0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ближе к земле («Time», США, 31 июля 1944 года)

Ближе к земле («Time», США, 31 июля 1944 года)

Земля, по которой Красная Армия с боями продвигается в центральную Польшу и к балтийскому побережью, уже не русская, равно, как и небо. Но русские господствуют в этом небе. ВВС Красной Армии овладели им не менее решительно, чем сухопутные войска — сушей.

На прошлой неделе на южном передовом наблюдательном посту маршал Иван Конев, плотный человек без единого волоска на голове, давал инструктаж своим командирам. Нежный аромат цветущих яблонь отравляло зловоние высоковзрывчатых веществ и мертвых тел. Маршал говорил о новой мощи авиации Красной Армии и о ее основной функции: тесной, самоотверженной поддержке сухопутных сил. В это же время звенья штурмовиков пролетали над яблонями в сторону фронта, чтобы громить немецкую пехоту, огневые позиции и танки.

Изможденные, слабеющие люфтваффе пытались отражать напор, но тщетно. Из Москвы сообщили, что за один день было сбито 128 немецких самолетов. О том, как авиация проложила путь танкам и пехоте Конева, — отдельный рассказ.

В одном только Двинске было уничтожено девять немецких эшелонов. Вагоны с боеприпасами, развороченные русскими бомбами, взрывались, распространяя огонь и разрушения. Немецкие войска, отступавшие в направлении Варшавы, поливали свинцом штурмовики, средние бомбардировщики и истребители, среди них — ‘Аэрокобры’, ‘Бостоны’ и вооруженные пушками ‘Митчеллы’, произведенные в США и управляемые русскими пилотами.

Бремя и благодарность

Есть один человек, имеющий большее, чем кто-либо еще, право ликовать при вестях о триумфе красной воздушной мощи. Спасение и восстановление ВВС после того, как нападение Германии вывело из строя почти всю авиацию, не было работой одного человека. Но один человек взвалил на свои плечи самое тяжелое бремя, и в России он получает львиную долю благодарности. Это командующий ВВС РККА маршал Александр Александрович Новиков.

Москва не сообщает, где Новиков был на прошлой неделе — но, вероятно, он, как обычно, в бешеном темпе перемещается между аэродромами, смотрит, чем живут его пилоты, болтает с ними и подбадривает их. Будь его воля, 42-летний маршал Новиков несомненно сам бы летал на боевые задания. Но этого не разрешает его друг Иосиф Сталин. Как и другим высшим чинам авиации, рисковать жизнью в бою Новикову запрещено.

За несколько лет до войны Кремль хранил все сведения, касающиеся его авиации, под столь плотной завесой тайны, что иностранные наблюдатели и даже журналисты, работавшие в СССР, не имели представления о том, на чем и как летают русские, и что они будут делать в случае войны.

Даже после того, как Советский Союз начал получать по ленд-лизу американскую технику, русские оставались подозрительными и держали рот на замке. Когда союзники начали брать верх, русские стали ощутимо свободнее раскрывать информацию. Хотя, в отличие от американцев, они не сообщают общественности о своих новейших боевых самолетах, основные контуры развития русской авиации прояснились.

В отличие от политических уклонов, неортодоксальное военное мышление никогда не подвергалось в России наказанию. В 1930-е годы советская теория воздушной войны характеризовалась смелыми идеями. Именно русский, Амирагов, был одним из первых стратегов, заявивших, что современная война должна начинаться согласованным ударом танков и авиации. Немцы разрабатывали ядро своей стратегии блицкрига, но вся остальная Европа не уделяла этому особого внимания. Русские первыми провели крупномасштабные эксперименты с массовой высадкой воздушного десанта и одними из первых — с десантными планерами. Но именно немцы первыми применили эту тактику в бою. В какой-то момент русские эксперименты прервались.

Гражданская война в Испании была лабораторией как для России, так и для стран оси. Русские наблюдали за репетицией германского блицкрига как с военным, так и политическим интересом; при Гвадалахаре их самолеты разгромили итальянские танки, впервые продемонстрировав возможности штурмовой авиации. Но их самолеты устарели. Советские конструкторы и производители не поспевали за теоретиками. К началу финской войны русские самолеты были еще сыроватыми, и основную работу выполняла старая добрая артиллерия.

Но уроки Испании и Финляндии не прошли даром. Конструкция советских самолетов совершенствовалась, а заводы перешли к производству новых типов. Когда этот процесс был в самом разгаре, на страну напал Гитлер.

Нападение Германии в июне 1941 г. застало ВВС Красной Армии врасплох. Огромное число красных самолетов было уничтожено на земле. В воздухе немцы превосходили русских по численности, вооружению и технике. Неравные бои шли вплоть до зимы, когда на фронтах началось затишье. Шасси русских самолетов позволяли легко установить лыжи вместо колес, а их техники знали, как не дать замерзнуть двигателям и маслу. Немцам в условиях зимы оставалось только горько причитать. В тот год русская зима погубила больше немецких самолетов, чем русская авиация.

К тому времени, как вернулась невыгодная теплая погода, по ленд-лизу начали прибывать американские и английские самолеты. Но конвои союзников, направлявшиеся в Мурманск, несли страшные потери от самолетов люфтваффе, действовавших из Норвегии и Финляндии. Значительную часть поставок по ленд-лизу пришлось перенаправить по длинному маршруту через Персидский залив. Русские не сдавались. Они разобрали авиационные заводы, лежавшие на пути вермахта, перевезли из в тыл и вновь собрали их там.

Под Сталинградом немцы еще обладали превосходством в воздухе. Но Сталинград стал переломом в войне, в том числе, в воздушной. Русские получали все больше самолетов со своих заводов и по ленд-лизу. Постоянно улучшалась конструкция самолетов и подготовка летчиков. Американские и британские ВВС начинали громить люфтваффе на их заводах и в воздухе. Когда на запад покатилось великое контрнаступление, можно было сказать, что русские добились равенства в воздухе.

‘К черту ненужные безделушки’

За это Иосиф Сталин должен был поблагодарить четырех человек. Генерал-майоров и Героев социалистического труда конструкторов Сергея Ильюшина и Александра Яковлева, народного комиссара авиационной промышленности Алексея Шахурина и маршала Александра Новикова. Новиков говорил Ильюшину и Яковлеву, какие ему нужны самолеты, два конструктора создавали их на своих чертежных досках, Шахурин их строил.

На момент гитлеровского нападения Новиков был начальником штаба ВВС Красной Армии, ответственным за планирование. На него легла ответственность за спасение авиации от уничтожения. По сути, Новиков сказал: ‘Делайте для нас истребители. Улучшайте нынешние модели и стройте их как можно скорее. К черту ненужные безделушки. К черту все лишние детали. Нам нужны самолеты, которые могут летать и стрелять. Пилоты у нас есть. Те, у кого недостаточная подготовка, доучатся в бою. Потери будут большими, но люди у нас есть, и так мы будем работать’. В поле зрения Иосифа Сталина Новиков впервые попал в 1939 г., на совещании, где обсуждались способы и средства укрепления красной воздушной мощи. Новикова, которого незадолго до этого перевели в авиацию из пехоты, на совещание привел маршал Семен Тимошенко, называвший его ‘Шуриком’. Решительные речи и разумные идеи молодого человека впечатлили Сталина, и они стали друзьями. В 1942 г. Шурик заменил на посту командующего ВВС генерала Якова Смушкевича; в следующем году он был произведен в маршалы, став первым красным авиатором, получившим это звание. Сегодня он — Главный маршал авиации.

Читать еще:  Боевое применение Проект 1164 «Атлант» - ракетные крейсера типа «Слава»

У России было какое-то количество тяжелых бомбардировщиков в ангарах, а еще более совершенные красовались на чертежных досках. В начале 1943 г. было совершено несколько пробных налетов на Восточную Пруссию и Плоешти. Однако Новиков отказался от идеи создания мощной дальней авиации. Разработка самолетов и необходимого оборудования, а также обучение экипажей навигации, радиосвязи и ведению бомбежек было бы непосильным трудом.

Россия торопилась, положение было отчаянным. Ей были нужны самолет для скорой расплаты — истребители для борьбы с вражескими бомбардировщиками и штурмовики для того, чтобы громить танки, пехоту и все остальные мелкие цели. Новиков решил, что главной задачей авиации будет плотная поддержка сухопутных сил. Ни на что больше времени не было.

Самый знаменитый боевой самолет России, являющийся ее самым весомым вкладом в тактику воздушной поддержки, — это ‘Штурмовик’+ Ильюшина. Он вооружен пушками, пулеметами, ракетами и бомбами в разных, но всегда мощных комбинациях. Не очень быстрый и не сверхманевренный, он имеет прочную броню для защиты от пулеметного огня. Он наиболее эффективен на высоте в 150 футов или ниже — его практически невозможно подбить из крупнокалиберных зенитных орудий. Для защиты от истребителей противника штурмовики летают в сопровождении своих истребителей. Штурмовики, действуя согласованно с мощной русской артиллерией, сыграли огромную роль в разгроме немцев.

Истребители Яковлева (из которых последним был рассекречен Як-9) обычно считаются лучшими в России. В связи с дефицитом материалов и производственными затруднениями и ‘Яки’ и штурмовики делаются частично из дерева. Несмотря на такой примитив, это надежные самолеты: кроме того, ‘Як’ легок и быстро набирает высоту. Его нельзя назвать аэродинамическим красавцем, в отличие от немецкого FW-190 или американского ‘Мустанга’, но немцы относятся к ‘Якам’ и их неистовым пилотам с огромным уважением.

Еще одну серию хороших русских истребителей создал Семен Лавочкин. В 1942 г. Ильюшин, Яковлев и Лавочкин получили по премии в 30 000 долларов и звание ‘создателей сталинской авиации’.

Русские пилоты с невероятной теплотой относятся к американским истребителям ‘Аэрокобра’ фирмы ‘Белл’. ‘Кобрушек’, как они ласково называют этот самолет, у них более 4000. Критика, которой ‘Кобрушек’ подвергли в США за то, что они не могут летать на большой высоте, нимало не смутила русских. Как и любые другие тактические силы, русские ведут большую часть воздушных боев на высоте ниже 15 000 футов. Практически все самые удачливые красные асы летают на ‘Аэрокобрах’. Ведущий ас союзников полковник Александр Покрышкин, который недавно сбил своего 59-го нациста, одержал 48 побед на истребителе Белла.

Этим людям не до шуток

Огромное большинство пилотов — простые деревенские ребята. Они летают уверенно и ярко. По сравнению с американскими пилотами они кажутся старше и крупнее. В них мало юношеского задора, они не считают себя красавчиками. Учеба и идеологическая обработка сделала их серьезными людьми, делающими серьезную работу. Они не бесшабашны в смысле сознательной игры с опасностью, но, в отличие от американских летчиков, их не окружает столько мер и средств безопасности.

По сути, их отношение к опасности таково, что ее нужно избегать, но не в том случае, если ты спешишь или поглощен чем-то другим. Некоторые наблюдатели говорят, что они летают на своих самолетах ‘так же, как скачут казаки’. Кажется, они могут выполнить любое количество заданий без видимой усталости. Немногие из них слышали о таких недугах прихотливых пилотов, как психоневрозы.

Их боевой дух высок — сегодня еще выше, чем когда бы то ни было. Александра Новикова ценят и уважают. Маршал так часто посещает части, что большинство пилотов видело его хотя бы издалека.

Американцы, встречавшиеся с Новиковым, отзываются о нем как о ‘восхитительном человеке’. Это настоящий русский красавец с мягкими чертами лица и короткой стрижкой. Его, человека, не знающего хитрости, раздражает чужая хитрость; он любит выкладывать карты на стол, насколько это позволяют строгости советской политики. Когда Новиков в Москве, его рабочий день обычно начинается в полдень, а заканчивается не раньше полуночи. Каждую свободную минут он посвящает чтению книг о воздушной войне из своей большой библиотеки.

Портреты Новикова красуются в аэропортах страны от Харькова до Алма-Аты, но его имя редко появляется в советских газетах. Как и другие высокопоставленные красные деятели, он оберегает свою частную жизнь. Он любит общество и застолья; когда у него есть время, он появляется на вечерах со своей женой-блондинкой и пьет водку do dna. Форма сидит на нем безупречно.

Помимо всех своих прочих достоинств, Новиков — дипломат. Некоторых из своих самых способных сотрудников, чьи таланты он мог бы использовать на родине, Новиков отправил в Вашингтон для оказания мягкого, но постоянного давления с целью увеличения поставок самолетов в Россию по ленд-лизу. В настоящее время с базы ВВС США в Грейт-Фолс, Монтана, откуда самолеты перегоняются в Россию через Аляску и Сибирь, ежегодно отправляется несколько тысяч единиц техники. Предполагается, что СССР производит порядка 30 000 самолетов в год. Эти цифры, по контрасту с сокращающимися объемами производства в Германии, служат достаточным свидетельством того, что ВВС Красной Армии (при существенной материальной и боевой — в небе Европы — помощи союзников) выиграли войну в воздухе. Если бы она была проиграна, то Россия проиграла бы и саму войну.

Читать еще:  Файлы Проект 38 - лидеры эскадренных миноносцев типа «Минск»

Ближе к земле («time», сша, 31 июля 1944 года)

Статья опубликована 31 июля 1944 года

Почва, по которой Красная Армия с боями продвигается в центральную Польшу и к балтийскому побережью, уже не русская, равняется, как и небо. Но русские господствуют в этом небе. ВВС Красной Армии овладели им не меньше решительно, чем сухопутные армии — сушей.

Несколько дней назад на южном передовом наблюдательном посту маршал Иван Конев, плотный человек без единого волоска на голове, давал инструктаж своим начальникам. Ласковый запах цветущих яблонь отравляло зловоние высоковзрывчатых мёртвых тел и веществ. Маршал сказал о новой мощи авиации Красной Армии и о ее главной функции: тесной, самоотверженной помощи сухопутных сил.

Одвременно с этим звенья штурмовиков пролетали над яблонями в сторону фронта, дабы громить германскую пехоту, танки и огневые позиции.

Изможденные, слабеющие люфтваффе пробовали отражать напор, но тщетно. Из Москвы сказали, что за один сутки было сбито 128 германских самолетов. О том, как авиация проложила путь пехоте и танкам Конева, — отдельный рассказ. Статья опубликована 31 июля 1944 года

Почва, по которой Красная Армия с боями продвигается в центральную Польшу и к балтийскому побережью, уже не русская, равняется, как и небо. Но русские господствуют в этом небе. ВВС Красной Армии овладели им не меньше решительно, чем сухопутные армии — сушей.

Несколько дней назад на южном передовом наблюдательном посту маршал Иван Конев, плотный человек без единого волоска на голове, давал инструктаж своим начальникам. Ласковый запах цветущих яблонь отравляло зловоние высоковзрывчатых мёртвых тел и веществ. Маршал сказал о новой мощи авиации Красной Армии и о ее главной функции: тесной, самоотверженной помощи сухопутных сил.

Одвременно с этим звенья штурмовиков пролетали над яблонями в сторону фронта, дабы громить германскую пехоту, танки и огневые позиции.

Изможденные, слабеющие люфтваффе пробовали отражать напор, но тщетно. Из Москвы сказали, что за один сутки было сбито 128 германских самолетов. О том, как авиация проложила путь пехоте и танкам Конева, — отдельный рассказ.

В одном лишь Двинске было стёрто с лица земли девять германских эшелонов. Вагоны с снарядами, развороченные русскими бомбами, взрывались, распространяя разрушения и огонь. Германская армия, отступавшие в направлении Варшавы, поливали свинцом штурмовики, средние истребители и бомбардировщики, среди них — Аэрокобры, Бостоны и вооруженные пушками Митчеллы, произведенные в Соединенных Штатах и управляемые русскими пилотами.

благодарность и Бремя

Имеется один человек, имеющий большее, чем кто-либо еще, право ликовать при вестях о успехе красной воздушной мощи. восстановление и Спасение ВВС по окончании того, как наступление Германии вывело из строя практически всю авиацию, не было работой одного человека. Но один человек взвалил на собственные плечи самое тяжелое бремя, и в Российской Федерации он приобретает львиную долю признательности.

Это командующий ВВС РККА маршал Александр Александрович Новиков.

Москва не информирует, где Новиков был несколько дней назад — но, возможно, он, как в большинстве случаев, в свирепом темпе перемещается между аэропортами, наблюдает, чем живут его пилоты, болтает с ними и подбадривает их. Будь его воля, 42-летний маршал Новиков без сомнений сам бы летал на боевые задания. Но этого не разрешает его приятель Иосиф Сталин.

Как и вторым высшим чинам авиации, рисковать судьбой в сражении Новикову не разрещаеться.

За пара лет до войны Кремль хранил все сведения, касающиеся его авиации, под столь плотной завесой тайны, что зарубежные наблюдатели а также журналисты, трудившиеся в СССР, ничего не знали о том, на чем и как летают русские, и что они будут делать при войны.

Кроме того по окончании того, как СССР начал приобретать по ленд-лизу американскую технику, русские оставались странными и держали рот на замке. В то время, когда союзники начали побеждать , русские стали ощутимо свободнее раскрывать данные. Не смотря на то, что, в отличие от американцев, они не информируют общественности о собственных новейших боевых самолетах, главные контуры развития русской авиации прояснились.

В отличие от политических уклонов, неортодоксальное военное мышление ни при каких обстоятельствах не подвергалось в Российской Федерации наказанию. В 1930-е годы советская теория воздушной войны характеризовалась храбрыми идеями. Как раз русский, Амирагов, был одним из первых стратегов, заявивших, что современная война обязана начинаться согласованным ударом танков и авиации. Немцы разрабатывали ядро собственной стратегии блицкрига, но вся другая Европа не уделяла этому особенного внимания.

Русские первыми совершили широкомасштабные опыты с массовой высадкой воздушного десанта и одними из первых — с десантными планерами. Но как раз немцы первыми применили эту тактику в сражении. В какой-то момент русские опыты прервались.

Гражданская война в Испании была лабораторией как для России, так и для государств оси. Русские следили за репетицией германского блицкрига как с армейским, так и политическим интересом; при Гвадалахаре их самолеты разгромили итальянские танки, в первый раз показав возможности штурмовой авиации. Но их самолеты устарели.

производители и Советские конструкторы не поспевали за теоретиками. К началу финской войны русские самолеты были еще сыроватыми, и главную работу делала ветхая хорошая артиллерия.

Но уроки Финляндии и Испании не остались без следа. Конструкция советских самолетов совершенствовалась, а фабрики перешли к производству новых типов. В то время, когда данный процесс был в самом разгаре, на страну напал Гитлер.

Наступление Германии в июне 1941 г. застало ВВС Красной Армии неожиданно. Очень много красных самолетов было стёрто с лица земли на земле. В воздухе немцы превосходили русских по численности, оружию и технике. Неравные битвы шли впредь до зимы, в то время, когда на фронтах началось затишье. Шасси русских самолетов разрешали легко установить лыжи вместо колес, а их техники знали, как не разрешить замёрзнуть маслу и двигателям.

Немцам в условиях зимы оставалось лишь горько причитать. В тот год русская зима погубила больше германских самолетов, чем русская авиация.

К тому времени, как возвратилась невыгодная теплая погода, по ленд-лизу начали прибывать американские и британские самолеты. Но конвои союзников, направлявшиеся в Мурманск, несли ужасные утраты от самолетов люфтваффе, действовавших из Финляндии и Норвегии. Большую часть поставок по ленд-лизу было нужно перенаправить по долгому маршруту через Персидский залив. Русские не сдавались.

Читать еще:  Фотографии Ан-2 - легкий транспортный самолет

Они разобрали авиационные фабрики, лежавшие на пути вермахта, перевезли из в тыл и снова собрали их в том месте.

Под Сталинградом немцы еще владели превосходством в воздухе. Но Сталинград стал переломом в войне, а также, в воздушной. Русские приобретали все больше самолетов со собственных фабрик и по ленд-лизу. Неизменно улучшалась подготовка лётчиков и конструкция самолётов.

Американские и английские ВВС начинали громить люфтваффе на их фабриках и в воздухе. В то время, когда на запад покатилось великое наступление, возможно было заявить, что русские добились равенства в воздухе.

К линии ненужные вещи

За это Иосиф Сталин должен был поблагодарить четырех человек. Генерал-майоров и Храбрецов соцтруда Александра Сергея яковлева и конструкторов Ильюшина, министра авиационной индустрии Алексея Шахурина и маршала Александра Новикова. Новиков сказал яковлеву и Ильюшину, какие конкретно ему необходимы самолеты, два конструктора создавали их на собственных чертежных досках, Шахурин их строил.


На момент гитлеровского нападения Новиков был начальником штаба ВВС Красной Армии, важным за планирование. На него легла ответственность за спасение авиации от уничтожения. По сути, Новиков сообщил: Делайте для нас истребители. Улучшайте нынешние модели и стройте их как возможно скорее. К линии ненужные вещи.

К линии все лишние подробности. Нам необходимы самолеты, каковые смогут летать и стрелять. Пилоты у нас имеется. Те, у кого недостаточная подготовка, доучатся в сражении.

Утраты будут громадными, но люди у нас имеется, и без того мы будем трудиться. В поле зрения Иосифа Сталина Новиков в первый раз попал в 1939 г., на заседании, где обсуждались средства и способы упрочнения красной воздушной мощи. Новикова, которого незадолго до этого перевели в авиацию из пехоты, на заседание привел маршал Семен Тимошенко, именовавший его Шуриком. разумные идеи и Решительные речи молодого человека впечатлили Сталина, и они стали приятелями.

В 1942 г. Шурик заменил на должности командующего ВВС генерала Якова Смушкевича; в следующем году он был произведен в маршалы, став первым красным авиатором, взявшим это звание. Сейчас он — Основной маршал авиации.

Большая земля (1944)

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

От редакции: Об этом ожесточённом бое, случившемся между советскими и американскими самолетами в небе Югославии, и в котором учавствовал будущий Главком…

3 июля 1830 года русский гарнизон в 500 человек при двух орудиях под командой генерала Гессе приступил к обороне крепости Гагры в Абхазии. Изюминкой…

Еще один ветхий фильм о отечественном будущем. Аннотация: Необыкновенное заболевание перевоплотило все население планеты в зомби-вампиров. Только врач…

Страно, но факт – морское сражение, прошедшее в Желтом море 28 июля 1904 года, по сию пору остается довольно неизвестным для широкого круга читателей….

Финиш августа пятнадцатого года выдался урожайным на грибы. В трёх верстах от Пскова, где разместилась Эскадра Воздушных Судов, грибы таскали огромными…

Стояла жёсткая зима. В окна вагона встречный ветер бросал пригоршнями колючие снежинки, мимо проносились заснеженные поля, одетые в серебристый иней…

Боже мой! («Time», США)

Заход на цель был недолгим: шли по прямой. В 9:15 утра майор Томас Фереби (Thomas Ferebee) нажал на кнопку сброса, и единственная бомба устремилась к земле через субстратосферу. Командир, полковник Пол Уорфилд Тиббетс (Paul Warfield Tibbets), снова взял управление на себя: пока он разворачивал самолет бортом к Хиросиме, десять пар глаз вглядывались в плексигласовые иллюминаторы. Прошло меньше минуты. Затем яркое утреннее солнце затмила еще более ослепительная белая вспышка. Сияние было столь мощным, что у экипажа «Суперкрепости» под названием «Энола Гей» (Enola Gay) потемнело в глазах, даже несмотря на темные очки.

Первая в мире атомная бомба была сброшена. Через несколько секунд после вспышки «Энолу Гей», находившуюся уже в нескольких милях, настигла ударная волна; самолет резко тряхнуло, словно рядом разорвался гигантский зенитный снаряд. У людей, только что открывших новую эпоху в истории человечества, вырвалось не слишком оригинальное, но потрясенное «Боже мой!»

Раньше в Хиросиме жило 344 тысячи человек, еще несколько тысяч обслуживало близлежащие военные склады.

Один японский капрал, служивший в штабе Центрального военного округа, находился в гостинице и высунулся в окно, услышав гул моторов над головой. «Я взглянул вверх, — рассказал он в интервью Токийскому радио, — и тут же меня ослепила яркая, как молния, вспышка, охватившая все небо. Инстинктивно я бросился внутрь, чтобы укрыться, и меня чудесным образом накрыло порванным одеялом. Я изо всех сил прижал его к себе. Через несколько минут я оказался на улице. Повсюду были мертвые и раненые. Некоторые были раздуты и обуглены, — ужасное зрелище — одежда сорвана, ноги и тело покрыты огромными волдырями от ожогов. Вся растительность, от травы до деревьев, погибла».

Много часов — даже после того, как Тиббетс уже получил награду за свой подвиг (deed в оригинале — прим. пер.) — Хиросиму накрывало гигантское грибовидное облако дыма и пыли. Когда, наконец, самолетам-разведчикам удалось сделать аэрофотосъемку, выяснилось, что на пространстве в 4,1 квадратные мили — 60% площади городской застройки — все уничтожено взрывом и пожаром. Воронки, которая приняла бы на себя немалую часть ударной волны, не было: бомба взорвалась высоко над землей. Сколько десятков тысяч жителей Хиросимы погибло, пока неизвестно — и возможно, не станет известно никогда.

Улучшенный вариант

Три дня спустя на аналогичное задание вылетела другая «Суперкрепость» — «Великий художник» (Great Artiste). Майора Чарльза У. Суини (Charles W. Sweeney) ждал нелегкий перелет до Японии: погода была плохая. Основная цель была полностью закрыта облаками. Когда самолет достиг второй цели из списка — Нагасаки, горючего оставалось только на один заход. Летчики летели по приборам, но затем в облаках появился просвет, и бомбардир, капитан Кермит К. Бихан (Kermit K. Beahan), смог произвести визуальное бомбометание.

Эта бомба была мощнее той, что сбросили на Хиросиму. Кроме того, по словам офицеров сухопутных войск и ВМС, она была усовершенствована (как именно — военная тайна) настолько, что первую бомбу по сравнению с ней можно считать устаревшей. Взрыв произошел над самой землей или на земле, оставив ужасную воронку. Уничтожена была лишь одна квадратная миля территории этого портового города на острове Кюсю, но по словам специалистов, бомба обладала большей разрушительной силой, чем первая.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector