на одной из известных архивных фотографий ФАИ-М. Возможно, как это, так и другие подобные мелкие отличия разных машин данного типа объясняются тем, что ФАИ-М модернизировались непосредственно рембазами воинских частей, а не строились серийно на заводе. Конечно, из центра рассылались руководства по такой переделке (объемом около 5 страниц), но все же, все же.

На фотографиях ФАИ, ФАИ-М, БА-3 и БА-6 встречаются два типа боковых люков для доступа к двигателю

— складной двустворчатый и одностворчатый (на чертеже). В первом случае замки верхнего капота двигателя размещались на передних наклонных

бронелистах (как на БА-6 в М-Хобби №3/99), а во втором — по бокам, и их барашковые гайки служили одновременно фиксаторами открытого положения бортовых люков, имевших для этой цели специальные кронштейны (так на чертеже).

Корпуса ФАИ и ФАИ-М, естественно, идентичны, но для установки на шасси «эмки» приходилось заменять нижние треугольные бронелисты для сопряжения с автомобильной рамой иной конфигурации и ширины. Новые листы устанавливались на заклепках под более пологим углом к бортам корпуса. На заклепках же, при помощи уголковых накладок, пристыковывался и защищавший заднюю часть рамы и бензобак «хвост». На одном только опытном ФАИ-М вышеупомянутые бронедетали были приварены, в войсках же была доступнее технология клепки.

Обратите внимание на асимметричное расположение задней смотровой щели в башне и пулестойкой гайки на бронеколпаке башенного люка (она была смещена к корме на 20 мм).

ФАИ-М ездили на обычной «эмовской» резине 7,00-16″ с шоссейным рисунком протектора. В зависимости от времени выпуска партии шин, на них была надпись или «Ярославский резинокомбинат», или «Ярославский шинный завод». Применялись и так называемые «шины ГК» с наполнителем из губчатой резины. Колеса с ГК внешне отличались лишь отсутствием ниппелей для подкачивания камеры. На колесных дисках у ГАЗ-М1 были декоративные колпаки. На некоторых фотографиях броневиков колпаки видны, но в основном обходились без них — удерживались они на диске пружинящими пластинками, и достаточно было пару раз «приложиться» боковиной колеса об «элементы рельефа дороги», чтобы этих выступающих за габариты деталей лишиться. Да и колесо удобнее снимать-ставить без колпаков.

Передние фонарики «эмки» (не считайте их поворотниками, в те времена «об этих глупостях» не помышляли — они выполняли, преимущественно, декоративную функцию) и правый стоп-сигнал на строевых броневиках отсутствовали.

Ящик для мелкого инструмента был, как правило, один — на левой подножке. Но это отнюдь не догма — ездили ФАИ-М и с зеркальным его расположением, и вообще с двумя. Из шанцевого инструмента снаружи предполагалось возить лопату, топор и лом. Лопата лежала по диагонали на «хвосте», топор и лом теоретически (и на опытном ФАИ-М) крепились к заднему бронелисту, аналогично тому, как это делалось на обычном ФАИ. У ФАИ-М там тоже есть некие скобочки, но вот как к ним могли бы что привязать, мне не ясно. Разве веревочками. Похоже, и в 40-е годы этот вопрос у кого-то возникал — ни на одной фотографии топора с ломом не видать.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector