4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

БМ-13 «Катюша» — 132-мм реактивная система залпового огня

Проект БМ-13. Загадки и легенды (Реактивная Система Залпового Огня БМ-13-16 «Катюша»)

Знаменитая «катюша» оставила свой незабываемый след в истории Великой Отечественной войны с тех самых пор, как 14 июля 1941 года это секретное оружие под командованием капитана И. А. Флерова буквально стерло с лица земли вокзал в городе Орше вместе с находившимися на нем немецкими эшелонами с войсками и техникой. Первые образцы реактивных снарядов, запускаемых с передвижного носителя (машины на базе грузового автомобиля «ЗИС-5»), испытывали на советских полигонах с конца 1938 г. 21 июня 1941 года их продемонстрировали руководителям Советского правительства, и буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов и пусковой установки, получившей официальное название «БМ-13».

Это было воистину оружие небывалой силы — дальность полета снаряда достигала восьми с половиной километров, а температура в эпицентре взрыва — полутора тысяч градусов. Немцы неоднократно пытались захватить образец русской чудо-техники, но экипажи «катюш» строжайше выдерживали правило — попасть в руки врага им было нельзя. На критический случай машины были снабжены механизмом самоликвидации. От тех легендарных установок идет, по сути, вся история российской ракетной техники. А реактивные снаряды для «катюш» разработал Владимир Андреевич Артемьев.

Он родился в 1885 году в Петербурге в семье военнослужащего, окончил петербургскую гимназию и ушел добровольцем на Русско-японскую войну. За мужество и храбрость был произведен в младшие унтер-офицеры и награжден Георгиевским крестом, затем окончил Алексеевское юнкерское училище. В начале 1920 года Артемьев познакомился с Н. И. Тихомировым и стал его ближайшим помощником, однако в 1922 году на волне общей подозрительности к бывшим офицерам царской армии был заключен в концлагерь. Вернувшись с Соловков, продолжил заниматься совершенствованием реактивных снарядов, работу над которыми начал еще в двадцатых годах и прервал в связи с арестом. В период Великой Отечественной войны им было сделано много ценных изобретений в области военной техники.

После войны В. А. Артемьев, будучи главным конструктором ряда научно-исследовательских и проектных институтов, создавал новые образцы ракетных снарядов, был награжден орденами Трудового Красного Знамени и Красной Звезды, являлся лауреатом Сталинских премий. Умер 11 сентября 1962 г. в Москве. Его имя есть на карте Луны: в память о создателе «катюши» назван один из кратеров на ее поверхности.

«Катюша» — неофициальное собирательное название боевых машин реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм). Такие установки активно использовались СССР во время Второй мировой войны.

После принятия на вооружение авиации 82-мм реактивных снарядов класса «воздух-воздух» РС-82 (1937 год) и 132-мм реактивных снарядов класса «воздух-земля» РС-132 (1938 год) Главное артиллерийское управление поставило перед разработчиком снарядов – Реактивным НИИ – задачу создания реактивной полевой системы залпового огня на основе снарядов РС-132. Уточненное тактико-техническое задание было выдано институту в июне 1938 года.

В соответствии с этим заданием к лету 1939 года институт разработал новый 132-мм осколочно-фугасный снаряд, получивший позднее официальное название М-13. По сравнению с авиационным РС-132 этот снаряд имел большую дальность полета и значительно более мощную боевую часть. Увеличение дальности полета было достигнуто за счет увеличения количества ракетного топлива, для этого потребовалось удлинить ракетную и головную части реактивного снаряда на 48 см. Снаряд М-13 имел несколько лучшие, чем РС-132, аэродинамические характеристики, что позволило получить более высокую кучность.

К снаряду была разработана также самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант был создан на базе грузового автомобиля ЗИС-5 и обозначался МУ-1 (механизированная установка, первый образец). Проведенные в период с декабря 1938 года по февраль 1939 года полигонные испытания установки показали, что она не в полной мере отвечает поставленным требованиям. С учетом результатов испытаний Реактивный НИИ разработал новую пусковую установку МУ-2, которая в сентябре 1939 года была принята Главным артиллерийским управлением для полигонных испытаний. По результатам окончившихся в ноябре 1939 года полигонных испытаний институту были заказаны пять пусковых установок для проведения войсковых испытаний. Еще одну установку заказало Артиллерийское управление Военно-Морского Флота для использования ее в системе береговой обороны.

21 июня 1941 года установка была продемонстрирована руководителям ВКП(6) и Советского правительства, и в тот же день, буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны, было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 (боевая машина 13).

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе «Компрессор». Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

В ходе войны производство пусковых установок в срочном порядке было развернуто на нескольких предприятиях, обладавших различными производственными возможностями, в связи с этим в конструкцию установки вносились более или менее существенные изменения. Таким образом, в войсках использовалось до десяти разновидностей пусковой установки БМ-13, что затрудняло обучение личного состава и отрицательно сказывалось на эксплуатации боевой техники. По этим причинам была разработана и в апреле 1943 года принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н, при создании которой конструкторы критически проанализировали все детали и узлы в целях повышения технологичности их производства и снижения стоимости, в результате чего все узлы получили самостоятельные индексы и стали универсальными.

В состав БМ-13″Катюша» входят следующие боевые средства:

Боевая машина (БМ) МУ-2 (МУ-1) ;
Реактивные снаряды .

Реактивный снаряд М-13:

Снаряд М-13 (см. схему) состоит из головной части и порохового реактивного двигателя. Головная часть по своей конструкции напоминает артиллерийский осколочно-фугасный снаряд и снаряжена зарядом взрывчатого вещества, для подрыва которого используются контактный взрыватель и дополнительный детонатор. Реактивный двигатель имеет камеру сгорания, в которой помещен пороховой метательный заряд в виде цилиндрических шашек с осевым каналом. Для воспламенения порохового заряда используются пирозапалы. Образующиеся при горении пороховых шашек газы истекают через сопло, перед которым расположена диафрагма, препятствующая выбросу шашек через сопло. Стабилизация снаряда в полете обеспечивается с помощью хвостового стабилизатора с четырьмя перьями, сваренными из стальных штампованных половинок. (Такой способ стабилизации обеспечивает более низкую кучность по сравнению со стабилизацией вращения вокруг продольной оси, однако позволяет получить большую дальность полета снаряда. Кроме того, использование оперенного стабилизатора весьма существенно упрощает технологию производства реактивных снарядов).

Дальность полета снаряда М-13 достигала 8470 м, но при этом имело место весьма значительное рассеивание. По таблицам стрельбы 1942 года, при дальности стрельбы 3000 м боковое отклонение составляло 51 м, а по дальности — 257 м.

В 1943 году был разработан модернизированный вариант реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК (улучшенной кучности). Для повышения кучности стрельбы у снаряда М-13-УК в переднем центрирующем утолщении ракетной части выполнены 12 тангенциально расположенных отверстий, через которые во время работы ракетного двигателя выходит часть пороховых газов, приводящая снаряд во вращение. Хотя дальность полета снаряда при этом несколько уменьшилась (до 7,9 км), улучшение кучности привело к уменьшению площади рассеивания и к возрастанию плотности огня в 3 раза по сравнению со снарядами М-13. Принятие снаряда М-13-УК на вооружение в апреле 1944 года способствовало резкому увеличению огневых возможностей реактивной артиллерии.

Читать еще:  Фотографии Палаш кирасирский солдатский обр. 1810 г.

Пусковая установка РСЗО»Катюша»:

К снаряду разработана самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант — МУ-1 на базе грузового автомобиля ЗИС-5 — имел 24 направляющих, установленных на специальной раме в поперечном положении по отношению к продольной оси автомобиля. Ее конструкция позволила производить пуск реактивных снарядов только перпендикулярно продольной оси автомашины, причем струи горячих газов повреждали элементы установки и корпус ЗИС-5. Не обеспечивалась также безопасность при управлении огнем из кабины водителя. Пусковая установка сильно раскачивалась, что ухудшало кучность стрельбы реактивных снарядов. Заряжание пусковой установки с передней части направляющих производить было неудобно и требовало много времени. Автомашина ЗИС-5 имела ограниченную проходимость.

Более совершенная пусковая установка МУ-2 (см. схему) на базе грузового автомобиля повышенной проходимости ЗИС-6 имела 16 направляющих, расположенных вдоль оси автомобиля. Каждые две направляющие соединялись, образуя единую конструкцию, именовавшуюся «спаркой». В конструкцию установки был введен новый узел – подрамник. Подрамник позволил вести сборку всей артиллерийской части пусковой установки (как единого агрегата) на нем, а не на шасси, как было ранее. В собранном виде артиллерийская часть относительно легко монтировалась на шасси любой марки автомобиля при минимальной доработке последней. Созданная конструкция позволила уменьшить трудоемкость, время изготовления и стоимость пусковых установок. Вес артиллерийской части был снижен на 250 кг, стоимость – более чем на 20 процентов.Существенно повышены были и боевые и эксплуатационные качества установки. За счет введения бронирования бензобака, бензопровода, боковых и задней стенок кабины водителя была повышена живучесть пусковых установок в бою. Был увеличен сектор обстрела, повысилась устойчивость пусковой установки в походном положении, усовершенствованные подъемный и поворотный механизмы позволили увеличить скорость наведения установки на цель. Перед пуском боевая машина МУ-2 поддомкрачивалась аналогично МУ-1. Силы, раскачивающие пусковую установку, благодаря расположению направляющих вдоль шасси автомашины, прилагались по ее оси на два домкрата, находившиеся вблизи центра тяжести, поэтому раскачивание стало минимальным. Заряжание в установке производилось с казенной части, то есть с заднего конца направляющих. Это было удобнее и позволяло значительно ускорить операцию. Установка МУ-2 имела поворотный и подъемный механизмы простейшей конструкции, кронштейн для крепления прицела с обычной артиллерийской панорамой и большой металлический бак для горючего, установленный сзади кабины. Стекла кабины закрывались броневыми откидными щитами. Напротив сиденья командира боевой машины на передней панели был смонтирован небольшой прямоугольный ящичек с вертушкой, напоминающий диск телефонного аппарата, и рукояткой для поворачивания диска. Этот прибор носил название «пульт управления огнем» (ПУО). От него шел жгут проводов к специальному аккумулятору и к каждой направляющей.

Пусковая установка БМ-13 «Катюша» на шасси Studebaker (6×4)

При одном обороте рукоятки ПУО происходило замыкание электроцепи, срабатывал пиропатрон, помещенный в передней части ракетной камеры снаряда, воспламенялся реактивный заряд и происходил выстрел. Темп стрельбы определялся темпом вращения рукоятки ПУО. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7—10секунд. Время перевода пусковой установки МУ-2 из походного в боевое положение составляло 2-3 минуты, угол вертикального обстрела находился в пределах от 4° до 45°, угол горизонтального обстрела составлял 20°.

Конструкция пусковой установки допускала ее передвижение в заряженном состоянии с довольно высокой скоростью (до 40 км/ч) и быстрое развертывание на огневой позиции, что способствовало нанесению внезапных ударов по противнику.

Существенным фактором, повышающим тактическую мобильность частей реактивной артиллерии вооруженных установками БМ-13Н, стало то, что в качестве базы для пусковой установки был использован мощный американский грузовой автомобиль «Студебеккер US 6х6», поставлявшийся в СССР по ленд-лизу. Этот автомобиль имел повышенную проходимость, обеспечивающуюся мощным двигателем, тремя ведущими осями (колесная формула 6х6), демультипликатором, лебедкой для самовытаскивания, высоким расположением всех частей и механизмов, чувствительных к воздействию воды. Созданием этой пусковой установки была окончательно завершена отработка серийной боевой машины БМ-13. В таком виде она и провоевала до конца войны.

Испытания и эксплуатация

Первая батарея полевой реактивной артиллерии, отправленная на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года под командованием капитана И.А.Флерова, была вооружена семью установками, изготовленными Реактивным НИИ. Своим первым залпом в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года батарея стерла с лица земли железнодорожный узел Орша вместе с находившимся на нем немецкими эшелонами с войсками и боевой техникой.

Исключительная эффективность действий батареи капитана И. А. Флерова и сформированных вслед за ней еще семи таких батарей способствовали быстрому наращиванию темпов производства реактивного вооружения. Уже с осени 1941 года на фронтах действовало 45 дивизионов трехбатарейного состава по четыре пусковых установки в батарее. Для их вооружения в 1941 году было изготовлено 593 установки БМ-13. По мере поступления боевой техники от промышленности началось формирование полков реактивной артиллерии, состоявших из трех дивизионов, вооруженных пусковыми установками БМ-13 и зенитного дивизиона. Полк имел 1414 человек личного состава, 36 пусковых установок БМ-13 и 12 зенитных 37-мм пушек. Залп полка составлял 576 снарядов калибра 132мм. При этом живая сила и боевая техника противника уничтожалась на площади свыше 100 гектаров. Официально полки назывались гвардейскими минометными полками артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.

Реактивная система залпового огня БМ-13 «Катюша»

Создание легендарной «Катюши» началось летом 1933 года, когда сотрудниками Ракетного НИИ (позднее НИИ-3) были развернуты работы по созданию твердотопливных ракетных снарядов калибра 82-мм и 132-мм. В июле 1938 года на вооружение ВВС РККА были приняты неуправляемые твердотопливные 132-мм снаряды РС-132, которые стали основой для разработки реактивных снарядов М-13. 5 июля 1938 года в НИИ-3 была начата разработка пусковых устройств для наземного запуска снарядов РХС(РОФС)-132 (будущих М-13).

В августе 1939 года инженеры В. Н. Галковский и А. П. Павленко разработали проект механизированной пусковой установки МУ-2 (с продольным расположением направляющих) на шасси грузовика ЗиС-6. 25 декабря 1939 года 132-мм реактивный снаряд М-13 и метательная установка МУ-2 были одобрены Главным артиллерийским управлением (ГАУ) к войсковым испытаниям, и к 1941 году в мастерских НИИ-3 было изготовлено 7 опытных реактивных установок.

17 июня 1941 года на Софринском полигоне был произведен показ опытных реактивных установок наркому обороны С. К. Тимошенко, начальнику ГАУ Г. И. Кулику и наркому вооружений Д. Ф. Устинову. 21 июня, за день до начала Великой Отечественной войны, И. В. Сталин подписал Постановление СНК СССР о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и боевых машин М-13-16 (16 ракет в одной пусковой установке), а также о начале формирования ракетных войсковых частей.

28 июня 1941 года в Москве в 1-ом Московском Краснознаменном артиллерийском училище была сформирована первая (экспериментальная) батарея (Особая батарея РГК) под командованием капитана И. А. Флерова. В батарею включили пять машин с реактивными установками М-13-16, одну 122-мм гаубицу, сорок четыре автомашины и шестьсот 132-мм реактивных снарядов М-13. 2 июля батарея Флерова выдвинулась на Западный фронт. 3 июля, находясь на Бородинском поле, солдаты и офицеры батареи дали клятву: ни при каких обстоятельствах не сдавать врагу новую, секретную технику. Под капотами М-13-16 были заложены взрывные устройства, и расчеты были готовы взорвать себя вместе с «Катюшами», но не отдать врагу для изучения новейшее оружие.

Читать еще:  Палаш кавалергардский обр. 1799 г. для ношения при вицмундире

14 июля в 15 часов 15 минут с дистанции 5’000 метров батарея Флерова дала залп 112 термитными ракетами по оршанскому железнодорожному узлу. В течение 7 секунд железнодорожная станция Орша была сметена с лица земли. Очевидцы рассказывали: «Над станцией взметнулось бушующее ревущее море огня. Горели не только танки и машины. Горела сама земля. Оставшиеся в живых немецкие солдаты в ужасе бежали кто куда, бросая оружие и технику».

Советские солдаты дали реактивным установкам БМ-13-16 (так с августа 1941 года официально назывались реактивные установки) имя «Катюша», а фашисты называли батарею Флерова «адской мясорубкой» и бросили на ее нейтрализацию огромные силы. В течение трех месяцев батарея Флерова крушила противника, уходя от ответного удара. 6 октября 1941 года, выходя по тылам противника из окружения, в районе деревни Богатырь Угранского района Смоленской области, батарея Флерова попала во вражескую засаду и приняла свой последний бой. При возникновении огневого контакта противник сразу пошел на сближение и вошел в «мертвую зону» БМ-13-16. Батарейцы, отбиваясь стрелковым оружием, взорвали «Катюши» и отступили в лес. Сам Иван Андреевич Флеров героически погиб в бою. 16 октября 46 солдат и офицеров батареи Флерова вышли из окружения в районе Можайска.

Значительную роль реактивные установки БМ-13-16 сыграли в Битве за Москву. При отражении вражеского наступления на столицу «Катюши» наносили сокрушительные удары по врагу, зачастую срывая его атаки. Так, например, в ноябре 1941 года 108-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора И. И. Биричева упорно оборонялась на Павло-Слободском плацдарме. Дивизию Биричева эффективно поддерживали 1-й и 18-й отдельные гвардейские минометные дивизионы БМ-13-16 в составе 16 реактивных установок с общим залпом в 256 реактивных снарядов М-13. Иван Иванович Биричев так описывал в своих воспоминаниях действие легендарных «Катюш»: «Гвардейские минометные дивизионы своими залпами наводили ужас на вражеских солдат. Услышав звук летящих реактивных снарядов и увидев огненные столбы взрывов, фашисты цепенели и не двигались с места». Также И. И. Биричев отмечает, что в тяжелых боях в начале декабря 1941 года вклинившийся противник был остановлен в районе Падиково, в значительной степени благодаря эффективной огневой поддержке 1-го и 18-го отдельных гвардейских минометных дивизионов «Катюш». Эффективность применения «Катюш» в оборонительных боях отмечалась во всей полосе Западного фронта, что было документально подтверждено штабом Западного фронта в ходе боевой проверки деятельности частей реактивной артиллерии в ноябре 1941 года.

С фронта непрерывным потоком лились заявки на увеличение численности реактивных установок. Стремясь выполнить фронтовой заказ, только к ноябрю 1941 года советская промышленность выпустила 456 «Катюш» БМ-13-16 на шасси ЗиС-6 и 15 установок БМ-13-16 на шасси ЗиС-5. К 6 декабря 1941 года в частях реактивной артиллерии Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов имелось около 500 «Катюш», которые приняли самое активное участие в контрнаступлении под Москвой. В наступательных операциях массированные залпы дивизионов и полков «Катюш» применялись для прорыва вражеской обороны. Как правило, вражеские укрепления сначала разрушала ствольная артиллерия, а затем на выскочивших из полуразрушенных дотов и дзотов фашистов обрушивались залпы реактивных установок. Хорошо видимые даже днем, широкие инверсионные следы ракет служили сигналом к атаке для советской пехоты.

В течение 1942 года выпуск «Катюш» на 10 заводах Москвы, Ленинграда, Урала непрерывно рос. Производство реактивных установок разворачивалось в условиях военного времени, без переналадки производства. Выпущенные на разных заводах БМ-13-16 значительно отличались друг от друга, что затрудняло их войсковую эксплуатацию и ремонт. К этому времени у военных накопились претензии к конструкционным характеристикам БМ-13-16.

С фронта поступали нарекания на слишком высокий угол минимального склонения направляющих, до +15°. Обладая таким углом, БМ-13-16 не могли вести огонь прямой наводкой для самообороны, и расчетам приходилось закапывать передний мост шасси в приямки для ведения огня прямой наводкой, что серьезно ограничивало мобильность ракетных батарей и дивизионов. Также армейцев не устраивало большое рассеивание снарядов М-13. Из-за укороченных до пяти метров направляющих и неравномерного горения твердотопливных пороховых шашек на максимальной дистанции в 8’470 метров снаряд М-13 отклонялся от прямой линии до 300 метров, что делало невозможным экономную и прицельную стрельбу по малоразмерным целям.

Для преодоления накопившихся проблем 21 апреля 1942 года прошло большое совещание с участием представителей всех заводов изготовителей, ГАУ и Наркомата минометного вооружения. Было принято решение об унификации и стандартизации (нормализации) рабочей документации, технологических процессов и ТТХ выпускаемых установок БМ-13-16. Было решено модернизировать конструкцию БМ-13-16: уменьшить угол минимального склонения направляющих до +7°, собирать пусковую (метательную) установку на подрамнике отдельно от шасси, забронировать бензобак и др. Получившаяся в результате унификации производства и модернизации конструкции пусковая установка получила индекс Н – нормализованная. Заводам-изготовителям рекомендовалось устанавливать модернизированную БМ-13-16Н (нормализованную) на шасси грузовиков ЗиС-6 или Studebaker US 6. В апреле 1943 года нормализованная установка БМ-13-16Н была принята на вооружение РККА. Модернизация коснулась не только пусковой установки, но и 132-мм реактивного снаряда М-13, отличавшегося большим разбросом из-за неравномерного горения ракетного топлива. Для устранения этого недостатка в апреле 1944 года на вооружение РККА был принят реактивный снаряд М-13-УК (улучшенная кучность). В его корпусе просверливалось 12 отверстий, через которые вырывался газ и раскручивал снаряд в полете вокруг своей оси. Благодаря эффекту «проворота снаряда» кучность попаданий реактивного снаряда М-13-УК улучшилась в 3 раза.

За годы войны советской промышленностью было выпущено 6’800 боевых машин БМ-13-16 на 17 шасси различных марок, как отечественных, так и иностранных производителей. Более половины «Катюш» были установлены на шасси Studebaker US6, так как этот грузовик обладал приемлемой мощностью, проходимостью и грузоподъемностью. Для того, чтобы выдержать большую нагрузку во время движения и, особенно, во время стрельбы, рама грузовика Studebaker US6 перед монтажом пусковой установки М-13-16 дополнительно усиливалась. Для защиты кабины автомобиля от реактивной струи ракет она укрывалась специальными бронещитками.

Для наведения ракет на цель до 1944 года использовался специальный прицел «минометного» типа МП-41, начиная с 1945 года стал использоваться прицел с панорамой Герца, унифицированный с прицелом пушки ЗиС-3.

Всего за годы войны советской промышленностью было выпущено несколько типов реактивных установок, отличавшихся калибром снарядов: БМ-13-16 «Катюша» (132-мм снаряд) – 6800 единиц, БМ-8 (82-мм снаряд) – 2400 единиц, БМ-31-12 «Андрюша» (300-мм снаряд) – 1800 единиц; изготовлено реактивных снарядов М-13 «Катюша» – 6’970’000 штук, М-8 – 5’750’700 штук, М-30 и М-31 – более 1’500’000 штук.

В нашем музее представлена «Катюша» БМ-13-16 раннего выпуска, так называемая «ненормализованная», на шасси полученного по ленд-лизу грузовика Studebaker US6.

Читать еще:  Новости Су-9 - истребитель-перехватчик

Тактико-технические характеристики БМ-13-16Н на шасси Studebaker US6:

Рассказы об оружии. БМ-13Н «Катюша» (14 фото)

Происхождение названия «Катюша» до сих пор является предметом расследований. Будем придерживаться того, которое гласит, что «Катюша» — от «Проекта К», под грифом которого на заводах имени Коминтерна в Воронеже и «Компрессор» в Москве началась сборка этих машин.

Первые «Катюши» выпускались на базе автомобиля ЗИС-5 и получили название БМ-13. Предмет же нашего рассказа был выпущен в 1943 году на базе автомобиля «Студебекер US6» и имел название БМ-13Н.

Шасси.

«Studebaker US6», или, как его окрестили у нас, «Студер», был интересной машиной. Он не состоял на вооружении американской армии. Это произошло из-за того, что двигатель Hercules JXD не проходил по принятым в те времена стандартам, вследствие чего корпорация «Студебеккер» проиграла конкурс другим компаниям. Поэтому большая часть выпускающейся продукции шла в другие страны.

В СССР по ленд-лизу было поставлено около 100 000 этих грузовиков.

Отличался повышенной проходимостью и грузоподъёмностью, имел полный привод на все три оси. Кроме полноприводной модели US6x6, в СССР поставлялся и US6x4 с колёсной формулой 6 × 4, но в меньших количествах.

Снаряд.

М-13. Собственно, доработанный авиационный РС-132, неплохо зарекомендовавший себя в конфликтах на озере Хасан и Халхин-Голе.
По сравнению с авиационным прародителем, М-13 имел большую дальность полета и значительно более мощную боевую часть. Увеличение дальности полета было достигнуто за счет увеличения количества ракетного топлива, для этого потребовалось удлинить ракетную и головную части реактивного снаряда на 48 см. Снаряд М-13 имел несколько лучшие, чем РС-132, аэродинамические характеристики, что позволило получить более высокую кучность.
Основным производителем снарядов стал московский завод имени Владимира Ильича (сегодня — ОАО «ЗВИ»).
Дальность полета снаряда М-13 достигала 8470 м, но при этом имело место весьма значительное рассеивание. По таблицам стрельбы 1942 года, при дальности стрельбы 3000 м боковое отклонение составляло 51 м, а по дальности — 257 м.
В 1943 году был разработан модернизированный вариант реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК (улучшенной кучности). Для повышения кучности стрельбы у снаряда М-13-УК в переднем центрирующем утолщении ракетной части сделали 12 отверстий, через которые во время работы ракетного двигателя выходила часть пороховых газов, приводящая снаряд во вращение.
Дальность полета снаряда при этом несколько уменьшилась (до 7,9 км), зато улучшение кучности привело к уменьшению площади рассеивания и к возрастанию плотности огня в 3 раза по сравнению со снарядами М-13.

Пусковая установка.

[ Система наводки ПУ. Просто до безобразия. ]

В ходе войны производство пусковых установок в срочном порядке было развернуто на нескольких предприятиях, обладавших различными производственными возможностями, в связи с этим в конструкцию установки вносились более или менее существенные изменения. Дошло до того, что одновременно в войсках использовалось до десяти разновидностей пусковой установки БМ-13, что затрудняло обучение личного состава и отрицательно сказывалось на эксплуатации боевой техники.

По этим причинам была разработана и в апреле 1943 года принята на вооружение унифицированная пусковая установка БМ-13Н, при создании которой конструкторы критически проанализировали все детали и узлы в целях повышения технологичности их производства и снижения стоимости, в результате чего все узлы получили самостоятельные индексы и стали универсальными.
Каждые две направляющие соединялись, образуя единую конструкцию, именовавшуюся «спаркой». В конструкцию установки был введен новый узел — подрамник. Подрамник позволил вести сборку всей артиллерийской части пусковой установки на шасси любой марки автомобиля или гусеничное шасси при минимальной доработке последней.

[ Кстати, это единственный в России экземпляр машины, на котором этот прибор присутствует. ]

На месте командира боевой машины, на передней панели был смонтирован прибор, который носил название «пульт управления огнем» (ПУО). От него шел жгут проводов к специальному аккумулятору и к каждой направляющей.
При одном обороте рукоятки ПУО происходило замыкание электроцепи, срабатывал пиропатрон, помещенный в передней части ракетной камеры снаряда, воспламенялся реактивный заряд и происходил выстрел. Темп стрельбы определялся темпом вращения рукоятки ПУО. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7—10 секунд.

Конструкция пусковой установки допускала ее передвижение в заряженном состоянии с довольно высокой скоростью (до 40 км/ч) и быстрое развертывание на огневой позиции, что способствовало нанесению внезапных ударов по противнику.
Созданием этой пусковой установки была окончательно завершена отработка серийной боевой машины БМ-13. В таком виде она и провоевала до конца войны.

Исключительная эффективность действий батарей БМ-13 способствовали быстрому наращиванию темпов производства. Уже с осени 1941 года на фронтах действовало 45 дивизионов трехбатарейного состава по четыре пусковых установки в батарее.
По мере поступления боевой техники от промышленности началось формирование полков реактивной артиллерии, состоявших из трех дивизионов, вооруженных пусковыми установками БМ-13 и зенитного дивизиона. Полк имел 1414 человек личного состава, 36 пусковых установок БМ-13 и 12 зенитных 37-мм пушек. Залп полка составлял 576 снарядов калибра 132мм. При этом живая сила и боевая техника противника уничтожалась на площади свыше 100 гектаров. Напрочь.

Официально полки назывались гвардейскими минометными полками артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.
Первоначально реактивная артиллерия применялась аналогично ствольной. Преимущество «Катюш» было в возможности выйти на рубеж уже с заряженными ПУ, произвести залп и уйти с «засвеченной» позиции.
Но для этого тоже приходилось шаманить с бубном и весьма основательно. Сначала на позиции выходили разведчики-корректировщики, которые производили соответствующие расчёты, кстати, довольно сложные, поскольку приходилось учитывать не только расстояние до цели, скорость и направление ветра, но даже температуру воздуха, которая тоже влияла на траекторию полёта ракет.

После того как все вычисления были сделаны, машины выдвигались на позицию, производили несколько залпов (обычно не более пяти) и быстро мчались в тыл. Промедление в этом случае и впрямь было подобно смерти — немцы старались сразу накрыть место, откуда стреляли реактивные миномёты, ответным артиллерийским огнём.
Во время наступления тактика применения «катюш», окончательно отработанная к 1943 г. и до конца войны применявшаяся повсеместно, была такой: в самом начале наступления, когда требовалось взломать глубоко эшелонированную оборону врага, артиллерия образовывала так называемый «огневой вал». В начале обстрела все гаубицы (зачастую и тяжёлые самоходки) и реактивные миномёты обрабатывали первый рубеж обороны.
Затем огонь переносили на укрепления второй линии, а атакующая пехота занимала окопы и блиндажи первой. После этого огонь переносился на третий рубеж, а пехотинцы тем временем занимали второй. Благодаря хорошей, если не отличной проходимости «Студера», «Катюши» могли следовать фактически за САУ поддержки, выгодно отличаясь в этом плане от гаубиц крупного калибра, для перебазирования которых требовалось больше времени.

Боевой расчет БМ-13Н:
1. Командир расчета (обычно он же и наводчик)
2. Водитель
3. Заряжающий (2-4 человека).

Да, дальнобойность 122-мм и 152-мм гаубиц была выше, чем у БМ-13. Но тут стоит принять в расчет моральный и психологический аспекты. Артиллерия не вызывала такой паники у немцев, как игра «Сталинских органов». И такого воодушевления у наших бойцов.

«Наступаем? А «Катюши» будут?» — нормальный вопрос того времени.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector